Перейти к основному содержимому

Бердяев всех достиг

О значении наследия Николая Бердяева, со дня кончины которого в этом году исполнилось 70 лет, размышляли участники круглого стола на кафедре философии и гуманитарных дисциплин СФИ 10 ноября.

Едва ли не любой разговор о Николае Бердяеве начинается с того, что его трудно назвать философом в строгом смысле слова. Правда, доминирующая сегодня в англоязычном мире аналитическая традиция вообще грешит сужением философского поля. «Стремясь точно зафиксировать смысл слова, философы этой школы сводят его лишь к терминологическому значению», – говорит научный сотрудник Университета Упсалы доктор философских наук Руслан Лошаков. «Попытка поверить осмысленность суждений при помощи аналитического критерия заставляет признать нефилософскими рассуждения Шеллинга, Гегеля, Канта и многих других», – отметил он, реагируя на сообщение Фёдора Блюхера, и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН, посвящённое рассмотрению текстов Бердяева с позиций аналитической школы.

Руслан Лошаков, доктор философских наук, научный сотрудник Университета Упсалы

Руслан Лошаков, доктор философских наук, научный сотрудник Университета Упсалы

Фёдор Блюхер, кандидат философских наук, и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН

Фёдор Блюхер, кандидат философских наук, и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН

Сам Бердяев называл себя философом не в смысле профессиональной самоидентификации, а скорее в изначальном понимании этого слова – как человека, любящего мудрость и стремящегося к познанию истины. Он писал, что хочет познавать не «понятия о добре и зле», но «само добро и зло, самые первоначальные оценки и ценности». «Бердяев категорически не любил, когда его называли богословом, при том, что он часто и неслучайно рассуждал на темы собственно религиозные, богословские, – говорит заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Давид Гзгзян. – Сам он предпочитал называть себя “верующий философ”».

Александр Копировский, кандидат педагогических наук, профессор СФИ 

Александр Копировский, кандидат педагогических наук, профессор СФИ 

«Бердяев актуален и очень современен тем, что он возвращает философии значение, которое этот термин имел, скажем, у отцов-каппадокийцев, когда христиане саму свою веру называли “наша философия”, – считает профессор СФИ Александр Копировский. – После многовекового пути, на котором богословие и философия пребывали в некотором автономном плавании, иногда сталкиваясь и выясняя, кто чья служанка, богословие и философия теперь изложены так, что между ними стоит поставить дефис».

«У Бердяева есть ругательный термин “профессорская философия”, – говорит Давид Гзгзян. – Кьеркегор разве не является пререкаемой фигурой в том же смысле? Или Фридрих Ницше? Но что-то их выталкивает из того поля, которое называют профессиональной философией». По мнению профессора Гзгзяна, «предмет интереса Николая Александровича связан с тем, чтобы выявлять в человеке собственно человеческое, что и приводит его к “безначальным началам” – свободе и творчеству». 

Давид Гзгзян, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ

Давид Гзгзян, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ

Бердяев в первую очередь антрополог. «Для него абсолютно важен Бог и абсолютно важен человек, – говорит ректор СФИ профессор священник Георгий Кочетков. – Христианская антропология не может обойтись без Бердяева, для которого в центре стоит личностность и соборность. Это то, что подходит и для церкви, и для общества, и для каждого человека, кто бы он ни был по своей философии, по вере, по идеологии. Когда мне приходилось последнее десятилетие работать над христианской антропологией, конечно, в основу я положил именно бердяевскую мысль, бердяевское откровение».

Со стремлением проникнуть в тайну человека и связан экзистенциальный язык Бердяева, считает ректор СФИ. «Это удивительная попытка заговорить с человеком на языке мистическом. Антропология вообще уходит своими корнями в мистику, хотя бы потому что базируется на том простом положении, что человек есть образ и подобие Божие, – говорит отец Георгий. – Человек, у которого нет мистического опыта, этого не поймёт, он скажет: вы это придумали. Бердяев не просто повторяет библейское откровение, но делает шаг вперёд – говорит о вещах, о которых до него не говорили».

Священник Георгий Кочетков, кандидат богословия, ректор СФИ 

Священник Георгий Кочетков, кандидат богословия, ректор СФИ 

«Язык Бердяева – не конструкт, он органичен смыслам, которые рождались и в его духовном опыте, и в опыте окружающей его жизни, – считает заведующая кафедрой религиоведения СФИ Маргарита Шилкина. – Ведь это было время, когда не только все рушилось, но и что-то рождалось».

Маргарита Шилкина, кандидат философских наук, заведующая кафедрой религиоведения СФИ 

Маргарита Шилкина, кандидат философских наук, заведующая кафедрой религиоведения СФИ 

По свидетельству Бориса Воскресенского, кандидата медицинских наук, доцента СФИ и кафедры психиатрии и медицинской психологии РГМУ им Н.И. Пирогова, как антрополог Бердяев профессионально важен и для психиатров. «Меня познакомил с его работами преподаватель курса психиатрии в медицинском институте в 1968-м году, – рассказал он. – Я читал “Самопознание” ещё в парижском издании и был потрясён этой книгой. И до сих пор она остаётся для меня как для психиатра одной из важнейших книг. Только у Бердяева я нашёл ответы, определения, содержательно отвечающие нашим научным задачам и моему собственному поиску: что такое тревога, депрессия, страх, одиночество. Это замечательная экзистенциальная психология и психиатрия». Вместе с тем, Борис Воскресенский добавил, что «в современной психиатрии запрос на Бердяева, к сожалению, не велик, потому что она вся очень формалистична и функциональна».

