Перейти к основному содержимому

Выпуск 38 (весна 2021)

В 38-й выпуск «Вестника СФИ» вошли статьи по истории церкви, патристике, экклезиологии, миссиологии, катехетике и гомилетике, междисциплинарные исследования, а также обзоры, аннотации, рецензии.

вестник СФИ. Выпуск 38

вестник СФИ. Выпуск 38

Вестник Свято-Филаретовского института. 2021. Вып. 38. 288 с.

Содержание выпуска

38-й выпуск Вестника СФИ представляет собой сборник статей, написанных в честь главного редактора журнала священника Георгия Кочеткова в связи с его 70-летием.

Раздел Миссиология, катехетика, гомилетика начинается статьёй протоиерея Василе Михока, в которой автор анализирует Гал 6:6 в контексте всего послания и говорит о непрерывности катехизации в церкви. В статье Кирилла Мозгова приводится обзор некоторых катехизисов и предлагается их типология.

Раздел Патристика представляет проведённое Алексеем Дунаевым подробное исследование перевода на церковнославянский и русский языки «Глав о любви» преподобного Максима Исповедника. В статье делаются выводы о принципах перевода святоотеческих творений.

Раздел Экклезиология включает статью Марины Наумовой, в которой понятия «верные», «миряне» и «народ Божий» рассматриваются в свете богословского наследия Николая Аксакова, имеющего в виду задачу возрождения в церкви учения о царственно-священническом достоинстве членов народа Божьего.

Раздел История Церкви начинается очерком Константина Обозного о малоизвестных эпизодах жизни и служения участника Псковской миссии профессора ЛДА протоиерея Ливерия Воронова. Статья Андрея Кострюкова посвящена истории сближения и разрыва Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) с греческим старостильным движением при жизни митрополита Филарета (Вознесенского), когда, будучи сторонником изоляции РПЦЗ, он фактически отказался от единства с мировым православием, предпочтя общение с греческими старостильными структурами как наиболее «стойкими» в вопросах веры.

Раздел Междисциплинарные исследования начинается статьёй Андрея Тесли, в которой рассматриваются основные линии истолкования проблематики «братства» в рамках трёх «больших идеологий» XIX века, унаследованных последующим столетием, – либерализма, консерватизма и социализма. Продолжает раздел статья священника Штефана Липке о трансформации структур власти и насилия в романе Фёдора Достоевского «Идиот» в контексте «Песни Богородицы» (Лк 1:52). В центре размышлений автора третьей статьи Виктории Файбышенко находятся разные типы памяти о «трудном прошлом»: психологическая, идеологическая и перформативная. Особое внимание уделяется третьему типу памяти, который подразумевает установление отношений с тем, кто присутствует даже в своём отсутствии. В качестве перформативных актов восстановления памяти рассматриваются поэзия и поминовение мёртвых, в том числе и в публичных акциях.

Раздел Обзоры, аннотации, рецензии включает обзоры конференции «Современная православная экклезиология: богословские основания единства Церкви» (Москва, 2021) и круглого стола «Православное братство в современной России: реальность невозможного» (Москва, 2021), а также рецензию на книгу Романа Лункина «Церкви в политике и политика в церквях. Как современное христианство меняет европейское общество» (Москва: ИЕ РАН; Нестор-История, 2020).

Миссиология, катехетика, гомилетика

Протоиерей Василе Михок, доктор богословия, научный руководитель в докторантуре Богословского факультета Университета им. Лучиана Благи (Сибиу)
С. 13–31
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_13
Предметом рассмотрения в данной статье является взаимосвязь между верой и проповедью. Подчёркивается особая значимость возвещения Слова Божьего в качестве непрерывной миссии Церкви. Наряду с этим представлены аспекты, связанные с устроением учительского служения начиная с апостольских времён. Опираясь на экзегезу Гал 6:1–10, автор указывает на ряд моментов, касающихся взаимодействия катехетов и катехуменов. В частности, основное внимание уделено стиху Гал 6:6, в котором речь идёт о призыве к наставляемым оказывать материальную помощь наставляющим. Автор выделяет два подхода к толкованию этого стиха в зависимости от значения, приписываемого глаголу κοινωνέω. По мнению автора, труд катехетов был направлен не только на готовящихся ко крещению, но и на крещёных членов церкви, непрерывная катехизация которых не менее важна, чем подготовка оглашаемых.
Ключевые слова: теология, катехетика, вера, проповедь, Послание к Галатам, катехеты, катехумены.
Кирилл Мозгов, старший преподаватель, руководитель издательства СФИ (Москва)
С. 32–48
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_32
В традиции христианской церкви одно из существенных мест занимает жанр катехизиса. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что под заглавием «катехизис» порой публикуются тексты очень разного характера. Кроме того, далеко не сразу само это название вошло в традицию, а потому не все катехизисы включают это слово в своё заглавие. Возникнув в качестве пособия для вступающих в церковь через оглашение, катехизические тексты после прекращения регулярной огласительной практики стали приобретать черты богословских энциклопедий, порой полемического характера. В статье рассматриваются характеристики данного жанра христианской литературы, позволяющие предложить определённую типологию и разделить катехизисы на огласительные и догматические, исходя из структуры, содержания и адресата текста. Хотя исторически догматические катехизисы сменили огласительные, в XIX веке создаются катехизисы как первого, так и второго типа. В качестве примера возрождённого жанра огласительных катехизисов приводятся труды, написанные в ХХ веке: «Христианская вера» священника Константина Аггеева, «Огласительные беседы с крещаемыми» архимандрита Бориса (Холчева) и «В начале было Слово : Катехизис для просвещаемых» священника Георгия Кочеткова.
Ключевые слова: теология, катехетика, христианская церковь, огласительная практика, катехизис, огласительный катехизис, догматический катехизис, типология катехизисов, свящ. Константин Аггеев, архим. Борис (Холчев), свящ. Георгий Кочетков.

Патристика

Алексей Дунаев, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой культуры МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва)
С. 49–102
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_49
Подробно исследуется полный церковнославянский перевод «Глав о любви» и его редакции и кратко – русские переводы XIX и XX веков. К истории древнего перевода впервые привлекается ряд рукописей, позволяющих существенно уточнить историю первоначального перевода. Доказывается, что переводы фрагментов в славянских изборниках (антологиях) сделаны непосредственно с греческого текста и не зависят от полного церковнославянского перевода. Архетип полного перевода (время создания требует уточнения; по всей видимости, не ранее конца X – начала XI века) подвергся первоначальному редактированию между XI и XIII веками, отражённому, с одной стороны, в Sin и Деч, с другой – в Гам, Хлуд и Син. 644. Новые редакции перевода были осуществлены с привлечением отличающихся друг от друга греческих рукописей в первой половине – середине XIV века. Первая такая правка отражена в БРА. Более поздняя редакция, представленная в Нням, получила широкое распространение в славянских странах. Сохранились также рукописи (Печ. 90 и 91, Гильф), в которых представлен «смешанный» текст с эпизодически объединёнными вариантами ранних и поздних редакций. Поздней редакцией воспользовался Арсений Грек, внесший в неё небольшую правку по старопечатным изданиям греческого текста и опубликовавший перевод в книге «Анфологион» (1660). Текст из «Анфологиона» последовательно сверялся преподобным Паисием Величковским как с разными поздними редакциями (по БРА и по Нням), так и с греческим текстом по венецианскому изданию «Филокалии» (1782). От этих сверок сохранились глоссы, анализируемые в статье. Церковнославянский перевод «Глав о любви» из «Анфологиона» был переиздан в 1816–1817-х и 1819-м годах параллельно с первым русским переводом святителя Филарета (Дроздова). На примере главы IV, 5 анализируются некоторые особенности русских переводов святителя Филарета (1816), святителя Феофана Затворника (1889) и Алексея Ивановича Сидорова (1993). В заключении подчёркивается единство и преемственность церковнославянской переводческой традиции на протяжении многих веков, а также значимость книги «Святаго отца нашего Максима, О любви» (1816–1817) в становлении новой традиции перевода святоотеческих творений на русский язык.
Ключевые слова: патрология, прп. Максим Исповедник, древнерусская переводная литература, русские переводы святоотеческих творений, Арсений Грек, прп. Паисий Величковский, свт. Филарет (Дроздов), свт. Феофан Затворник, А. И. Сидоров.

Экклезиология

Марина Наумова, проректор по развитию СФИ (Москва); аспирантка, ОЦАД им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия
С. 103–123
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_103
В своих экклезиологических исследованиях церковный историк и канонист Николай Петрович Аксаков предпринимает попытку восстановления новозаветного содержания понятий «верный», «лаик», «народ Божий», имея в виду задачу возрождения в церкви учения о царственно-священническом достоинстве членов народа Божьего. Термин «мирянин» учёный не исключает из употребления, как укоренившийся в церкви, хотя он отмечает его несоответствие апостольскому преданию. В своих трудах Аксаков наполняет его иным значением, поставив в один ряд с понятиями «верный» и «лаик». Верный, лаик, мирянин – это призвание и одновременно церковный чин. Рукоположение в этот чин совершается в таинстве крещения, а основной характеристикой жизни является служение. Реализуемое верным служение возводит его в достоинство члена народа Божьего. Церковь есть народ Божий, состоящий из верных, осуществляющих общее для всех царственно-священническое служение в разных направлениях жизнедеятельности христианской общины: в богослужении, в избрании и поставлении на служение, в управлении и церковном суде. В осуществлении служения всеобщего священства народа Божьего реализуется соборность как основополагающее качество Церкви. Отчуждение же народа Божьего от служения умаляет соборность и искажает жизнь всего церковного организма. Опыт церковной жизни показывает, что отказывающийся от своего призвания народ Божий лишается таким образом своего царственного и священнического достоинства и рискует обрести статус «случайного сборища». Неслужащий же Богу христианин становится непосвящённым, деградируя до мирянина (в смысле мирского или житейского человека) по своим устремлениям, качеству веры и жизни.
Ключевые слова: теология, экклезиология, Н. П. Аксаков, царственное священство, лаик, народ Божий, духовенство, клир, соборность.

