Перейти к основному содержимому

Оксбридж – питомники для элит

О специфике образования в Оксфорде и Кембридже рассказали гости кафедры церковной и социальной истории Свято-Филаретовского института на ежегодном круглом столе по методикам преподавания истории в высшей школе.
Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

В мировом рейтинге университетов по версии британской компании Quacquarelli Symonds в 2021 году Оксфорд занимает 5-е место, Кембридж – 7-е. А среди европейских вузов Оксбридж – стабильно первые.

Словом «Оксбридж» два старейших университета соединил писатель Уильям Теккерей, назвав так вымышленный городок, куда отправился учиться Артур – главный герой его романа «Пенденнис». Идея объединения витала в воздухе ещё в XVI веке, и в 1571 году был подписан Акт об инкорпорации двух университетов, но в силу – и то лишь частично – он вступил в 2010 году. Официальное название Оксфорда – «Канцлер, магистры и стипендиаты университета Оксфорда», а Кембридж по своему статусу – привилегированное благотворительное учреждение.

По одной из версий, Кембридж основали в XIII веке бежавшие из Оксфорда учёные монахи. Противостояние между университетами сохраняется до сих пор и выражается не только в знаменитой лодочной гонке, которой скоро двести лет (это символ состязательности двух великих школ, как и ежегодные Varsity Games Oxford – Cambridge по футболу, регби, крикету), но и, прежде всего, в академической конкуренции. «В Англии она не вырастает до размеров гражданской войны – это цивилизованное противостояние двух научных школ, – говорит выпускник Кембриджа кандидат исторических наук Сергей Подболотов. – Если вы работаете в Оксфорде и переходите в Кембридж, вас никто не считает “предателем”. Это вовсе не переход из “Ливерпуля” в “Манчестер Юнайтед”».

Лодочные гонки Oxford – Cambridge. Фото: pixabay.com

Лодочные гонки Oxford – Cambridge. Фото: pixabay.com

Университет без юридического адреса

Оксфорд объединяет 45 колледжей, включая шесть Permanent Private Halls, которые, в отличие от других, созданы различными христианскими конфессиями и сохраняют свой религиозный характер. Университет не имеет ни центрального органа управления, ни даже юридического адреса.

Каждый колледж имеет своё лицо и свою специфику. Самый необычный, пожалуй, All Souls College, в котором нет ни одного студента, а “fellows”, члены колледжа (они же в данном случае члены совета), не обязаны заниматься преподаванием, полностью посвящая себя исследованиям. Полное официальное название этого колледжа – «Староста и колледж душ всех верных, усопших в Оксфордском университете». Единственный источник дохода учебного заведения составляют пожертвования, что не мешает ему быть одним из самых богатых. Ежегодно выпускникам других учебных заведений, не только Оксфорда, предоставляется возможность подать заявление в экспертную комиссию на соискание стипендии, очень высокой. Иногда пара заявителей проходят конкурс.

Среди членов совета All Souls College – нобелевский лауреат по экономике, два экс-президента Британской академии, лорд-канцлер Великобритании, отставной судья Верховного суда и несколько министров Великобритании. «Предоставление членства в совете этого колледжа – одна из величайших почестей, которую может получить британец, – рассказывает востоковед Сергей Андреев, защитивший диссертацию в Оксфорде и много лет преподававший там. – Стоит вспомнить, что это единственное звание, которое принял знаменитый шпион времён Первой мировой войны – британский археолог, писатель и дипломат Томас Эдвард Лоуренс, известный также как Лоуренс Аравийский, отказавшийся при этом от предложенного ему рыцарства и других высоких почестей».

Уникальность ещё одного оксфордского колледжа – Christ Church, занимающего самую большую площадь в университете, в том, что его глава не избирается, а назначается из числа священнослужителей Англиканской церкви королевой Великобритании.

All Souls College. Фото: Christopher Michel, wikimedia.org

All Souls College. Фото: Christopher Michel, wikimedia.org

Коронная драгоценность британского образования

Как в Оксфорде, так и в Кембридже на университетских факультетах проходят лишь общие лекции и экзамены, а самая главная часть образования происходит на личных встречах с преподавателем. В Оксфорде они называются “tutorials”, а в Кембридже – “supervisions”. В обоих университетах организация таких семинаров – ответственность колледжей.

“Tutorials” предполагают еженедельные часовые обсуждения письменной работы с преподавателем (тьютором). Каждая такая встреча предваряется неформальной беседой под херес – “small talk”. “Small talk” – специфическая черта британской культуры, настоящий джентльмен не начнёт разговор сразу с дела, и умение вести “small talk” – обязательный навык для выпускника Оксфорда.

Изначально в традиции эти собеседования были индивидуальными, сейчас преподаватель работает с группой, но не более трёх человек. Её состав меняется каждый триместр. Главная задача этих встреч – помочь студенту развить критическое мышление, научиться структурировать большие объёмы информации, а главное – приобрести метакогнитивные навыки, позволяющие лучше понимать образовательный процесс и подбирать нужную методику обучения в соответствии со своими способностями и наклонностями.

Большое значение имеет стрессоустойчивость студента, говорит Сергей Андреев. Не всякий выдержит еженедельное испытание письменной работой в 47 страниц, каждая из которых должна опираться на десятки монографий и научных статей. Переработать за неделю такой объём информации невозможно. Но студентов учат не скорочтению, а умению выделить главное из огромного массива сведений, а также навыкам так называемого интеллектуального блефа – способности компенсировать незнание отдельных фактов сформированной позицией и умением её представить. «Даже если у вас не получилось оформить эссе должным образом, можно нейтрализовать негативное впечатление последней фразой, и вам поставят хорошую оценку, – уверяет Сергей Андреев. – Позволю себе сослаться на кембриджский опыт Владимира Набокова: когда ему предложили написать эссе на тему “Лень”, он сдал тьютору чистый лист бумаги и получил великолепную оценку».

Тьютор – не глашатай истины. Его задача – в духе Сократа задавать студентам вопросы, которые пробуждают глубинный интерес человека и стимулируют самостоятельную мысль. “Tutorials” – интерактивный процесс, это уважительный и увлекательный диалог коллег, в котором развивается не только студент, но и его преподаватель.

Каждое эссе отдаётся на рецензию другому студенту. Рецензент обязан поставить острые вопросы даже к самой безупречной работе. «Всегда можно найти, к чему придраться. Это не столько вопрос академический, сколько вопрос характера, – говорит Сергей Андреев. – Человек должен быть готов услышать, что его работа ничего не стоит, и всегда уметь доказать обратное». 

Хай-стрит, Оксфордский университет. Фото: wikimedia.org

Хай-стрит, Оксфордский университет. Фото: wikimedia.org

Как оживает история

Изучение истории в Кембридже – не работа с единым нарративом, оно предполагает рассмотрение конкурирующих теорий и интеллектуальные дебаты, а доступ к архивам и первоисточникам позволяет увидеть историю своими глазами и сделать её живой. «Если студенту трудно работать в архиве, то профессор идёт с ним в архив, со всеми знакомит, рассказывает, как лучше действовать, – говорит Сергей Подболотов. – Студент может в любое время прийти и посоветоваться, а если он потерял библиотечную книгу, колледж возместит потерю».

А книг студентам Оксбриджа приходится читать очень много – помимо еженедельных эссе, предлагается список литературы для подготовки к лекциям и семинарам. «Хорошая лекция в Кембридже похожа на хорошую книгу: в ней ясно объясняются чрезвычайно сложные интеллектуальные, экономические и политические процессы, которые кажутся малопонятными – вы отбрасываете весь “шлак” и добираетесь до сердцевины, – говорит Сергей Подболотов. – При этом вы предлагаете студентам разные точки зрения, разные подходы к одной и той же проблеме. Это помогает развивать критическое мышление и аналитические навыки. На семинары можно приглашать и других профессоров, например, коммунистов – любителей интеллектуального наследия Ленина, которые вслед за Троцким считают, что императорская Россия – “сплошь образа да тараканы”, и пусть интеллектуальная истина насколько возможно выясняется».

Для изучения истории очень важно хорошее знание языков. «Профессор Норман Стоун, глава исторического факультета в Оксфорде, знал двенадцать языков. Немецким он владел на уровне Гёте, а по-русски говорил, как Чехов, – рассказывает Сергей Подболотов. – Лингвистическая подготовка чрезвычайно важна – вы понимаете мир страны, которую изучаете. В дореволюционной России факультеты даже назывались историко-филологическими. Надеюсь, этот подход к историческому образованию в нашей стране будет возрождаться».

Питерхаус – старейший колледж Кембриджского университета . Фото: wikimedia.org

Питерхаус – старейший колледж Кембриджского университета . Фото: wikimedia.org

Питомники для элит

Среди выпускников Оксфорда – 72 нобелевских лауреата, 50 глав государств и премьер-министров. «Чтобы воспитать элиту, её надо не только образовать – надо привить определённые социальные, психологические и управленческие навыки, – утверждает Сергей Андреев. – В Оксфорде есть целые питомники для элит. Один из них – Oxford Union Society, созданное в 1823 году самоуправляемое студенческое сообщество, независимое от университета. Я бы назвал его приличным питомником для элит».

Важная часть жизни Oxford Union Society – дебаты. Иногда на них приглашаются известные политики, деятели искусства, спортсмены, редко учёные. «Цель дебатов – отнюдь не поиск истины, – считает Сергей Андреев. – Это игра ума и обучение цинизму. Человек, который учился в Оксфорде, должен уметь аргументированно говорить о чём угодно, поэтому тематика таких дебатов ничем не ограничена». 

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Существует и «неприличный питомник для элит» – основанный студентами Оксфорда в 1780 году как охотничий и крикетный клуб Bullingdon Club, члены которого знамениты вандализмом и всякими безобразиями. Несмотря на то, что в него входили многие влиятельные люди, например, нынешний премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, университет всячески критикует Bullingdon Club и запрещает его членам собираться в радиусе 15 миль от Оксфорда. Многие бывшие члены клуба выражают сожаление, что они по молодости там состояли, но порой это гарантия жизненного успеха, утверждает Сергей Андреев.

Независимость – одна из главных ценностей Оксбриджа. По идее там отсутствует всякая идеология, важно лишь то, насколько аргументировано вы можете излагать свои взгляды. «Влияние государства на университет может осуществляться лишь финансовыми механизмами, – рассказывает Сергей Андреев. – Правительство может дать грант на те исследования, в которых оно заинтересовано, и не дать на те, в которых оно не заинтересовано. Никакого иного вмешательства быть не может, в Великобритании члены правительства, многие из которых – выпускники Оксбриджа, это понимают». 

Круглый стол «Проблемы преподавания истории в высшей школе: из опыта ведущих британских университетов (Оксбридж)» был организован кафедрой церковной и социальной истории Свято-Филаретовского православно-христианского института 27 апреля. В круглом столе приняли участие доцент Европейского университета Сергей Подболотов, президент Ассоциации международных исследований Афганистана Сергей Андреев, декан исторического факультета СФИ Константин Обозный, учёный секретарь СФИ Юлия Балакшина, доцент СФИ Кирилл Александров, а также слушатели исторических программ СФИ.

Контакты

Лицензия на осуществление образовательной деятельности от 22 октября 2021 года
Свидетельство о государственной аккредитации от 24 ноября 2021 года
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 9701225665, КПП: 770101001
Р/с: 40703810838120100621 ПАО Сбербанк
К/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
ОКТМО: 45375000
ОГРН: 1227700696850
ОКПО: 74556262
ОКВЭД: 85.22

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00