Перейти к основному содержимому
Светлана Сонина
Свято-Филаретовский институт

Мистический опыт в общине о. Сергия (Савельева)

Доклад на XXII Сретенских чтениях
В духовном опыте человека и Церкви мы можем различать мистериальный и мистический опыт. Мистериальный опыт раскрывается в таинствах, догматах, аскетических принципах, в его основе – сообразность человека Богу. 

Приобщаясь к этому опыту, человек постигает сущность вещей и стремится к очищению и восстановлению образа Божьего, освящению и спасению. Мистический опыт – это откровение и познание Божьих Тайн – Любви, Свободы, Истины, Жизни, Света. Здесь человек постигает истинный смысл вещей, стремится к обожению, к преображению себя и мира.

В небольшом сообщении мы постараемся выявить мистический опыт общины о. Сергия (Савельвева), увидеть, как в жизни общины соотносился мистический опыт с мистериальным, и в чем специфика мистического опыта этой общины.

Община о. Сергия (Савельева) родилась в конце 20-х годов XX века. Духовные поиски, чтение русской религиозно-философской литературы привели Василия Савельева (будущего отца Сергия), его жену Лидию и еще несколько молодых людей в Православие. Они не только стали участвовать в богослужениях, заботах о храме, устраивать совместные поездки в Саров и общие трапезы, но, по выражению отца Сергия, вошли в Церковь как «власть имущие», чтобы отвечать за все, что их там ожидало1. Лидия Савельева началом общей жизни называет поездку в Саров в 1926 году2. Отец Сергий считает днем становления общины 29 октября 1929 г., когда арестовали сразу несколько членов общины. Этот день стал для отца Сергия особо памятным, дорогим и светлым3.

История общины раскрывается в книге «Далекий путь», составленной из писем и воспоминаний членов общины4

Своеобразие мистического опыта общины отца Сергия (Савельева) мы видим в особом переживании родства во Христе, духовной семьи. Отец Сергий пишет, что они «возлюбили Христа больше, чем мир, и во Христе обрели новую жизнь»5. Новая жизнь сама нашла для себя имя – «родная»6.

Познание тайн Божиих через родную жизнь

Родная жизнь объединила людей, недавно узнавших друг друга, так крепко, как не объединяют никакие родственные узы7. Члены общины называют друг друга «родными». Слова «родная жизнь», «родные» означали для них «Христова жизнь», «Христовы».

Единственной целью членов общины была жизнь во Христе8. Духовная семья воспринимается членами общины как многоценное сокровище, Божий дар, Божие чудо9. Отец Сергий видит в родной жизни закономерные чудеса и порядок, от которых внешне бессмысленная и чепуховая жизнь преображается в божественную. Действием Божиим члены общины делаются участниками вечной жизни во Христе уже на земле10. Родные чувствовали общину одним целым, а себя самих – маленькими частицами11. Христова любовь уязвила сердце каждого, поработила членов общины, соединила их сердца в одно сердце12. Бездна бессильна поглотить тех, кто связан узами любви13. Родную любовь члены общины берегут как святыню. Любовь их воспитывает и умудряет, возвышает дух к горнему миру, в котором все темное растворяется бесследно14.

Любовь родных, которую они привозят с собой в ссылки и лагеря, навещая друг друга, становится неиссякаемым источником, питающим сердце в изобилии15. Особым образом единение сердец переживает маленькая Катюня Савельева, для которой папа и Душенька (Евдокия, сестра отца Сергия), разделенные большими расстояниями – одно целое. Катюня говорит папе, чтобы он не огорчался из-за того, что она от него уезжает, ведь в тот же день Катюня будет у Душеньки16. Взрослым членам общины приходится учиться, как сохранять близость друг к другу, не встречаясь долгие месяцы и годы. Отец Сергий наставляет свою жену: быть ближе к нему, значит быть на том месте, где Господь поставил, нести свой крест17. Чтобы быть ближе к родным, нужно сердцем быть ближе ко Христу, потому что Господь – дом для членов общины, во всяком месте они могут чувствовать себя дома18.

