Перейти к основному содержимому

О служении женщин в церкви

Комментировать
Николай Ге. Вестники Воскресения. 1867

Николай Ге. Вестники Воскресения. 1867

С праздником, дорогие братья и сёстры!

Сегодня особый день, который посвящён, в контексте празднования Пасхи, жёнам-мироносицам. И, как вы знаете, его всегда считают своеобразным «женским днём», иногда даже так и поздравляют сестёр с этим праздником, иногда говорят об этом в проповедях. И наверное, это неплохо – иногда вспомнить в церкви о сёстрах, об их различных служениях и о том, какие были замечательные жёны-мироносицы: как они принесли миро помазать тело Усопшего и оказались первыми свидетелями Воскресения, хотя апостолы им в этом поначалу и не поверили.

В таких поздравлениях всегда есть что-то умилительное и доброе, но мне представляется, что этого мало. Потому что быть свидетелем Воскресения – это значит наполниться Духом Жизни Воскресшего, это значит наполниться Христовой Любовью. А если человек наполняется этим Духом и этой Любовью, то в нём раскрываются значительно большие дары и возможности, чем то, что нужно, чтобы обслуживать подсвечники, мыть полы или, в крайнем случае, служить в качестве матушек у батюшек. Древняя церковь помнила слова апостола Павла, что во Христе нет «ни мужеского пола, ни женского» (Гал 3:28). Церковь знала и служение пресвитерид, и служение дьяконисс, то есть священное, святое служение, которое воплощало в жизнь этот принцип апостола Павла.

Конечно, давно прошли те времена. Служение пресвитерид было прервано решением одного из соборов в IV веке. Служение дьяконисс никто не прерывал, и оно, тихонечко угасая, существовало в церкви целую тысячу лет, до X-XI века. В богослужебных книгах того времени мы находим чины хиротонии, рукоположения дьяконисс. И там, как вы знаете, расписан порядок, что дьякониссы рукополагаются в алтаре и причащаются у престола, так же, как дьяконы, и сразу после них, перед иподьяконами. Когда-то было так, но с XII-XIII века наступили тяжелые исторические времена, и, хотя в каких-то формах это служение продолжалось, но уже ни о каких хиротониях дьяконисс речи быть не могло. Потом под влиянием ислама отношение к женщинам стало ещё более далёким от Нового Завета, и к ним стали относиться только как к услужающим, как к тем, кто должны служить мужчинам, мужьям, иерархии и так далее.

Неслучайно с середины XIX века начинается процесс восстановления священного служения женщин. Святитель Филарет Московский первым снова рукополагает дьяконисс. А потом в конце XIX – начале XX века это же делает святой Нектарий Эгинский в Греции, не получая, конечно, одобрения со стороны большинства. Можно ещё вспомнить, что Московский собор 1917-1918 годов, который подробно разбирался в этом вопросе, явно благоприятствовал введению чина дьяконисс. Если бы не революция, то мы бы уже сто лет назад имели этот чин в церкви. В наше время – напомню вам одну из последних новостей церковной жизни, чтобы закончить эту тему о дьякониссах – в Александрийском патриархате этот чин официально восстановлен, и в Африке рукополагают православных дьяконисс, желательно из местного населения.

Это, конечно, ещё не всё, что нужно для того, чтобы дары, которые несут в своих сердцах сёстры во Христе, могли раскрыться в полную меру. Сегодня, например, ещё празднуется память Тамары Грузинской, одной из равноапостольных жён. Как ни странно, служение равноапостольных жён в церкви существовало довольно долго: их в святцах не так много, однако это не два и не три случая. Что это значит? Быть равноапостольной – значит служить делу свидетельства о Христе Воскресшем, продолжать собственно дело жён-мироносиц. Это значит быть миссионерами, свидетелями о Христе от всей полноты сердца, причём свидетелями действенными. Под влиянием таких святых многие люди приходили ко Христу, образовывались целые церкви. И конечно, это сейчас нелегко себе представить на практике, однако думается, что ничто не мешает сёстрам и осуществлять христианскую миссию, и возрождать катехизацию, которую в древности могли вести женщины. Они могли помогать катехизаторам – пресвитерам или епископам – в совершении крещения, но могли и сами учить. Этот вопрос остаётся не совсем выясненным, иногда спорным, однако судя по всему, может быть очень недолго, но так было в истории церкви.