Борис Воскресенский, кандидат медицинских наук, доцент СФИ и кафедры психиатрии медицинской психологии РГМУ им Н.И. Пирогова

Борис Воскресенский, кандидат медицинских наук, доцент СФИ и кафедры психиатрии медицинской психологии РГМУ им Н.И. Пирогова

«Интересно всех слушать: всех Бердяев достиг, – сказал, подводя итоги разговора, отец Георгий. – Как-то он смог проникнуть в самую глубину нашего сердца, помог в борьбе с объективацией духа, без чего сейчас просто не выжить. По совокупности его духовных плодов мы могли бы почитать Николая Александровича как святого человека. Недавно в беседе с Алексеем Павловичем Козыревым на радио “Вера” мы пришли именно к этому выводу, заговорив о признании святости Бердяева и отца Сергия Булгакова».

В круглом столе также приняли участие кандидат философских наук Иван Иванюшкин, аспирант философского факультета МГУ Анна Макарова, старший преподаватель СФИ генетик Галина Муравник, секретарь кафедры философии и аспирантка Института философии РАН Алина Патракова и другие.

Справка

Николай Александрович Бердяев – русский религиозный философ, который изменил весь ландшафт философской и христианской мысли XX века. Для Русской церкви и всего христианского мира он оказался пророком, который по-новому заговорил о Боге, человеке, Церкви, смысле истории, добре и зле, этике и особенно о проблемах творчества и свободы. В век поругания человека Бердяев размышлял о его достоинстве и назначении.

Николай Бердяев родился в 1874 году в Киевской губернии в аристократической семье. Ещё мальчиком он осознал своё призвание: «Любовь к философии, к познанию смысла жизни вытесняла во мне всё». В шестом классе Бердяев, отказавшись от карьеры военного, оставил Киевский кадетский корпус и поступил в университет. Огромное значение для него имели Федор Достоевский, Лев Толстой, Генрик Ибсен, философы Иммануил Кант, Серен Кьеркегор, христианский мистик Якоб Бёме.

Бердяев был одной из самых заметных фигур среди мыслителей русского религиозного возрождения начала XX века. В 1919 году он основал в Москве Вольную академию духовной культуры, просуществовавшую до высылки философа из России в 1922 году. «Это своеобразное начинание возникло из собеседований в нашем доме, – вспоминает Бердяев в своей книге «Самопознание». – Значение Вольной академии духовной культуры было в том, что в эти тяжелые годы она была, кажется, единственным местом, в котором мысль протекала свободно и ставились проблемы, стоявшие на высоте качественной культуры». Выступая с публичными лекциями в самых разных кругах, Николай Бердяев отмечал чрезвычайную религиозную жажду, охватившую русский народ в это время.

В 1922 году Бердяев в числе других выдающихся представителей русской культуры, науки и богословия был выслан из России советской властью на знаменитом «философском пароходе». Он не хотел покидать страну и до конца жизни, проведенной в изгнании, мечтал вернуться на родину.

Николай Александрович был человек глубоко церковный, и вне христианского откровения его мысль не может быть понята. Его подчас плохо опознавали как традиционного православного. Но верным свидетельством являются слова святого праведного Алексия Мечёва, который перед высылкой Бердяева из России благословил его на пророческую миссию словами: «Ваш голос должна услышать Европа».

Некоторое время Бердяев жил в Берлине, а с 1924 года до самой смерти – в Париже. Он принимал активное участие в работе Русского студенческого христианского движения, дружил с выдающимися деятелями русской эмиграции, в том числе с преподобномученицей Марией (Скобцовой), на практике воплотившей многие его идеи. Много писал и печатался, с 1925 по 1940 год был редактором журнала русской религиозной мысли «Путь», активно участвовал в европейском философском процессе.

Большую часть своих работ и важнейшие из них философ опубликовал в эмиграции. Пророчество отца Алексия Мечёва сбылось: статьи и книги Бердяева были переведены на десятки европейских языков. Он был семь раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Но в последние годы жизни Николай Александрович с грустью замечал, что в России пока остался не услышанным.

Николай Бердяев умер 23 марта 1948 года за своим письменным столом.

Галина Муравник, генетик, старший преподаватель СФИ; Иван Иванюшкин, кандидат философских наук

Галина Муравник, генетик, старший преподаватель СФИ; Иван Иванюшкин, кандидат философских наук

Анна Макарова, аспирант философского факультета МГУ 

Анна Макарова, аспирант философского факультета МГУ 

Контакты

Лицензия на осуществление образовательной деятельности от 29 декабря 2022 года
Свидетельство о государственной аккредитации от 26 января 2023 года
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 9701225665, КПП: 770101001
Р/с: 40703810838120100621 ПАО Сбербанк
К/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
ОКТМО: 45375000
ОГРН: 1227700696850
ОКПО: 74556262
ОКВЭД: 85.22

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00