Родная жизнь открывается для членов общины как путь общения и служения. Смысл жизни общины – это углубление единения во Христе19. Истинное общение друг с другом возможно только там, где есть общение со Христом. Там, где присутствует Сама Любовь – Христос, люди способны слушать друг друга20. Члены общины верят, что на этот путь их поставил Сам Господь21. Человек, забывающий о своем призвании, может потерять себя. Отец Сергий в письмах к родным не раз напоминает наставление духовника общины, отца Варнавы (Гоголева): «Не забывай, кто ты»22. Важно сохранять верность Христу, верность Церкви, верность родной семье23. «Великой помощью» на этом пути для членов общины становится огонь любви друг к другу, к общему пути, к Господу24. Чем больше человек отдается служению Христу, служению родной жизни, тем ярче Свет Любви в его сердце, тем больше этот свет раскрывает творческие способности человека, озаряет их Божественным смыслом25. Именно этого творческого раскрытия каждого человека, возрастания каждого на пути служения в полноту возраста Христова жаждет видеть отец Сергий26.

По словам отца Сергия, Господь открыл общине особый путь «не в отвлеченных умствованиях, а в самой жизни»27. Через родную жизнь члены общины познавали Истину, им приоткрывались тайны Любви и Свободы, Жизни и смерти, тайна Церкви.

Отец Сергий пишет, что Истину можно познать, только если сердцем пребывать с Богом, если есть молитвенное дыхание, духовное проникновение, жажда слышания слова Божьего28. Христианину нужно стать слухом, обращенным к Богу, и впитывать «Премудрость Божию, одухотворяющую и созидающую жизнь вселенной»29. Узреть Бога могут только чистые сердцем, а чистота сердца достигается в свободном служении Истине30. По мысли отца Сергия, «Премудрость, заключенная в Евангелии, жаждет своего глубокого раскрытия и воплощения в жизнь». Премудрость преображает жизнь, Она изливается от Христа, оплодотворяет души, побуждает полагать свою жизнь во Христе. Ответное стремление ко Христу – лучший дар благодарения Ему31.

По словам отца Сергия, христианин обретает свободу только вместе с любовью. Христос – вечный источник истинной Любви и Свободы32. Того, кто отдал сердце Христу, т.е. Самой Любви и Истине, поработить нельзя. Любовь истребляет грех, раскрывая в сердце свободу33. Любовь не может ограничивать свободу человека в веровании и требует абсолютной свободы34.

Члены общины чувствовали себя причастными к жизни вечной. Верующего человека все побуждает к вере в вечность, в бессмертие35. Христианин – странник, пришелец на этой земле. Он гражданин иного, горнего мира и взыскует грядущего града36. Тот, кто противостоит дьяволу до конца, способен обрести истинный смысл жизни – служить Свету, будучи во тьме. Отец Сергий пишет о членах общины, что они познали свободу во Христе, стали служителями света, важно только не превратиться в гасителей света37. Все подлинное, по словам отца Сергия, создано теми, кто сохранил отвращение ко злу и любовь к святой правде38. Прельщение тьмы многообразно и заманчиво, обольщение бывает трудно опознать. Противостоять тьме может тот, кто познал теплоту Святой Любви. Тьма обретает силу по мере угасания Любви, порабощение тьмой лишает нас возможности понимать друг друга. Угасание любви лишает человека смысла жизни39.

