Перейти к основному содержимому

Вестник СФИ

Свет Христов просвещает всех

Выпуск 35 (лето 2020)

В 35-й выпуск Вестника СФИ вошли статьи по истории церкви, миссиологии, катехетике и гомилетике, межконфессиональным отношениям и церковно-общественным вопросам, а также обзоры, аннотации, рецензии.

Содержание выпуска

Редакция «Вестника СФИ» хранит благодарную память об Анатолии Андреевиче Красикове, члене редакционного совета «Вестника СФИ», который отошел ко Господу весной нынешнего года. Памятными словами, посвященными его жизненному пути, открывается очередной, 35-й выпуск журнала. 

Первый раздел История Церкви включает статью Джорджа Т. Косара, в которой исследуется деятельность Поместного собора 1917-1918 годов, направленная на достижение соборности и установление ее как организационного и духовного принципа; а также заключительную часть статьи Владимира Черняева о Зарубежной России (начало статьи опубликовано в 34-м номере «Вестника СФИ»).

Раздел Миссиология, катехетика и гомилетика начинается статьей Кирилла Мозгова, которая посвящена таким универсальным принципам катехизации, как церковность; единство веры, молитвы и жизни; этапность. В статье Олеси Сидоровой на примере раннехристианских источников II-V веков рассматривается вопрос свидетельства о вере в Церковь оглашаемым. Священник Даниил Яковов исследует влияние персонажей языческого эпоса на миссионерскую деятельность среди коренных и малочисленных народов Севера. В статье 
Натальи Мызниковой анализируется состояние проповедничества в России во второй половине XIX века по материалам журнала «Руководство для сельских пастырей». 

Раздел Церковь и общество представлен тремя материалами. Статья Аристотеля Папаниколау посвящена проблеме взаимосвязи между христианским призванием и жизнью современного общества. В статье Юлии Балакшиной та же тема продолжена на материале деятельности группы «32-х» петербургских священников, пытавшихся установить церковно-общественные отношения в России начала ХХ века. Исследование Юлии Штонды посвящено концепции «безрелигиозного христианства» Дитриха Бонхёффера, имеющей в своей основе мысль о служении христианской церкви в современном мире, ставшем безрелигиозным.

Раздел Межконфессиональные отношения включает статью Александра Галкина о деятельности митрополита Никодима (Ротова) по развитию межконфессиональных связей в первую очередь на базе Ленинградской епархии и статью Андрея Кострюкова, посвященную отношению РПЦЗ к экуменическому движению и инославию при митрополите Филарете (Вознесенском).

В разделе Публикация архивных документов вводится в научный оборот письмо настоятеля Свято-Георгиевского храма Самарканда протоиерея Петра Княжинского епископу Гурию (Егорову), написанное в 1948 году; оно поднимает вопрос о необходимости подготовки к крещению детей. 

Раздел Обзоры, аннотации, рецензии включает обзор конференции «Feeling Alive. Mission and Young People in Central and Eastern Europe. Чувствуя себя живым. Миссия и молодежь в Центральной и Восточной Европе», прошедшую в феврале 2020 года в Осиеке (Хорватия); обзор круглого стола «Советские крестьяне накануне коллективизации», подготовленного сотрудниками исторического факультета СФИ; а также рецензию на книгу Максима Анатольевича Ходакова «Хрестоматия по иконоведению» (ПСТГУ, 2020).