История церкви

Константин Обозный, кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета, заведующий кафедрой церковной и социальной истории СФИ (Москва; Псков)
С. 124–159
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_124
Статья посвящена малоизвестным эпизодам жизни и служения профессора-протоиерея Ливерия Воронова. Первая часть исследования обращается к тому времени, когда он начал своё церковное служение на оккупированной территории Ленинградской области в составе Псковской миссии. Его церковная и миссионерская деятельность завершилась в Таллине в октябре 1944 года арестом, следствием и судом. Отец Ливерий Воронов не признал свою вину по обвинениям в антисоветской деятельности и сотрудничестве с немецкими спецслужбами, но, несмотря на это, был приговорен к 15 годам заключения в ИТЛ. После освобождения отец Ливерий вернулся к церковному служению и духовному образованию. В трудное время антирелигиозной кампании он завершил обучение и в 1961 году стал преподавателем Ленинградской духовной академии. В это же время началась его работа в Отделе внешних церковных сношений под началом митрополита Никодима (Ротова). В начале 1970-х годов происходит ряд событий, которые послужили основанием для увольнения отца Ливерия из ОВЦС и Учебного комитета РПЦ МП, а затем осложнению отношений с Издательским отделом МП. Насколько было возможно в этих трудных ситуациях, он находил поддержку у митрополита Никодима. В то же время протоиерей Ливерий был последовательным и принципиальным в своем служении на ниве духовного образования и церковной науки. До последних дней профессор-протоиерей Ливерий Воронов сохранял преданность академии и любовь к своей матушке Екатерине Вассиановне. Он оставил о себе добрую благодарную память у своих студентов и учеников, много послужил тому, чтобы даже в советских условиях духовная академия северной столицы была лучшей духовной школой РПЦ МП.
Ключевые слова: протоиерей Ливерий Воронов, Псковская православная миссия, Ленинградская духовная академия, митр. Никодим (Ротов), Отдел внешних церковных сношений Московского патриархата.
Андрей Кострюков, доктор исторических наук, кандидат богословия, ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела новейшей истории РПЦ, 
профессор кафедры общей и русской церковной истории и канонического права ПСТГУ (Москва)
С. 160–179
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_160
Статья посвящена истории сближения и разрыва Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) с греческим старостильным движением при жизни митрополита Филарета (Вознесенского). Будучи сторонником изоляции РПЦЗ и хранения традиций, он фактически отказался от единства с мировым православием, предпочтя общение с греческими старостильными структурами как наиболее «стойкими» в вопросах веры. Со стороны руководства стали звучать заявления о Зарубежной церкви как о «малом острове» посреди всеобщего «отступничества». Голоса, призывавшие церковное руководство отказаться от таких идей, не были услышаны. Отрицательное отношение к новому календарю проявилось в осуждении болгарских приходов РПЦЗ, а также в отказе принять позицию святителя Иоанна (Максимовича), выступавшего за «вселенский путь» русской церковной эмиграции и за широкую икономию в деле традиций и обрядов. В 1970 году Зарубежный синод признал одну из ветвей греческого старостильного движения – «флоринитскую», в 1971 году была признана и другая ветвь – «матфеевская». При этом на соборном уровне обсуждался вопрос о возможности признания этой структуры, основанной всего лишь одним архиереем. Однако в скором времени старостильные структуры начали втягивать Зарубежную церковь в свои конфликты, а также требовать окончательного размежевания с мировым православием. Последнее для РПЦЗ было неприемлемо, что привело к разрыву с греческими старостильными церквами в 1975–1976 годах.
Ключевые слова: теология, история церкви, Русская православная церковь заграницей, Болгарская православная церковь, старостильное движение, юлианский календарь, новоюлианский календарь, митрополит Филарет (Вознесенский), святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Антоний (Бартошевич), епископ Григорий (Граббе).

