Перейти к основному содержимому

Вестник СФИ

Свет Христов просвещает всех

Выпуск 8 (октябрь 2013)

Восьмой выпуск научного Альманаха Свято-Филаретовского православно-христианского института «Свет Христов просвещает всех!» представляет собой вторую часть юбилейного выпуска, приуроченного к 25-летию института, и продолжает публикацию работ ведущих преподавателей института и членов его Попечительского совета.

Альманах СФИ «Свет Христов просвещает всех». Выпуск 8

Альманах СФИ «Свет Христов просвещает всех». Выпуск 8

Свет Христов просвещает всех : Альманах Свято-Филаретовского православно-христианского института. Выпуск 8. М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2013. 152 с.

Содержание выпуска

Роберт Ф. Тафт, архимандрит
Литургия, описанная в «Мистагогии» Максима Исповедника: византийская, палестинская — или иная?
С. 9 – 62 
Данная статья написана в ответ на бурную реакцию, которую в среде ученых, занимающихся византийской литургикой, вызвала гипотеза Джозефа Патрича (Joseph Patrich), профессора факультета археологии Еврейского университета в Иерусалиме, что «Мистагогия» прп. Максима Исповедника может оказаться комментарием не к византийской литургии, как до сих пор было принято считать, но к иерусалимской (агиополитской) литургии Палестины, где, как нам теперь известно, прп. Максим родился и принял монашество. Тщательный анализ «Жития» прп. Максима (включая приведенные в нем свидетельства его многочисленных странствий) и сопоставление «Мистагогии» с литургией Византии и чинами агиополитской традиции, проведенные в настоящем исследовании, убедительно (если не определенно) свидетельствуют в пользу того, чтобы продолжать рассматривать «Мистагогию» прп. Максима в качестве византийского литургического комментария.
Ключевые слова: прп. Максим Исповедник, «Мистагогия», византийская литургия, песнопение «виматикион», вима, Малый вход, Великий вход.
Ольга Попова, доктор искусствоведения
О стиле византийского искусства VI–VII веков
С. 84 – 93 
В стиле византийского искусства уже раннего времени намечаются две главные тенденции: создание образа с помощью старых классических средств путем небольшого их видоизменения и замена классического художественного языка языком более строгим и от античности далеким. Обе они проявились уже в VI–VII вв. В искусстве VI в. строгий вариант образа и стиля был более распространен, чем классический. Такой стиль представляет собой особый вариант столичного искусства, которое продолжало существовать и в VII в., хотя уже не являлось доминирующим. Другая тенденция — близость классике — особенно характерна для произведений VII века. Преданность классическим традициям навсегда останется в византийском искусстве главной базовой ценностью, равно как и стремление придать образу как можно большую одухотворенность. Иногда достигалось равновесие этих установок, однако обычно какая-то из них преобладала. При этом никогда византийское искусство не теряло своей классической основы, как и главной своей составляющей — печати присутствия в своих образах Духа Святого.
Ключевые слова: византийское искусство, мозаики, фрески, классическое, аскетическое.
Алексей Журавский, кандидат исторических наук
מֹשֶׁה, Μωυσῆς, مُوسَى : образ пророка Моисея в трех теистических традициях
С. 94 – 122 
Цель статьи — показать, как образ Моисея в Коране и мусульманском предании соотносится с его трактовками в иудейской и христианской традициях. Большинство расхождений в этих трактовках, которые мы отмечаем при сравнении коранического текста с библейским повествованием, снимаются при обращении к «неканоническим» иудейским и христианским текстам. Поразительное, не только тематическое, но и композиционное сходство между назидательными притчами мидрашей, житийными повествованиями, сложившимися в монашеской среде протовизантийского периода, и историями, которые мы находим в мусульманских комментариях к Корану и «Сказаниях о пророках», свидетельствует, по мнению автора, не о прямых заимствованиях,
Ключевые слова: иудаизм, христианство, ислам, Моисей, Библия, Коран, агада, мидраш, традиции, притчи, легенды.
Галина Муравник
Ложные идеи — величайшее препятствие на пути Благой Вести...
С. 123 – 149
В статье представлен взгляд на возможности синтеза науки и религии. В настоящее время для формирования доктрины современной Церкви необходим диалог эволюционной биологии и христианского богословия, который позволит выразить провозвестие в форме, адекватной адресатам проповеди, т. е. людям, живущим в «век науки». Это одна из важнейших миссионерских задач. В статье критически рассматривается альтернативный подход к выстраиванию такого диалога — феномен «научного креационизма», вскрываются причины методологической, онтологической, богословской несостоятельности этой стратегии, ее неадекватности научной картине мира. Апеллируя к современным исследованиям механизмов эволюции, автор показывает, как может быть прочитан Шестоднев с учетом нового понимания феномена эволюции. Представленный взгляд на эволюцию позволяет снять предъявляемые ей претензии, она перестает быть интеллектуальным собл
Ключевые слова: эволюция, научный креационизм, креационисты, дарвинизм, гомеозисные гены, телеологическая эволюция, тихогенетическая эволюция, гибридизация, видообразование.
Социальные сети
Контакты