Смерть для христианина последний враг. Для победы над этим врагом, считает отец Сергий, надо быть особенно сплоченными и иметь непререкаемую веру в Бога, веру, что любовь не может быть разделена, как и Тело Христово не разделяется40. Одна из сестер общины, Наталья, писала, что поверила в жизнь вечную именно в общине, став свидетелем кончины Петра Никитича, отца Василия и Евдокии Савельевых41. Однако вера в жизнь вечную не всегда выдерживает испытания, та же сестра тяжело переживает смерть своей матери. Отец Сергий советует Наталье поспешить сердцем к родным, чтобы обновиться духом, тогда смерть матери будет только смертью плоти, общение в духе не прекратится42. Смерть близких переживается Лидией Савельевой как переход к иной жизни, возвращением на родину из странствования по земле, поэтому посещение могил становится для нее радостным43. Если дни после кончины родного человека членам общины удается провести вместе, то переживание неразрывной связи с усопшим еще сильнее. Лидия (в монашестве – Серафима) пишет: «Жизнь иная, за гробом, возникает и проявляется в совершенной красоте… Наши отошедшие причастны этой жизни и все пронизывающей красоте. Устремляясь к ним мыслью, и мы прикровенно приобщаемся» к новой жизни, реальности, истине44. По словам о. Сергия, умирающий «до последней минуты дышит любовью к тем, кого оставляет на земле»45. Эта любовь переходит неповрежденной в иную жизнь вместе с умершим. По опыту о. Сергия, единство с живущими и усопшими осознается только в молитвенном восприятии жизни46. В минуты молитвы перед нами раскрывается небо, и мы простираемся в глубину веков, соединяясь с отцами и праотцами47. Так приоткрывается для человека тайна Церкви48.

Отец Сергий называет Церковь организмом святой любви49. Тело Христово соединяет в организм любви только самые совершенные клетки наших душ50. Церковь составляют аристократы духа. Аристократизм духа может быть открыт как мыслителю, так и простой старушке, но толпе чужд аристократизм51. Церковь, этот организм Любви нельзя определить в осязаемых формах, он особого качества, которое дано ему Христом52. Отец Сергий пишет, что община – это Нерукотворенная Церковь, особый мир гармонии и любви, границ которого члены общины не знают53. Свято любя друг друга, члены общины не замыкаются в себе54, они стремятся преобразить церковь, которая похожа на угасающую свечу, в силу, внутренне образующую и направляющую жизнь55.

Благодатная тайна Церкви раскрывается для членов общины, любящих Христа, через разделение Креста, через страдания. Тема страданий имеет особое значение для отца Сергия, как он пишет, именно страданиями утверждается единство всех со всеми56.

Тайна Креста и страданий и единство со всем миром

По словам о. Сергия, христиане «дышат через Крест», а если перестают так дышать, то исчезает их душа, они не знают, что делают, начинают метаться. Через Крест жизнь христианина преображается, он становится другим человеком, ощущает непомерную силу, весь мир для него растворяется в любви57. Любить Христа, нести унижение за эту любовь – это путь жизни во Христе58. «Все подлинно высокое, вдохновенное и достойное человека пробивается в жизнь через страдания. И чем тягостнее они, тем возвышеннее» то, что рождается через страдания во имя Божие59.

Отец Сергий особенно чтит память всех страдальцев, убитых, замученных, лишенных самого необходимого. Бессловесный стон страдальцев был для него священным. Отец Сергий всю жизнь слышал, как звучит этот стон из глубины веков. Стон страдальцев наполнял его, проникал в кости, и в этом стоне открывалась не смерть, а Жизнь60. Отец Сергий пишет, что страдальцы завещали ныне живущим христианам начать новую жизнь и приоткрыли путь к новой жизни. Продолжать их путь - значит иметь с ними связь и каждый шаг делать в созвучии с этими страдальцами61.

По словам отца Сергия, многие скорби делают его дух светлее и легче. Через скорби жизнь обновляется, члены общины становятся как бы вновь рожденными на земле. Служение старшего в общине может быть особенно скорбным, но это скорби, ведущие к жизни, скорби за родных, за всю Церковь, за весь мир. Эти скорби не имеют ничего общего с тоской и унынием, с печалью «к смерти»62.

