Перейти к основному содержимому

Патристика

Себастьян Пол Брок, Ph. D., University of Oxford, Почётный научный сотрудник в области сирийских исследований Вольфсон-колледж (Оксфорд)
Выпуск №37, С. 12–24
DOI: 10.25803/SFI.2021.37.1.001
В статье на материале трудов преподобного Ефрема Сирина рассматривается понятие красоты в христианской антропологии. На примере гимнов сирийского поэта IV века анализируется толкование библейского стиха о сотворении человека по образу Божьему. Выявляются метафоры, при помощи которых преподобный Ефрем развивает мысль о первоначальной красоте человека в раю, грехопадении и потере красоты Адамом и Евой. Красота образа Божьего в человеке замутнена грехопадением и для её восстановления необходимы усилие и аскеза человека. При этом Бог сохраняет в силе дар свободной воли и не прибегает к принуждению. Сотворение и грехопадение человека, воплощение Христа и возвращение человека к Богу через крещение описаны преподобным Ефремом при помощи метафор одеяния и зеркала. Крещение воспринимается как облечение в ризы славы, аскеза сравнивается с шлифовкой поверхности зеркала. Образ чистого и незамутнённого зеркала явлен во Христе. Человеку, принявшему крещение, необходимо постоянно очищать своё внутреннее око, чтобы подражать в этой чистоте Христу. Образы одеяния в «ризы славы», очищения зеркала и возвращения к первоначальной красоте помогают не только выявить специфику понятий, свойственных раннесирийской христианской литературе, но и пролить свет на возможное понимание слов Фёдора Достоевского «красота спасёт мир».
Ключевые слова: христианская антропология, образ Божий, раннесирийская литература, прп. Ефрем Сирин, грехопадение, красота.
Алексей Дунаев, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой культуры МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва)
Выпуск №38, С. 49–102
DOI: 10.25803/26587599_2021_38_49
Подробно исследуется полный церковнославянский перевод «Глав о любви» и его редакции и кратко – русские переводы XIX и XX веков. К истории древнего перевода впервые привлекается ряд рукописей, позволяющих существенно уточнить историю первоначального перевода. Доказывается, что переводы фрагментов в славянских изборниках (антологиях) сделаны непосредственно с греческого текста и не зависят от полного церковнославянского перевода. Архетип полного перевода (время создания требует уточнения; по всей видимости, не ранее конца X – начала XI века) подвергся первоначальному редактированию между XI и XIII веками, отражённому, с одной стороны, в Sin и Деч, с другой – в Гам, Хлуд и Син. 644. Новые редакции перевода были осуществлены с привлечением отличающихся друг от друга греческих рукописей в первой половине – середине XIV века. Первая такая правка отражена в БРА. Более поздняя редакция, представленная в Нням, получила широкое распространение в славянских странах. Сохранились также рукописи (Печ. 90 и 91, Гильф), в которых представлен «смешанный» текст с эпизодически объединёнными вариантами ранних и поздних редакций. Поздней редакцией воспользовался Арсений Грек, внесший в неё небольшую правку по старопечатным изданиям греческого текста и опубликовавший перевод в книге «Анфологион» (1660). Текст из «Анфологиона» последовательно сверялся преподобным Паисием Величковским как с разными поздними редакциями (по БРА и по Нням), так и с греческим текстом по венецианскому изданию «Филокалии» (1782). От этих сверок сохранились глоссы, анализируемые в статье. Церковнославянский перевод «Глав о любви» из «Анфологиона» был переиздан в 1816–1817-х и 1819-м годах параллельно с первым русским переводом святителя Филарета (Дроздова). На примере главы IV, 5 анализируются некоторые особенности русских переводов святителя Филарета (1816), святителя Феофана Затворника (1889) и Алексея Ивановича Сидорова (1993). В заключении подчёркивается единство и преемственность церковнославянской переводческой традиции на протяжении многих веков, а также значимость книги «Святаго отца нашего Максима, О любви» (1816–1817) в становлении новой традиции перевода святоотеческих творений на русский язык.
Ключевые слова: патрология, прп. Максим Исповедник, древнерусская переводная литература, русские переводы святоотеческих творений, Арсений Грек, прп. Паисий Величковский, свт. Филарет (Дроздов), свт. Феофан Затворник, А. И. Сидоров.
Алексей Дунаев, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой культуры МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва)
Выпуск №34, С. 149–168
DOI: 10.25803/SFI.2020.34.2.006
Анализируется глава, содержавшаяся в сделанном антипаламитами собрании выдержек из сочинений святителя Григория Паламы, после чтения которой на Соборе 1351 года возникло волнение, так что прения Паламы и его оппонентов были прекращены императором. Глава дошла в сочинении Арсения Тирского, повествующем о Соборе, сохранилась также в иных произведениях антипаламитов и взята из 3-го Опровержения Паламы против Акиндина. Доказывается, что антипаламиты вслед за Никифором Григорой цитируют первоначальный текст, а дошедший в рукописях Паламы подвергся позднейшей правке с целью смягчить неосторожное выражение. Палама, в свою очередь, в первоначальном варианте текста опирался на вольно интерпретируемые им выражения из сочинений Псевдо-Дионисия Ареопагита. Приводятся иные примеры правки сочинений Паламы самим автором, выявленные современными учеными (3-е письмо к Акиндину, «Диалог православного с варлаамитом», «О Святом Духе» и др.), и делается вывод, что пользоваться сочинениями Паламы как первоисточниками при реконструкции подлинной истории паламитских споров и паламитского богословия следует с осторожностью.
Ключевые слова: поздневизантийское богословие, паламитские споры, Григорий Палама, Константинопольский собор 1351 г., «Ареопагитский корпус».
Выпуск №34, С. 169–193
DOI: 10.25803/SFI.2020.34.2.007
В статье проводится сравнение двух противоположных подходов к использованию воображения в молитве. Положительный подход проиллюстрирован при помощи метода созерцания евангельских отрывков, содержащегося в «Духовных упражнениях» святого Игнатия Лойолы. Негативный взгляд представлен учениями святого кармелита Иоанна Креста, а также исихастских авторов. Хотя между двумя подходами существуют значительные различия, есть также и общее понимание негативного аспекта, связанного с действием воображения. Однако если его оппоненты из-за риска обмана с крайним подозрением воспринимают откровения, полученные через воображение, Игнатий Лойола избирает путь тщательного различения истины и лжи при помощи соответствующих правил. Другой вывод касается той взаимодополняющей роли, которую эти противоположные взгляды могут играть 
по отношению друг ко другу. Для игнатианского созерцательного метода более явной становится необходимость подчинения работы воображения «единому духовному движению» в поиске пути следования за Христом, а также более ясное понимание опасности неосознанных проекций через воображение, если речь идет о личности, недостаточно «очищенной от страстей», и/или незрелой в психоэмоциональном плане. Для противников же использования воображения в процессе общения человека с Богом встает вопрос, как помочь верующему человеку пережить опыт глубокой и всеобъемлющей встречи со Христом Евангелий, содержащий сокровище тайн Его земной жизни.
Ключевые слова: воображение, Игнатий Лойола, Иоанн Креста, исихазм, созерцание, прелесть, молитва.
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2990 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 22 октября 2021 года
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00