Перейти к основному содержимому

Минус 50 миллионов и другие трудные вопросы

В чём специфика преподавания истории в ряду других гуманитарных дисциплин высшей школы, как развивать у студентов исследовательские навыки, какие трудные вопросы истории отечества XX века выявляет преподавание в ситуации «войн памяти» и как разрешать их в научном и образовательном поле – обсуждали участники круглого стола «Проблемы преподавания истории в высшей школе», организованного Свято-Филаретовским институтом совместно с Гродненским государственным университетом имени Янки Купалы 8 мая.

В Историко-культурном стандарте, принятом в 2015 году, есть раздел под названием «Трудные вопросы истории». «Этот раздел охватывает практически всю историю XX века – от причин и оценок революции 1917 года, результатов индустриализации, коллективизации и национальной политики большевиков вплоть до оценки первого десятилетия века нынешнего», – напомнил ректор СФИ доктор исторических наук Алексей Мазуров.

Ректор СФИ Алексей Мазуров

Ректор СФИ Алексей Мазуров

«Историческая память у нас распадается на память разных групп и возрастных сегментов, есть память государственная, семейная, личная, – говорит Алексей Мазуров. – Нет определённости с нравственной оценкой тех или иных событий. Большевистский проект, к примеру, одни считают тупиком, а другие видят в нём экономический и социальный прорыв».  

«У нас, как и в России, существуют трудные моменты в освещении истории XX века, – говорит профессор кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ доктор исторических наук Эдмонд Ярмусик. – Некоторые преподаватели и исследователи по-прежнему держатся установок советской школы, некритически воспроизводят её методологию, и это негативно сказывается на восприятии и на интересе студентов к истории Беларуси». 

Профессор кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ Эдмонд Ярмусик

Профессор кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ Эдмонд Ярмусик

Говоря о проблемах преподавания истории студентам неисторических гуманитарных направлений, российские эксперты отмечают низкий уровень подготовки в средней школе, недостаточный для освоения университетской программы.

«С сентября я читал обзорный курс по истории Второй мировой войны в Высшей школе экономики для четверокурсников бакалавриата, – рассказывает доцент СФИ кандидат исторических наук Кирилл Александров. – Наверное, это были лучшие студенты из всех, с которыми я работал, с точки зрения интеллекта, умения слушать, анализировать. И вот вся моя изящно написанная программа ломается, потому что приходится объяснять очень простые вещи. Выясняется, что проблема не в том, как интерпретировать пакт Молотова-Риббентропа – дети не знают даже о том, что по требованию советской стороны секретный протокол рассматривался как неотъемлемая составная часть этого пакта». 

Доцент СФИ Кирилл Александров

Доцент СФИ Кирилл Александров

По мнению учёного секретаря СФИ доктора филологических наук Юлии Балакшиной, проблема коренится не просто в системе среднего образования. «Идёт массовое разрушение исторического сознания как такового, – считает Юлия Балакшина. – Мы живём в эпоху, когда люди перестают ощущать себя внутри исторического процесса. Это связано и с массовыми перемещениями людей, с отрывом от корней, и с какими-то идеологическими заказами, и с погруженностью в виртуальные пространства, которые всё время моделируют какую-то новую историческую реальность. Надо трезво понимать, что к нам будут приходить студенты, не понимающие, что такое история, не умеющие жить в истории. И перед нами будет вставать задача это историческое сознание в них пробудить и вывести их к каким-то аналитическим проблемам, которые, как мы надеемся, в конце вузовского образования они смогут ставить».

По опыту самой Юлии Балакшиной, пробуждение исторического сознания «происходит не столько от усилий педагогов, сколько в результате каких-то духовных усилий самих студентов, которые связаны с обретением веры и воцерковлением».

Ученый секретарь СФИ Юлия Балакшина

Ученый секретарь СФИ Юлия Балакшина

«В своё время Марк Блок заметил, что каждый христианин почти неизбежно должен быть историком», – напомнил декан исторического факультета СФИ кандидат исторических наук Константин Обозный.

Декан исторического факультета СФИ Константин Обозный

Декан исторического факультета СФИ Константин Обозный

Ещё одна точка пробуждения исторического сознания – семейная память. «Дело сдвигается, когда даешь студентам задание посмотреть на историю XX века через судьбы членов своей семьи, – говорит заведующий кафедрой современных технологий довузовского образования ГрГУ кандидат исторических наук Светлана Силова. – Для белорусов это очень актуально, мы иногда предлагаем проследить семейную историю аж с конца XVIII века, с того момента, когда белорусские земли попали в состав Российской империи. Как сказались в истории семьи события Первой мировой войны, межвоенного периода, Вторая мировая война и последующая очень трагичная история Беларуси? Это очень интересно, потому что семьи – разные. Если ты попал в репрессии, то у тебя одна история XX века, если не попал – то у тебя счастливое советское будущее и карьера: от неграмотного до руководителя какого-нибудь подразделения. Такой подход позволяет активизировать и развивать критическое мышление». 

Заведующий кафедрой современных технологий довузовского образования ГрГУ Светлана Силова

Заведующий кафедрой современных технологий довузовского образования ГрГУ Светлана Силова

Другая проблема, на которую указывает Кирилл Александров, – дискретное восприятие истории. «Невозможно говорить о Второй мировой войне вне контекста советской истории как минимум 1917-1953 годов, – говорит историк. – Между 22 июня 1941 года и 25 октября 1917 года существует явственная связь. Массовое сознание сформировано определенными идеологическими постулатами в первую очередь через советской прессу и кинематограф. Для обывателя была какая-то огромная Вторая мировая война, внутри неё – Великая отечественная, в которой советский народ победил. Но как эти две войны связаны и можно ли говорить о победе советского народа отдельно от победы антигитлеровской коалиции – таких вопросов часто даже не возникает».

По мнению Кирилла Александрова, два главных концептуальных события последнего тысячелетия – общие для российского и белорусского культурного и геополитического пространства. «Первое – это принятие христианства, которое вводит нас в европейскую цивилизацию, – говорит учёный. – А второе заключается в том, что в очень короткий исторический отрезок между 1917 и 1953 годом сумма прямых человеческих потерь превышает 50 миллионов человек. Ещё полтора миллиона – это две волны эмиграции: послереволюционная и военная. Почему стало возможным, куда делись эти люди, от чего они погибали, как изменилась структура населения под влиянием таких потерь? Для нас это главное событие XX века. И, конечно, никакие полёты в космос, освоение Северного морского пути, строительство какой-нибудь гидроэлектростанции или танкового завода не выдерживают сравнения с этим».

Целостному пониманию исторического контекста мешает и то, что недостаточно введена в научное поле проблематика, связанная с конфессиональной историей XX века, считает Светлана Силова. Есть представление о социально-экономическом, общественно-политическом, культурном развитии, а роль конфессионального фактора в советской истории не осмыслена.

Среди наиболее болезненных проблем – научно-исследовательская мотивация и связанные с этим вопросы воспитания и методологической подготовки молодых учёных. Дополнительная трудность для исторической науки на постсоветском пространстве создается тем, что присутствует определённый идеологический фильтр: официально можно заниматься любыми историческими исследованиями, писать выпускные работы и даже книги, но, если речь заходит о докторских диссертациях, есть темы, по которым невозможно защититься.  

«XX век – трагическая страница в истории народов Советского союза, – говорит Алексей Мазуров. – И мировой опыт нам подсказывает, что эти исторические травмы нельзя оставлять без внимания. Это как болезни. Вот есть у человека хроника – её надо лечить, профилактировать. Задача – не просто добиться ремиссии, а излечиться от всего, что там было, назвать вещи своими именами».

В круглом столе также приняли участие Сергей Пивоварчик, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ; Виктор Белозорович, кандидат исторических наук, заместитель декана факультета истории и социологии ГрГУ; Сергей Омелько, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ; Владимир Черняев, кандидат исторических наук, доцент СФИ, и другие историки.

Круглый стол «Проблемы преподавания истории в высшей школе» в этом году стал очередным совместным проектом в рамках договора о сотрудничестве между СФИ и ГрГУ.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225