Главная духовная радость в жизни христиан и в жизни общины - единение с душой всего народа63. Отец Сергий называет Церковь таинственным Божиим творением. Она включает в себя все прекрасное не только в сердцах верующих, но и в сердцах тех, кто вне церкви. Основа для объединения людей - свет Христовой любви, мира, радости64. Верующим людям нужно держаться вместе со всеми, кто жаждет подлинной жизни, правды Божьей. Отец Сергий проповедует заговор Любви с такими людьми65. Христианам нужно устанавливать внутренний незримый контакт со всеми, кто стремится к доброму служению людям. Если их дела направлены на добро, то эти люди - братья христианам66. В Боге все люди друг другу родные, братья, и это родство, по мнению отца Сергия, превыше всего67. Нужно в каждом человеке видеть брата, разделяя его труды и скорби68. Нужно прилагать все силы для восстановления Правды Божией, тогда брата, затемненного неправдой жизни, ненавидеть не будешь69. Важно, чтобы любовь христиан стала предстательством пред Богом сначала за атеистов, а потом уже за самих себя70. Эта мысль отца Сергия связана с его видением провиденциального значения атеистов для русской церкви. Атеисты, с одной стороны, являются наказанием за грехи верующих, от этих грехов церковь давно не могла исцелиться; с другой стороны, атеисты способствуют обновлению жизни, освобождению от инерции прежней жизни. Поэтому и предстательство пред Богом за атеистов должно быть особым.

Церковь, по мнению отца Сергия, включает в себя не только все прекрасное в сердцах людей, но и весь мир, всю его красоту, природу, животных. Природа – это храм Божий, дыхание Божие, благодать Христова71. В жизни общины это воплощалось в особой любви ко всему живому.

Мысли отца Сергия о страданиях христиан и о единении со всем миром очень близки к размышлениям Николая Александровича Бердяева. Бердяев пишет, что «христианство дает смысл страданию»72, способность к страданию он называет главным признаком первореальности73. Боль в человеческом мире – порождение личности, следствие ее борьбы за свой образ; свобода порождает страдание. Самоосуществление личности предполагает борьбу против порабощающей власти мира, и только согласие на рабство, отказ от человеческого достоинства уменьшает боль74. Личность человека, по мысли Бердяева, связана с памятью и верностью, с единством судьбы, единством биографии75. Если человек – личность, то все в мире с ним произошло76. Человек по своей природе и назначению – историческое существо, он связан не только с историей, но и с космической жизнью77. Человеку нужно активно участвовать в исторической судьбе, история – часть духовной жизни человека78. Дух, по словам Бердяева, это не «отворачивание от мира и его муки, но изменение, просветление, преображение мира»79, которое осуществляется не только через братство людей, но и через братство людей со всей космической жизнью, со всем творением80.

Размышления об общине и общении у о. Сергия (Савельева) также близки к размышлениям Бердяева об общинности, коммюнотарности. Путь отца Сергия к общине начинался с изучения русской религиозно-философской мысли. Возможно, именно Бердяев оказался для отца Сергия одним из вдохновителей на общинную жизнь. В проповедях отца Сергия, его сочинениях мы не находим упоминаний Бердяева, но это можно объяснить тем, что в советское время упоминать имя Николая Александровича было невозможно.

Со временем в жизни общины отца Сергия (Савельева) все большее значение приобретает аскетический, мистериальный опыт.

Значение аскетического опыта в жизни общины отца Сергия (Савельева)

Отец Сергий пишет, что у верующих, которые живут друг с другом во имя Христа, личная жизнь отходит на второй план, в основе их общей жизни лежат заботы о сохранении мира и любви, связанные с несением немощей друг друга81. Отказ от многого важного в миру ради верности Христу и Церкви воспринимается общиной не как жертва, а как великая радость82. Членов общины связывают друг с другом связи любви, но эти связи могут быть еще плотскими, ветхими, когда человек в другом любит себя. Такая ветхая любовь должна преобразиться. Отец Сергий пишет своей жене о ее ветхой любви к маленькой дочке. Если не научиться любить дочку Христовой любовью, то останется одно ветхое, унылое материнство. Христова любовь к человеку предполагает полное доверие к Богу, исполнение Его воли. Христианин не должен посягать на то, что ему не принадлежит, на жизнь другого человека83. Нужно научиться и себя, и друг друга всецело предавать в руки Божьи. Лучшая помощь брату или сестре – предать его воле Божьей84. Общину разрушает своеволие. Тому, кто проявляет такое своеволие, отец Сергий пишет, что он не участвует в родных трудах. Некоторые члены общины увидели иначе свой личный путь и не смогли остаться в общине.

Членов общины роднит не только общий выбор пути, отказ от своего, но и общая молитва. Молитва в одно время рано утром соединяет членов общины, живущих в большом удалении друг от друга.

С первых лет жизни общины мы видим большую разницу между письмами отца Сергия (Савельева) и остальных членов общины. Мистический опыт общины – это, прежде всего, мистический опыт ее основателя, отца Сергия. Остальные члены общины входят в этот опыт на меньшей глубине и больше разделяют опыт мистериальный через аскетические усилия и общую молитву. Это характерно для многих других общин и братств. Мистический опыт требует особого пророческого дара.

Со временем большинство членов общины приняло монашеские обеты. В переписке и воспоминаниях членов общины последних лет мы видим больший акцент на хранении родной жизни, чем на преображении церкви и мира. Есть устные свидетельства о том, что из второго поколения общины только Катюня Савельева сохранила тот дух, который был в общине с самого начала. Возможно, монашеские обеты оказались для этой общины формой, сдерживающей дух. Можно только сожалеть, что у членов общины отца Сергия (Савельева) не было возможности общения с теми, кто оказался в эмиграции - Николаем Александровичем Бердяевым, матерью Марией (Скобцовой). Мать Мария пришла к обновленному видению монашеских обетов. Можно сказать, что ее видение монашеских обетов, по сути, отменяет монашество и является уже новой формой – иночества в миру85. А община отца Сергия (Савельева) пошла по пути монастыря в миру.

Подведем итоги. Мистический опыт общины отца Сергия (Савельева) отличает особое переживание родства во Христе, духовной семьи. Через родную жизнь члены общины приобщались к Божьим Тайнам Любви, Свободы, Истины, Жизни. Особое место в этом опыте занимали страдания, которые соединяли общину со всем страдающим миром. Такое же осмысление страданий и единства с миром мы видим в мистическом опыте Н. А. Бердяева. Мистический опыт общины отца Сергия (Савельева) был, по преимуществу, мистическим опытом ее основателя, что мы видим и во многих других общинах и братствах. На наш взгляд, монашеские обеты, принятые членами общины отца Сергия (Савельева), оказались формой, сдерживающей дух, и со временем в общине стал преобладать мистериальный, аскетический опыт, хотя сам отец Сергий оставался человеком пророческого духа.

_____________
1 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь : История одной христианской общины. М., 1998. С. 23.

2 Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. – Архангельск, 2010. С. 33.

3 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 255.

4 См. Сергий (Савельев), архим. Далекий путь : История одной христианской общины. М., 1998.

5 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 102.

6 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. М., 2003. С. 261.

7 Там же.

8 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 39.

9 Там же. С. 192; Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 261, 263.

10 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 303.

11 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 71-72.

12 Там же. С. 81.

13 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 64.

14 Там же. С. 262.

15 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 91-92.

16 Там же. С. 132.

17 Там же. С. 143.

18 Там же. С. 175.

19 Там же. С. 90.

20 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. М., 2002. С. 35.

21 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 195; Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 75.

22 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 161, 165, 179, 181, 215.

23 Там же. С. 135-136; Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 101.

24 Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 175-176.

25 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 32.

26 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 237.

27 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 262.

28 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 2. М., 1999. С. 31.

29 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1. М., 1998. С. 25.

30 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 42.

31 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 23-24.

32 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 31.

33 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 33.

34 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1. С. 16.

35 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 2. С. 25.

36 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 77.

37 Там же. С. 253.

38 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 32-33.

39 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 241-242.

40 Сергий (Савельев), архим. Родной мой человек… // Православная община. 1996. № 35. С. 109.

41 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 44.

42 Там же. С. 131-132.

43 Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 70.

44 Там же. С. 189.

45 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4.  С. 267.

46 Там же. С. 11.

47 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 2. С. 32.

48 Сергий (Савельев), архим. Фрагменты о церковной жизни // Православная община. 2000. № 56. С. 107.

49 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4.  С. 33.

50 Там же. С. 238.

51 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1. С. 17. Размышления отца Сергия об аристократизме духа можно сравнить с размышлениями об аристократах духа Н. А. Бердяева. Бердяев писал, что подлинный аристократизм – это аристократизм духа, который связан с жертвенностью, аристократ духа не может не жертвовать, не служить (см.: Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека // Он же. Царство Духа и царства кесаря : [Сборник]. М., 1995. С. 107-108).

52 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 238.

53 Там же. С. 270.

54 Там же. С. 263.

55 Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 75.

56 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 11.

57 Там же. С. 35.

58 Сергий (Савельев), архим. Фрагменты о церковной жизни. С. 107.

59 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1. С. 27.

60 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 265-266.

61 Сергий (Савельев), архим. Фрагменты о церковной жизни. С. 105-107.

62 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 73, 87, 131.

63 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 27-28.

64 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 37.

65 Сергий (Савельев), архим. Что же делать? Православие // Православная община. 2000. № 56. С. 102-103.

66 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 3. С. 41.

67 Там же. С. 51.

68 Сергий (Савельев), архим. Что же делать? Православие. С. 105.

69 Сергий (Савельев), архим. Фрагменты о церковной жизни. С. 107-108.

70 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1. С. 29.

71 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 2.  С. 25-26.

72 Бердяев Н. А. Истина и откровение : Пролегомены к критике Откровения : [Сборник]. СПб., 1996. С. 104.

73 Бердяев Н. А. Царство Духа и царства кесаря // Он же. Царство Духа и царства кесаря : [Сборник]. М., 1995. С. 331-332.

74 Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека // Он же. Царство Духа и царства кесаря : [Сборник]. М., 1995. С. 16.

75 Там же. С. 17.

76 Там же. С. 24.

77 Бердяев Н. А. Истина и откровение. С. 81.

78 Там же. С. 82.

79 Там же. С. 149.

80 Там же. С. 152.

81 Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 4. С. 217.

82 Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. С. 101.

83 Сергий (Савельев), архим. Далекий путь. С. 105, 118, 181-182.

84 Там же. С. 195.

85 См. Крошкина Л. В. Обновленное видение традиционных иноческих обетов прпмц. Марией (Скобцовой) // Общинно-братская аскетика : [Сборник]. М., 2013. С. 30-33.

Источники и литература

1. Бердяев Н. А. Истина и откровение : Пролегомены к критике Откровения : [Сборник]. СПб., 1996.

2. Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека // Он же. Царство Духа и царства кесаря : [Сборник]. М., 1995. С. 4-162.

3. Бердяев Н. А. Царство Духа и царства кесаря // Он же. Царство Духа и царства кесаря : [Сборник]. М., 1995. С. 288-356.

4. Крошкина Л. В. Обновленное видение традиционных иноческих обетов прпмц. Марией (Скобцовой) // Общинно-братская аскетика : [Сборник]. М., 2013. С. 30-33.

5. Серафима (Савельева), мон. Воспоминания. Архангельск, 2010.

6. Сергий (Савельев), архим. Далекий путь : История одной христианской общины. М., 1998.

7. Сергий (Савельев), архим. Проповеди. Т. 1-4. М., 1998-2003.

8. Сергий (Савельев), архим. Родной мой человек… // Православная община. 1996. № 35. С. 97-110.

9.  Сергий (Савельев), архим. Фрагменты о церковной жизни // Православная община. 2000. № 56. С. 105-111.

10. Сергий (Савельев), архим. Что же делать? Православие // Православная община. 2000. № 56. С. 101-105.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225