Междисциплинарные исследования

Андрей Тесля, кандидат философских наук, старший научный сотрудник ИГН БФУ им. И. Канта, научный руководитель Центра исследований русской мысли ИГН БФУ им. И. Канта (Калининград)
С. 180–195
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_180
В эссе рассматриваются основные линии истолкования проблематики «братства» в рамках трёх «больших идеологий» XIX века, унаследованных последующим столетием, – либерализма, консерватизма и социализма. Особенный акцент делается на понимании сложного соотношения раннего социализма с проблематикой религии/религиозного – и понимании «братства» как принципа выстраивания горизонтальных аффективных связей. Ранняя социалистическая мысль – для которой одним из ключевых понятий-образов является «братство» – интерпретируется в связи с религиозностью и проблемой нового религиозного основания желаемого общественного устройства. Обращается внимание на принципиальное значение философии Фейербаха, открывающей ход к мышлению об обществе и о человеке и об исторической трансформации в перспективе без непременного полагания новой религии (или нового понимания, интерпретации старой). В аспекте консервативной мысли анализируется напряжение, существующее между представлением желаемого/должного социального устройства, как построенного по модели семьи, связка понятий «семья» и «братство», с заложенной в этих понятиях потенциальной иерархичностью; 
их эмансипаторный, с одной стороны, потенциал, – а с другой стороны, потенциал, направленный на утверждение наличного порядка, оказывается со-присутствующим, внутренним напряжением. Последний аспект в особенности раскрывается в трактовке национализма и националистической мысли XIX–XX веков. В заключение поднимаются вопросы о соотношении понятий «братства» и « сестринства».
Ключевые слова: идеология, политическая теология, национализм, романтизм, социализм, философия религии.
Священник Штефан Липке, кандидат филологических наук, директор Института святого Фомы (Москва)
С. 196–213
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_196
В статье ставится вопрос, каким образом героиня романа Фёдора Достоевского «Идиот» Настасья Филипповна Барашкова связана с образом Девы Марии из Евангелия от Луки, в частности, с Её хвалебной песнью. Предлагается прочтение и романа, и Евангелия с помощью феминистской экзегезы. Гибель Настасьи Филипповны обусловлена пережитым ею опытом сексуального насилия со стороны властного и богатого человека. От пережитой травмы её не могут исцелить ни доброта, ни спаситель, на роль которого претендует князь Мышкин. Имя и фамилия героини – Настасья Барашкова – указывают на воскресшего Агнца, но сюжет романа ставит эту аналогию под сомнение. Однако званый вечер на день рожденья героини происходит в праздник иконы Божьей Матери «Знамение» (27 ноября), что указывает на трансформацию структур власти и насилия, о которой поёт Мария в Своей хвалебной песни.
Ключевые слова: Ф. М. Достоевский, роман «Идиот», насилие, феминистское богословие, гендерная тематика, М. М. Бахтин, Э. Шюсслер Фиоренца.
С. 214–240
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_214
Привычный союз памяти и истории сменяется в современности глубоким расколом между ними, в котором обе стороны изменяют свою сущность. Память превращается в разрыв внутри самой идеологии истории. Автор пытается прояснить некоторые возможности памяти как перформативного акта, осуществляемого субъектом не только и не столько в отношении к индивидуальному прошлому, сколько к общему настоящему. При этом память выступает как практика субъективности, то есть только в одном из модусов ее существования. Осуществление памяти как практики субъективности объединяет разные виды памяти независимо от того, являются ли они личными или надличными. Вопрос заключается в том, что при этом происходит с самим субъектом памятования. В статье рассматриваются три типа памяти и памятования. Психологическая память демонстрирует разорванность и несамодостаточность человеческого опыта себя, его принципиальную неполноту, которая оборачивается нуждой и нехваткой. Идеологическая память предполагает, что прошлое «принадлежит» носителю финализации истории (например, государству), тому, кто имеет исключительное право рассказывать историю. Третий род памяти можно назвать перформативным: он подразумевает не вспоминание, но установление отношений с тем, кто присутствует даже в своем отсутствии. В центре этих заметок находится «восстановление в памяти» как события, в котором может состояться радикальный трансисторический опыт. Это акт учреждения сообщества живых и мертвых, обладающий парадоксальной темпоральной природой.
Ключевые слова: память, история, эпифания, перформативный акт, сообщество живых и мертвых.

Обзоры, аннотации, рецензии

Юлия Балакшина, доктор филологических наук, учёный секретарь СФИ; доцент РГПУ им. А. П. Герцена (Москва; Санкт-Петербург)
С. 277–280
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_277
Михаил Смирнов, доктор социологических наук, профессор Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина (Санкт-Петербург)
С. 281–286
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_281
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00