Наверное, мы должны сделать ещё один шаг и признать, что то вдохновение, которое даёт каждому человеку Дух Святой, может быть одинаково плодоносным и для мужчин, и для женщин. И очень жалко, когда женщины-христианки себя ограничивают, сами себе не ставят задач духовного служения, харизматического служения – свидетельства, просвещения, служения дьяконического, и, по мере необходимости, возглавления молитвенных собраний, особенно женских, как бывало в истории. Наверное, единственное, чего не знала история – это женщин-епископов. Сейчас в некоторых протестантских церквах, в частности в лютеранской церкви, такая практика существует, но она сильно оспаривается древними апостольскими церквами. Вы знаете, какие споры идут по вопросу женского священства. Но если мы вернёмся к старому, первоначальному пониманию священства как царственного священства всего Народа Божьего, то и здесь препоны уходят. И очень хотелось бы, чтобы сёстры, которые последние века традиционно составляют большинство церковного народа, были не только слушателями, не только теми, кто воспринимает и помогает, что само по себе замечательно и достойно всяческой поддержки, похвалы и наград. Но всё-таки надо признать, что в церкви сёстры, женщины-христианки могут брать на себя и ещё более ответственные служения, вплоть до равноапостольного. Они вполне могут быть примером для всех церквей, для всех членов церкви.

Вот, например, во время недавней поездки в Хельсинки мы посетили часовню, посвящённую матери Марии (Скобцовой). Мы удивились, что самая новая часовня, освящённая всего два года назад, была освящена именно в честь матери Марии. Мы этого как-то даже не ожидали, для нас это было нечаянной радостью. А потом мы узнали, что она была избрана не только потому, что она святая нашего времени, а не древних незапамятных времен, но ещё и потому, что она прекрасный пример для всех христиан, включая протестантов и католиков. И это действительно так, нам об этом рассказывал и митрополит Хельсинский Амвросий, и другие люди. Быть примером для всех христиан у православных получается нечасто. Это оказывается непросто. И может быть, мать Мария – один из редчайших примеров такого свидетельства, потому что, с одной стороны, она человек, который с полной самоотдачей служил всем притесняемым, угнетаемым, болящим, нуждающимся, голодным, холодным, умирающим, подвергающимся опасности смерти, а с другой стороны, она одна из первых в XX веке женщин, проповедовавших в православном храме. До сих пор попробуйте представить себе, чтобы на приходе читалось Евангелие, а потом проповедь говорила какая-нибудь женщина, даже если бы она была монахиня. Я думаю, что всякий, кто знает нашу церковную жизнь, представив себе эту картину, хорошенько посмеётся над её невозможностью. А вот мать Мария ещё в первой половине XX века имела такое благословение – стоя около амвона в центре храма проповедовать. Она не просто писала стихи или вышивала какие-то церковные пелены, она не просто осуществляла дьяконию, она ещё и осмысляла самые сложные вопросы внутрицерковной жизни, и при этом не оглядывалась по сторонам и вела себя вполне самостоятельно в этом, так что могла вызывать разную реакцию. Однако её служение не прерывалось.

Это всё должно нас укреплять, и прежде всего укреплять всех верующих сестёр в тех служениях, которые, может быть, редко осуществлялись и осуществляются в церкви женщинами. Конечно, XX век ещё многое дал, и мы еще многого из этого не знаем. Есть, например, случай, связанный с именем Пастернака, когда один известный московский священник (о. Николай Голубцов) послал именно женщину, даже не монахиню, чтобы причастить его перед смертью. Поскольку кому-либо из церковных людей было затруднительно пройти в дом Пастернака в этот момент, он ей вручил Святые Дары, чтобы она пошла и причастила умирающего замечательного христианского писателя и поэта.

Всё это по-новому открывает нам смысл сегодняшнего, подчеркиваю, пасхального праздника, посвящённого жёнам-мироносицам. И этот свет Воскресения, пасхальный свет отгоняет всякую тьму и всякие предрассудки, связанные с местом и служением женщин в церкви и в мире, лежащем во зле. Нам есть о чём подумать, нам есть что здесь делать! Мы не можем просто возвращаться к Ветхому Завету, мы не можем считать, что женщины в семьях должны быть лишь подчинёнными главе семьи – христианину-мужчине, мужу. Всё это теперь в несколько ином свете предстаёт перед нами. И дай же Бог, чтобы мы не теряли этого аспекта праздника Пасхи! Дай Бог, чтобы для нас Пасха раскрывалась многообразно, в том числе с точки зрения служения женщин в Церкви! И пусть каждый из нас благодарит Бога за то, что во Христе нет ни мужеского пола, ни женского! Пусть каждый из нас научится делать из этого правильные полноценные выводы! Пусть каждый из нас способствует раскрытию даров Святого Духа во всех христианах, во всех членах церкви, включая и наших замечательных сестёр, женщин-христианок!

Аминь.

Христос воскрес!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях