Перейти к основному содержимому

Удивление как научный метод

Комментировать
«Начало и мотивация научного познания: рассуждение об удивлении» (М. : ЛЕНАНД, 2018) – так называется книга Григория Гутнера, которую обсуждали его друзья и коллеги из Института философии РАН, Философского факультета МГУ и Свято-Филаретовского института на презентации 4 ноября. 
Заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Давид Гзгзян и профессор СФИ Александр Копировский

Заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Давид Гзгзян и профессор СФИ Александр Копировский

В книге обсуждается особый акт мысли, который совершается всякий раз, когда человек обращается к научному творчеству. Прослеживая тему удивления в философских и научных текстах разных эпох, рассматривая его как подход, противостоящий инструментальному или утилитарному, Григорий Гутнер в то же время показывает их сложное взаимодействие. 

Татьяна Панченко, автор курса русской религиозной философии в СФИ

Татьяна Панченко, автор курса русской религиозной философии в СФИ

«Изначальное и с моей точки зрения более точное название книги – “Образы удивления, или Возможное начало науки с антропологической точки зрения”, – рассказала Татьяна Панченко, автор курса по русской религиозной философии в СФИ. – Действительно, наука настолько связана с техникой, и так много ее достижений используется, что большинство людей считают ее утилитарным занятием, пользы ради. Григорий Борисович доказывает, что наука относится к тем же неутилитарным видам деятельности, что и мораль, религия, искусство, игра, которые формируют самого человека». 

Без творческого акта, в основе которого лежит удивление – выделение из совокупности «подручного» (термин Мартина Хайдеггера) предмета особого интереса, требующего специального изучения, – наука рискует выродиться в какую-то иную практику, перестать быть собственно наукой. «Отзываясь об этой книге в письме Григорию Борисовичу, я чуть шутя заметила: “Вы обосновываете царственное происхождение науки”, – зачитала Татьяна Николаевна свою переписку с автором книги. – Он мне ответил: “Вы очень неожиданно и очень точно выразили идею, которую я пытался обосновать. У меня действительно постоянно присутствует мысль о проявлениях аристократизма, благородства. Научные занятия, на мой взгляд, одно из них». 

Владислав Шапошников, заведующий кафедрой философии естественных факультетов Философского факультета МГУ

Владислав Шапошников, заведующий кафедрой философии естественных факультетов Философского факультета МГУ

«Я, с одной стороны, всегда восхищался тем, как Григорий Борисович строит рассуждение по любому поводу, его удивительной способностью концептуальной обработки самого разного материала, а, с другой стороны, у меня оставалось определенное недовольство: мне всегда казалось, что у него это получается слишком гладко – концы с концами сошлись, все так убедительно, что лезвие ножа не засунешь, но жизнь сложнее, – признался Владислав Шапошников, заведующий кафедрой философии естественных факультетов Философского факультета МГУ. – А эта книжка в этом отношении мне очень понравилась. В ней оказалось очень много интеллектуальной свободы, она не ставит человека в положение, что ему все доказали несокрушимыми аргументами, и деться ему больше некуда».

«Казалось бы, кто из нас не слышал, что в начале философского и научного познания стоит удивление? – сказала доцент СФИ Екатерина Полякова. – Но на самом деле мысль Григория Борисовича идет вразрез с основной тенденцией философии, по крайней мере с Нового времени и до сегодняшнего дня – а именно с приматом практического знания над теоретическим, с превращением знания в утилитарную практику. Наука не сводится к удовлетворению потребностей – это интерес к самой реальности». 

«Приятно прочитать в его книге о какой-то единой, близкой природе удивления и религиозного переживания, – отметил профессор СФИ Александр Копировский. – Я не припомню, чтобы кто-то так ставил их в один ряд».

«Если договаривать до конца, то я бы сказал, что не только науке, но и теологии долгое время не хватало внутри себя начала удивления, – заметил заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Давид Гзгзян. – А ведь что как не изумление может испытывать Творец, глядя на то, как творение реагирует на Него? Всякий разговор о творчестве и Творце стоило бы начинать с того, что Творец – этот Тот, кто не перестает удивляться». 

В дискуссии также приняли участие профессор кафедры онтологии и теории познания Философского факультета МГУ Зинаида Сокулер; доцент Философского факультета МГУ Елена Косилова; доцент СФИ профессор Светлана Неретина; и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН Федор Блюхер; доцент СФИ Галина Шпатаковская. 

Профессор Светлана Неретина, доцент СФИ

Профессор Светлана Неретина, доцент СФИ

Елена Косилова, доцент Философского факультета МГУ

Елена Косилова, доцент Философского факультета МГУ

Федор Блюхер, и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН

Федор Блюхер, и.о. заведующего сектором философских проблем социальных и гуманитарных наук Института философии РАН

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты