Перейти к основному содержимому

Город Достоевского через призму мировых религий

Комментировать
Традиционная часть программы профессиональной переподготовки «Религия, культура и общество» в Свято-Филаретовском институте – поездка преподавателей и студентов в Санкт-Петербург для общения с носителями изучаемых религий и знакомства с религиозным опытом, запечатленным в памятниках культуры. Студенты поделились своими впечатлениями от поездки.
Олег Миляев

Олег Миляев,
студент 1 курса

Заканчивался праздник Рождества Христова, и мы поехали в Санкт-Петербург знакомиться с искусством и историей древних и современных религий. Сколько я ни приезжал в этот город, погода никогда не баловала. Вот и в этот раз, когда приехал уже не как турист, а как студент факультета религиоведения – зима, небо покрыто ровным слоем серых облаков, таких же серых, как и снег на земле.

Приехали рано утром. На козырьке гостиницы нас встречал вот такой симпатичный персонаж известной басни. Как говорят протестанты: «Что этим хочет мне сказать Господь?»

И вперёд по плану: Эрмитаж, Государственный музей истории религии, опять Эрмитаж, экскурсия по храмам Невского проспекта, Александро-Невская лавра… Трёхдневная программа была насыщена до предела.

Скульптура фламандского художника Яна Фабра

Скульптура фламандского художника Яна Фабра

Во дворе Эрмитажа я увидел скульптуру «человека, измеряющего облака». Это работа современного фламандского художника Яна Фабра. Скульптура – образ самого художника, сентиментального и романтичного, преданного своей мечте. Но это я узнал позже, когда вернулся в Москву и заглянул в интернет.

А тогда меня поразило то, что человек стоит спиной к величайшим шедеврам, созданным человеческими руками, и пытается познать то, что сотворено не человеком. Работы художников часто начинают жить своей жизнью и открывают нам гораздо больше, чем задумал их автор.

Оказывается, и сам дворец, и те сокровища, которые он хранит, могут значить очень мало или вообще ничего не значить по сравнению с той силой, что «возводит облака от края земли, творит молнии при дожде, изводит ветер из хранилищ Своих» (Пс 134:7).

Малый зал Большой хоральной синагоги

Малый зал Большой хоральной синагоги

Восточная архитектура, изящество линий и яркость красок – всё это поражает и заставляет восхищаться талантом тех людей, которые всё это сотворили.

Моё внимание привлёк небольшой светильник справа от ниши, где хранятся свитки Торы, прикрытой занавесом. Это нер тамид – «неугасимый светильник», символическое напоминание о меноре, некогда постоянно горевшей в Храме. Согласно некоторым интерпретациям, нер тамид символизирует также постоянное Божественное присутствие (Шаб. 22б), «… ибо свет – повеления Твои на земле».

Его слабо мерцающий свет терялся среди великолепия зала и яркого освещения. 

Дацан

Дацан

Дацан издали напоминает одиноко стоящую крепостную башню, а когда наступила ночь, он «превратился» в таинственный дворец из восточных сказок. Есть в нём что-то таинственно-пугающее и загадочно-притягательное.

Буддийские молитвенные барабаны

В углу территории храма находится вот такое экзотическое сооружение, это хурдэ – буддийские молитвенные барабаны. Их тихое шероховатое вращение приносит умиротворение и покой в сердца людей, дарит гармонию окружающему миру, усмиряя местных духов.

Анастасия Безгодкова

Анастасия Безгодкова,
студентка 2 курса

Для большинства из нас, пришедших учиться на факультет религиоведения, главная цель – лучше понимать основания других мировоззрений, лучше понимать другого чтобы качественнее и глубже общаться.

За время обучения мы знакомились с многообразным религиозным опытом человечества, с историей человеческого духа, но именно в поездке была возможность встретиться и пообщаться с представителями религий, которые мы изучали на лекциях, и через это лучше понять их дух и смысл.

Прогулка по протестантскому Петербургу

Прогулка по протестантскому Петербургу

Лютеранский храм

Лютеранский храм

Во время прогулки по протестантскому Петербургу мы встретили в лютеранской церкви шведского пастора, с которым даже удалось поговорить по-шведски, выслушали буддийскую проповедь в дацане, а в синагоге пообщались с кантором, который изложил нам краткий курс иудаизма.

Синагога

Синагога

Дацан

Дацан

Правда, должна сказать, что в отличие от иудаизма, знания о котором после экскурсии актуализировались и собрались в некую целостность (надо отдать должное глубоким и интересным лекциям Бориса Евгеньевича Рашковского), буддизм у меня еще больше «рассыпался» на множество разных возможностей – интерпретаций и адаптаций, приспособленных к разным культурным запросам. Это действительно психологические и философские практики, предполагающие очень хорошее знание природы человека. И более глубоко образованные учителя могут это знание преподносить более качественно, хотя можно встретить (как, впрочем, и в православии, и в любой религиозной традиции) и «религиозный продукт» для народного, бытового языческого потребления, для всех, кто жаждет немножко улучшить свою жизнь.

Русский музей. Зал древнерусской иконы

Русский музей. Зал древнерусской иконы

На меня произвели сильное впечатление зал древнерусской иконы в Русском музее, где была возможность пообщаться с однокурсниками и со студентами первого курса, поделиться своим восприятием, и Музей истории религии, где рассказ начинается с первых следов человеческой духовности – наскальных росписей, которые представляют какое-то совершенство линий, графики и свидетельствуют о том, что образное мышление было присуще человеку уже на самой заре нашей истории.

Эрмитаж. Экскурсия Людмилы Ивановны Давыдовой по залам античной скульптуры

Эрмитаж. Экскурсия Людмилы Ивановны Давыдовой по залам античной скульптуры

Справа – Людмила Ивановна Давыдова

Справа – Людмила Ивановна Давыдова

Настоящий подарок ждал нас в «храме искусств» Эрмитаже – старший научный сотрудник и хранитель Отдела античного мира Людмила Ивановна Давыдова провела нас по залам античной скульптуры, и московская суета окончательно отступила. Это была не экскурсия, а действительно встреча с античностью, живой рассказ, глубокое и одновременно доступное развитие смыслов, восстанавливающих связь времён и эпох. Для кого-то античная скульптура впервые заговорила в римских копиях. А ещё было удивительно и нелегко представить, каким бы было наше восприятие античных памятников, сохрани они свою первоначальную полихромную раскраску.

Римские портреты, не оставляли меня равнодушной и в зале Пушкинского музея, но здесь собрана уникальная большая коллекция. Притягивают они тем, что воплощают не идеализированный образ, созданный для богов, а индивидуальные личностные черты и переживания конкретной судьбы, говорящей и с современном человеком. Очень тронул портрет императора Бальбина (III век) – предчувствие надвигающейся трагедии наполняет это немолодое, даже обрюзгшее растерянное лицо, – а также образ хрупкой ранимой души в портрете сириянки (II век).

Могила митрополита Никодима (Ротова)

Могила митрополита Никодима (Ротова)

В последний день мы посетили Никольское кладбище Александро-Невской лавры, поклонились могилам людей, чей путь и духовный опыт нам особенно дороги: архиепископа Михаила (Мудьюгина), священномученика Вениамина (Казанского) и митрополита Никодима (Ротова). Владыка Вениамин, возглавлявший епархию в годы гонений, сумел объединить народ вокруг Христа и уберечь Лавру от разорения. Руководитель нашей поездки и декан факультета религиоведения Маргарита Васильевна Шилкина помогла нам вспомнить историю Александро-Невского братства и рассказала о владыке Михаиле, чьи духовные корни связаны с этим братством. Историю защиты Лавры он застал двенадцатилетним мальчиком и стал свидетелем многих важных событий. Он был одним из первых духовных попечителей и большим другом Свято-Филаретовского института, принимал участие в первой конференции СФИ. Светло и радостно было петь владыке Михаилу «Вечную память». В этот момент к нашей молитве присоединилась женщина, много лет ухаживающая за его могилой, поддерживающая огонь лампадки.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях