Перейти к основному содержимому

Педагогика Будды

Однажды Будда сказал, что знает три вида чудес: «Сверхъестественное чудо, чудо обнаружения (мыслей других людей) и чудо наставления-обучения». Два первых Просветленный оценил весьма низко, указав, что избегает и стыдится их.
Сергей Щербак

Сергей Викторович Щербак

Подобные чудеса, по мнению Шакьямуни, производят поверхностный эффект, а тем, кто в них поверил, демонстрируется ложная идея, что и работа над собой может быть проделана по волшебству, а усилия не обязательны. Но чудо наставления-обучения производит полный переворот в жизни человека. Будда подчеркивал его вдохновляющий характер: оно направляет людей к собственному развитию, к прояснению и выявлению причин мучительного опыта.

45 лет Будда был занят этим видом чудотворения, и теперь, спустя века, тексты буддийского канона открывают нам его личность и педагогические методы. Особенностям буддийской педагогической системы было посвящено заседание, которое провели кафедры религиоведения СФИ и РПУ св. Иоанна Богослова 8 октября в рамках межвузовской конференции «Идея синергии в истории религий».

Своими корнями буддийская педагогика уходит в учение о человеке, рассказал старший преподаватель кафедры религиоведения СФИ Сергей Щербак. Буддийская традиция с сожалением смотрит на тех, кто «плывет по течению», чьи мысли, слова и поступки определяются крайностями и вращаются вокруг мирских ценностей – «славы и бесславия, удовольствия и страдания, обретения и потери, хвалы и хулы». Таков «обычный человек», все его эмоции и действия представляют собой простую реакцию на раздражитель. Другой тип человека – благородная личность. Это тот, кто заметил в себе склонность к инфантилизму и безответственности и осознал, что ключ к освобождению от них – его внутренний мир, ум и сознание, которым «обычный человек» владеет только фрагментарно. Поэтому благородная личность – это тот, кто подчиняет себе ум, становится хозяином своего ума, а не солдатом, ежедневно выполняющим приказы следования за неблагими побуждениями – враждебностью, страстью, алчностью, ленью и другими подобными проявлениями.

Одна из центральных проблем буддийского учения – преодоление бесконтрольного блуждания сознания, которое, подобно обезьяне, прыгающей с ветки на ветку, постоянно меняет свой объект. Пока контроля над умом нет, человек не «целое», а набор фрагментов. Превращение человека из «обычного» в благородную личность – это и есть путь, на котором преодолевается инфантильность, человек становится зрелым, целостным. В этом и заключается цель буддийского образования.

Решение педагогических задач по «доведению до зрелости» предполагало тесную связь учителя с учеником, последний постоянно пребывал в учении и практике, каждый этап такого образовательного маршрута завершался экзаменом (как правило, диспутом). Это долгий путь – образование в буддийском монастыре длится от 10 до 30 лет. Представление о требованиях к ученику можно составить по тому, что говорится о ложном ученичестве: «такой неосновательный ученик... не слушает хорошо, не обращает свой слух, не прилагает свой ум к знанию, хватается за то, что не значимо, отрицает то, что значимо, и не наделен терпением, чтобы подчиняться учению». Учителем, согласно буддийской традиции, мог быть только человек, сам достигший бесстрастия и контроля. Однако учитель лишь показывает путь и не может нести ответственность за ученика. Каждый сам отвечает за собственный успех.

В какой мере подобная педагогическая практика может назваться образованием? Так поставил вопрос социолог Андрей Игнатьев (Центр изучения религий РГГУ). Это более похоже на религиозную инициацию, на введение в традицию, а не на образование в современном смысле этого слова, заметил он.

Директор Института религиозной педагогики РХГА профессор Федор Козырев высказал иную точку зрения, указав, что аспект инициации неустраним из образования. Он напомнил слова известного философа образования Сергея Гессена, что «метод научного исследования передается путем заразы, непосредственно от человека к человеку», «путем устного предания, носителем которого является не мертвое слово, а всегда живой человек».

Разность взглядов ученых задает рамки большой темы, разработка которой предполагается на следующих встречах.

О некоторых особенностях педагогических систем в исламе, иудейской традиции, индуизме и скандинавской культуре рассказали доцент СФИ и ведущий научный сотрудник ИВКА РГГУ Алексей Журавский, преподаватель СФИ Борис Рашковский, востоковед, преподаватель РПУ Максим Демченко, заведующий кафедрой религиоведения РПУ Иван Негреев. Также в дискуссии приняли участие декан факультета религиоведения СФИ Маргарита Шилкина, заведующий кафедрой философии, гуманитарных и естественнонаучных дисциплин СФИ Григорий Гутнер, член кафедры церковно-исторических дисциплин СФИ Наталия Игнатович.

Обсуждение педагогических практик в мировых религиях стало продолжением разговора о синергии – идее соработничества человека и Бога – и ее отражении в религиозных традициях мира. Эти совместные встречи ученых проводят кафедры религиоведения РПУ св. Иоанна Богослова и СФИ с 2013 года. Следующая сессия конференции будет посвящена разговору о педагогике в христианстве и исламе.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО «Сбербанк России»
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225