История церкви

Джордж Т. Косар, Ph.D. in History, заместитель вице-президента институционных отношений, Джорджтаунский университет (Вашингтон); доцент Центра Дэвиса – Центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете (Кембридж)
с. 12–39
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.001
После Февральской революции Православная российская церковь попыталась осуществить перестройку своей внутренней жизни, чтобы обеспечить более полное участие в ней клира и мирян и воплотить в жизнь надежды движения за церковную реформу, которое возникло в начале ХХ в. В то же время церковь стремилась сохранить традиционный авторитет в глазах 
верующих. Для этого более широкое участие должно было основываться на соборности – церковном этосе традиционной православной кафоличности, но избегать при этом влияния политических, светских и революционных сил. Опираясь на голоса, звучавшие в церкви в 1917–1918 годов, автор настоящей работы описывает усилия и успехи Российской церкви в новом установлении соборности как организационного и духовного принципа. В частности, показано, как оживившаяся епархиальная церковная печать, освободившись от цензуры, выражала широко распространенные надежды на то, что соборная церковь может быть учреждена при активном участии клира и мирян на долгожданном Всероссийском поместном соборе. Революция в церкви угрожала авторитету Святейшего синода и Предсоборного совета, который занимался подготовкой Поместного собора. Тем не менее, важный, но до сих пор малоизвестный эпизод (выборы в августе 1917 года Соборного совета), а также документы, оставленные участниками Собора, доказывают, что на Соборе был успешно институционализирован принцип соборности. Хотя соборность предполагала «единство в многообразии», она не была ни количественной, ни географической и не отражала классовые, сословные или политические различия. Вместо этого она выражала полноту и общность идей, которые не отменяли оживленных дебатов.
Ключевые слова: Русская православная церковь, Всероссийский поместный Собор 1917–1918 годов, соборность, русская революция 1917 года, религия, церковная реформа, Временное правительство.
Владимир Черняев, кандидат исторических наук, доцент СФИ (Москва; Санкт-Петербург)
с. 67–87
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.003
(Окончание статьи, начало см.: Вестник СФИ. 2020. № 34. С. 215–243)
Статья посвящена анализу церковного исторического значения Зарубежной России. Показано концептуальное различие понятий Зарубежная Россия и Русское зарубежье, которые часто ошибочно используют как синонимы. Зарубежная Россия была уникальным феноменом ХХ века. Деятельность российского Совета послов, не признавшего власть большевиков, закрепила за Парижем, главным центром интеллектуальных сил русских изгнанников, роль столицы Зарубежной России. В статье показана роль Лиги Наций и особенно Ф. Нансена и К. Н. Гулькевича в решении проблем русских беженцев, изгнанников и эмигрантов. Официальное представительство в Лиге Наций Совета послов и других русских общественных организаций и обретение своего международно признанного нансеновского паспорта означали признание де факто Зарубежной России государствами Лиги Наций. Являясь временным государственным образованием, без собственной территории, Зарубежная Россия имела собственный (нансеновский) паспорт, свои гимн, памятные даты и праздники. Только в Зарубежной России продолжала развитие культура Серебряного века. Особое значение в статье уделено Русской православной церкви в Зарубежной России и взаимоотношениям ее руководителей в зарубежье митрополитов Евлогия (Георгиевского) и Антония (Храповицкого). Главную надежду на духовное преодоление политического раскола между русскими вне и внутри России философы-изгнанники связывали с зарубежной Русской православной церковью. При всей своей положительной роли зарубежная Русская 
православная церковь, к сожалению, не смогла стать главной связующей и организующей силой Зарубежной России, в значительной мере из-за соперничества иерархов. Преодолеть свою внутреннюю политическую разобщенность и создать единую волю Зарубежная Россия оказалась не способна. Вторая и третья волны, как и новые поколения первой волны, не смогли вдохнуть силы в вымиравшую Зарубежную Россию. Исчезла Зарубежная Россия вместе с крахом коммунистической системы, которому способствовали ее противостояние и борьба. Пока исследована лишь верхушка огромного айсберга Зарубежной России. Историки лишь на подступах к этому всемирно-историческому феномену и освоению его религиозно-философского, литературного, научного, технического, художественного и архитектурного наследия. Особое внимание уделено вопросу о научной и практической ценности, значимости и пользе исследования научных проблем Зарубежной России для решения проблем мигрантов в современной России.
В основе статьи доклад «Зарубежная Россия как научная проблема» на Международной научно-практической конференции «Куда я вернусь?» (Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В. Д. Поленова, 13–14 апреля 2019 года).
Ключевые слова: Русское зарубежье, Зарубежная Россия, Русская православная церковь, митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Евлогий (Георгиевский), Лига Наций, Ф. Нансен, К. Н. Гулькевич, Русский зарубежный съезд 1926 года

Миссиология, катехетика, гомилетика

Кирилл Мозгов, старший преподаватель, руководитель издательства СФИ (Москва)
с. 88–115
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.004
В статье формулируются и обосновываются универсальные принципы катехизации, не привязанные к внешним условиям, но соответствующие основной задаче введения людей в Церковь. Это дает возможность применить их в огласительной практике любого периода церковной истории. Хотя единой непрерывной огласительной традиции не существует, и во время существования активной огласительной практики в истории церкви (II–V вв.) заметна существенная разница как в форме проведения катехизации, так и в ее содержании, анализ всей совокупности древних огласительных практик показывает, что между ними есть определенные общие черты. Это позволяет говорить о соответствии катехизической традиции церкви определенным принципам. Задача введения людей в Церковь никогда не исчезала. С одной стороны, к вопросам научения вере возвращались в ситуации миссии 
нехристианским народам, особенно в случае крещения взрослых. С другой стороны, обращение к ранним катехизическим практикам в ХХ–XXI веках исходит из решения жизненных потребностей времени, связанных с непросвещенностью формально крещеных людей. Таким образом, представляется необходимым проследить и проанализировать основные принципы катехизации, начиная с Древней церкви, чтобы определить границы понятий и иметь возможность опираться на эти принципы как в процессе анализа исторических явлений, так и в современной катехизации. В качестве таких универсальных принципов катехизации в работе выделены церковность; единство веры, молитвы и жизни; этапность катехизации.
Ключевые слова: катехизация, оглашение, принципы катехизации; церковность; единство веры, молитвы и жизни; этапность.
Олеся Сидорова, заместитель руководителя издательства СФИ (Москва)
с. 116–136
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.005
Статья посвящена малоизученному вопросу свидетельства оглашаемым о вере в Церковь. На примере раннехристианских источников II–V веков сравнивается использование в катехизических и некатехизических текстах трех определений: «Церковь – Тело Христово», «Церковь – собрание верующих» и «Церковь – народ, собранный вокруг епископа». В результате проведенного сопоставления делается вывод об особенностях свидетельства о Церкви оглашаемым по сравнению с верными членами церкви. В катехизических текстах происходит сознательный отбор тех определений, которые можно назвать первичными для экклезиологического сознания Древней церкви. Важная для ряда древних текстов идея о единении церкви вокруг епископа не отражена в катехизических текстах, в то время как определение церкви как собрания верующих встречается уже на самых ранних этапах оглашения. Раскрытие евхаристических, тáинственных аспектов единства Церкви через образ Тела Христова в разных огласительных практиках осуществлялось по-разному. В «Огласительных гомилиях» Феодора Мопсуестийского этот сакраментальный аспект является одним из центральных, тогда как у Климента Александрийского и свт. Иоанна Златоуста через образ Тела Христова раскрывается, прежде всего, этическая заповедь о любви к братьям – членам одного Тела.
Ключевые слова: Церковь, Тело Христово, собрание верующих, огласительные гомилии, таинства, катехизация.
Священник Даниил Яковов, преподаватель Белгородской православной духовной семинарии (с миссионерской направленностью) (Белгород)
с. 137–147
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.006
Миссионерская работа среди коренных, а также малочисленных народов Севера неразрывно связана с рецепцией культуры народа, к которому обращена проповедь. Многие элементы языческих верований вошли в культуру и стали отождествляться с традиционным образом жизни людей. В свою очередь общение представителей коренных народов с переселенцами спровоцировало изменение пантеона языческих богов и персонажей народного эпоса, которые стали отождествляться с христианскими святыми и библейскими персонажами. Миссионерская работа в таком случае должна опираться на сложившиеся национальные образы, воплотившие христианские идеи и ценности. В ходе анализа самодийской культуры были выявлены некоторые сходства между языческими богами-антагонистами и антитезой Бога Вседержителя и дьявола, известной в христианской культуре. В данной статье рассматривается влияние персонажей языческого эпоса, сходных с христианским Богом, на миссионерскую деятельность. Мы предположили, что использование национальных образов может способствовать миссионерской деятельности среди коренных народов Севера, дать соответствующий культурный код для передачи народам Божественного Откровения. 
Однако в результате проделанной работы было установлено, что при отождествлении языческих персонажей с христианскими святыми и Богом увеличивается вероятность контрпереноса негативных свойств и качеств характера языческого персонажа на христианский образ, что будет оказывать негативное влияние на миссионерскую деятельность в целом. Изу ение национальных образов и работа с ними позволит оптимизировать деятельность миссионеров, а также избежать методологических ошибок в планировании и построении миссионерской деятельности в этнокультурном контексте.
Ключевые слова: Православие, миссиология, миссия, миссионерство, история понятий, культура, этнография, миссионерское поле.
с. 148–166
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.007
Статья посвящена анализу материалов о церковной проповеди, публиковавшихся в журнале «Руководство для сельских пастырей» (еженедельное издание при Киевской духовной семинарии; 1860–1917) во второй половине XIX века. Рассматривается вопрос о возрождении проповедничества в среде приходского духовенства в пореформенное время, а также проблема качества проповеднической деятельности сельского священства. В статье представлены мнения авторов журнала по этим направлениям, а также полемика, возникшая в периодической печати вокруг его публикаций. Отмечается, что авторы «Руководства» признавали учительство одним из главных элементов пастырского служения, что не было типично для Православной российской церкви этого времени. Развитие проповедничества являлось одной из основных задач журнала. На его страницах находили свое отражение практически все выходившие в то время публикации по гомилетике. Однако позиция его авторов, декларировавших возрождение проповеди, но при этом соотносивших современную им ситуацию не с новозаветной или раннехристианской нормой, а с дореформенным временем, не совпадала с мнением авторов других церковных и светских изданий, констатировавших глубокий кризис учительства. Качество отдельных публикаций на эту тему и проповедей, печатавшихся в журнале, неоднократно подвергалось критике со стороны других изданий.
Ключевые слова: проповедь, церковное проповедничество, пастырское служение, гомилетика, церковная публицистика, журнал «Руководство для сельских пастырей», Православная церковь.

Церковь и общество

Аристотель Папаниколау, профессор богословия, заведующий кафедрой православного богословия и культуры, директор-соучредитель Центра православных христианских исследований Фордемского университета (Нью-Йорк)
с. 167–185
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.008
Статья подготовлена на основе доклада, сделанного на XXVII Международной экуменической конференции по православной духовности «Призванные к жизни во Христе» (Монастырь Бозе, 6 сентября 2019 года).
Статья посвящена проблеме взаимосвязи между христианским призванием и жизнью общества, которая осмысливается с привлечением понятия «секуляризм». Рассматривается, как менялось это понятие в христианскую эпоху и каково его содержание в наше время. Утверждается, что современный западный секуляризм не имеет атеистической направленности и не ставит целей искоренить религию или ее маргинализировать, но что демократическое общество не может существовать без религиозного плюрализма. С точки зрения автора, позиция христианского секуляризма предполагает отказ от доминирующей 
роли православия в государстве, признает правовое равенство всех религий в обществе и является единственной альтернативой авторитаризму церкви, сращенной с государством. В статье предпринимается попытка доказать, что если христианское призвание состоит в теозисе, понимаемом как общение между Богом и человеком, обретаемом через умение любить, то к людям, которые не разделяют его веру, христианин должен подходить с аскетикой теозиса. Он призван трудиться во имя христианского секуляризма и общества, которое защищает и поощряет плюрализм, в том числе и нравственный плюрализм.
Ключевые слова: религия, политика, православие, общество, секуляризм, плюрализм, теозис.
Юлия Балакшина, доктор филологических наук, ученый секретарь СФИ; доцент РГПУ им. А. И. Герцена (Москва; Санкт-Петербург)
с. 186–205
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.009
В статье анализируется церковная ситуация, сложившаяся в России в начале ХХ в., связанная с первыми попытками представителей Православной российской церкви влиять на общественную жизнь страны. В центре внимания оказывается ряд документов, деклараций, брошюр, выпущенных группой «32-х» петербургских священников (Союзом церковного обновления, Братством ревнителей церковного обновления), а также практическая деятельность членов этой группы по налаживанию церковно-общественных отношений. Делаются выводы, что в начале ХХ века церковь впервые начинает воспринимать общество как самостоятельную силу, находящуюся вне церковной ограды. Условием возможного диалога мыслится активное участие обеих сторон в социальном строительстве, что приводит, с практической стороны, к проектам переустройства прихода, с богословской – к новым идеям, оправдывающим социальную активность в перспективе приближения Царства Божьего. Ключевыми понятиями в церковно-общественной риторике начала века становятся понятия «правда Христова», «голос Церкви». В разгар революции 1905–1906 годов группа «32-х» пытается стать рупором свободного «голоса Церкви», высказываться по вопросам «черносотенных» погромов, выборов в Государственную думу. Ориентация на новые общественные силы приводит духовенство к постановке острых политических 
вопросов, вне решения которых интеллигенция не мыслила общественный прогресс. В то же время церковь впервые формулирует критерии, по которым оцениваются программы политических партий, с точки зрения приближения к идеалу христианской общественной жизни.
Ключевые слова: Православная российская церковь, революция 1905–1906 годов, церковное обновление, группа «32-х» петербургских священников, общественная жизнь.
Юлия Штонда, кандидат филологических  наук, редактор «Вестника СФИ» (Москва; Воронеж)
с. 206–225
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.010
Дитрих Бонхёффер (1906–1945) – известный немецкий теолог, участник движения немецкого Сопротивления, погибший в нацистском концлагере. В его теологических письмах, адресованных другу и пастору Эберхарду Бетге, зарождается богословская концепция «безрелигиозного христианства». Сформулированная лишь эскизно в личных дружеских письмах, концепция стала весомым вкладом в развитие западного богословия XX века. В статье раскрывается значение исследуемой концепции как призыва, обращенного к церкви и имеющего в своей основе служение христианской церкви в современном мире, ставшем безрелигиозным. Содержание концепции раскрывается в ряде тезисов, сформулированных в теологических письмах: во-первых, религиозность определяется как индивидуальное и метафизическое понимание христианской жизни; во-вторых, утверждается, что верующие познают трансцендентность Бога через общение с ближними; в-третьих, по мнению Бонхёффера, современный мир стал зрелым (совершеннолетним) и научился отвечать на самые сложные вопросы, не прибегая к Богу. Поэтому церковь должна научиться жить в безрелигиозном мире по образу общины служащей. Для этого необходимо возрождение катехизации, т. е. последовательное вхождение новых членов в таинственное и догматическое учение Церкви, с одной стороны, и внешняя открытость христианской общины для свидетельства о Христе – с другой.
Ключевые слова: христианская община, эпистолярий, немецкая теология, движение Сопротивления, безрелигиозное христианство, Бонхёффер.

Межконфессиональные отношения

Александр Галкин, кандидат биологических наук, независимый исследователь (Санкт-Петербург)
с. 226–247
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.011
Митрополит Никодим (Ротов), возглавлявший Ленинградскую епархию в 1963–1978 гг., одновременно состоял председателем Комиссии Священного синода по вопросам христианского единства (с 3 августа 1963 года; с 30 мая 1972 года – Комиссии по вопросам христианского единства и межцерковных сношений). Митрополит сделал свой кафедральный город широко открытым для церковных делегаций – не только со всего православного мира, но и представлявших другие христианские исповедания. В эти годы, ради установления и углубления братских межконфессиональных отношений и для участия в богословских собеседованиях, Ленинград неоднократно посещали католический епископ Иоанн Виллебрандс (c 1969 года – кардинал и председатель Секретариата по содействию христианскому единству) и глава Евангелическо-лютеранской церкви Финляндии архиепископ Мартти Симойоки. Выстраивая и укрепляя деловые и личные связи с высокими иерархами разных исповеданий, митр. Никодим стремился получить наибольшую отдачу от подобных контактов для родной церкви и для Ленинградской духовной академии.
Ключевые слова: Ленинградская духовная академия, митрополит Никодим (Ротов), кардинал Иоанн Виллебрандс, архиепископ Мартти Симойоки, богословские собеседования.
Андрей Кострюков, доктор исторических наук, кандидат богословия, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского отдела новейшей истории РПЦ, доцент кафедры общей и русской церковной истории и канонического права ПСТГУ (Москва)
с. 248–269
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.012
Статья посвящена отношению Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) к экуменическому движению и инославию. Хотя о РПЦЗ часто говорят как о структуре, не приветствовавшей контакты с инославием, на самом деле это не так. Социальные контакты и богословский диалог при митрополитах Антонии (Храповицком) и Анастасии (Грибановском) имели место. Ситуация стала меняться при третьем первоиерархе РПЦЗ митрополите Филарете (Вознесенском), когда влияние на руководство стала оказывать партия «зилотов». Вместе с тем в РПЦЗ формировалось и отношение к экуменизму. Согласно официальным определениям РПЦЗ, экуменизм является учением, которое отрицает существование церкви и стремится создать ее в будущем на базе существующих христианских движений. Ужесточение позиции РПЦЗ в отношении инославия выразилось в постановлении Архиерейского собора 1971 г. о принятии неправославных христиан первым чином, т. е. через крещение. Однако это решение встретило возражения и на местах часто не выполнялось. Тем временем в РПЦЗ готовилось анафематствование экуменизма. Архиерейский собор 1983 года принял решение об осуждении экуменизма, а в 1984 г. РПЦЗ опубликовала текст анафемы. Из нее следовало, что осуждаются приверженцы «теории ветвей», а также те, кто отрицает видимое существование Церкви. Размытый текст анафемы, а также засилье «ревнителей» впоследствии дали руководству РПЦЗ повод критиковать полезные для церкви гуманитарные связи и богословский диалог. Все это привело к дальнейшей радикализации Русской зарубежной церкви. Однако такие непродуманные решения проходили очень тяжело. Уже при митр. Филарете сформировалась партия иерархов и клириков, склонная к примирению с поместными церквами и не приветствовавшая «зилотской» политики. 
Ключевые слова: Русская православная церковь заграницей, Всемирный совет церквей, экуменическое движение, богословский диалог, Римско-католическая церковь, протестантизм, митрополит Филарет (Вознесенский), архимандрит Пантелеимон (Метропулос), иеромонах Серафим (Роуз).

Публикация архивных документов

с. 270–280
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.013
Впервые вводится в научный оборот документ, характеризующий ситуацию с крещением в Ташкентской и Среднеазиатской епархии в послевоенные годы. Это письмо настоятеля Свято-Георгиевского храма Самарканда прот. Петра Княжинского еп. Гурию (Егорову), возглавлявшему Ташкентскую и Среднеазиатскую епархию в 1946–1953 годах. Письмо написано в 1948 году и поднимает вопрос о необходимости подготовки к крещению детей. Отец Петр описывает сложные ситуации, которые ему приходилось решать в связи с детским крещением: смешанные браки, родители и восприемники, не являющиеся христианами. Такие ситуации, по мнению автора письма, не позволяют священнику брать ответственность за крещение детей, не имеющих возможности получить христианское воспитание. Письмо по благословению епископа Гурия было опубликовано в епархиальном издании «Распоряжения и информации по Ташкентской и Среднеазиатской епархии», распространявшемся по всем приходам. Острые вопросы, поднятые прот. Петром Княжинским, были вынесены на общий суд духовенства епархии. Во вступительной статье восстанавливается исторический контекст написания письма; делается вывод, что вопросы просвещения духовенства и мирян, сознательного вхождения в Церковь были одними из наиболее важных вопросов, ставящихся в Ташкентской епархии в послевоенные годы, когда здесь началось восстановление церковной жизни.
Ключевые слова: Ташкентская епархия, крещение, просвещение, христианское воспитание, протоиерей Петр Княжинский, епископ Гурий (Егоров).

Обзоры, аннотации, рецензии

Константин Обозный, кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета, заведующий кафедрой церковной и социальной истории СФИ (Москва; Псков)
с. 285–292
Александр Копировский, кандидат педагогических наук, доцент заведующий кафедрой богословия, научный сотрудник СФИ (Москва)
с. 293–298
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225