Перейти к основному содержимому
Мария Патрушева
Свято-Филаретовский институт

Проблема организации литургического пространства православного храма в росписях сестры Иоанны (Рейтлингер)

XXI Сретенские чтения, секция богословия и философии
Проблема организации литургического пространства православного храма в росписях с. Иоанны (Рейтлингер) на примере часовни Иоанна Воина в Медоне и комнаты-часовни св. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и преп. Сергия в Лондоне.

При постройке христианского храма архитекторы и иконописцы призваны работать над созданием его образа, архитектурного и живописного, который выявлял бы представление своего времени о церкви и ее богослужении: о месте и содержании служения клириков и мирян, о характере церковного общения, о смысле и форме богослужения. Церковное искусство составляет, как писал прот. Сергий Булгаков, часть предания, не центральную, но неотъемлемую и значимую для совершения богослужения и участия в нем. Росписи и иконы представляют собой не просто декорацию, а входят в богослужение и должны служить для организации литургического пространства храма. Понятие «организация пространства» ввел о. Павел Флоренский, когда читал курс лекций во ВХУТЕМАСе в начале 1920-х годов: «Вся культура может быть истолкована как деятельность орга­низации пространства». Затем это понятие из рукописи лекций переходит в работу «Анализ пространственности художественно-изобразительных произведений». Цель моего небольшого сообщения — показать, очень кратко, на примере двух памятников, как эту задачу — организации пространства — решала в своей работе иконописец, или как она себя называла «иконный живописец», инокиня Иоанна (Рейтлингер) (в миру Юлия Николаевна Рейтлингер, 1898-1988).

Архитектурные формы православных храмов и система декора разрабатывались несколько столетий, прежде чем была найдена классическая система крестово-купольного храма с его системой росписей. В храме этого типа внутреннее пространство построено таким образом, что находящиеся в нем люди не могут одним взглядом охватить его целиком. В каждой точке видна лишь часть интерьера, что-то всегда скрыто от взгляда. Система росписей иерархически разделяется на три яруса: верхний, купол – «небо небес», барабан и своды – «небо», столпы и стены – «преображенная земля». Система предполагает единство ярусов, один не может существовать без другого; молящихся при этом образуют своего рода «четвертый» ярус. Зрительный образ выявляет смысл храмового пространства как места литургического собрания, в котором осуществляется единство небесной и земной церкви.  

С появлением других архитектурных решений помимо крестово-купольной конструкции произошли изменения в системе росписей. Внутреннее пространство стало тяготеть к зальному, появилась возможность располагать на сводах и стенах большее количество сюжетов и отдельных фигур. В росписях возобладало повествовательное направление.

В 20 веке появилась еще одна проблема: храмы строились по максимально упрощенным проектам или нужно было превращать в храмы неприспособленные для этого места – сараи, бывшие жилые дома, производственные постройки. Эти сооружения не имели того специального архитектурного замысла, который помог бы иконописцу осуществить роспись, опираясь на традицию. Опыт работы над росписями сестры Иоанны в большинстве случаев был связан с подобными интерьерами – либо это были крошечные храмы, либо взятые в аренду помещения. Все они в плане были простейшими прямоугольниками. С. Иоанна расписала нескольких храмов и часовен. Наиболее значимыми стали росписи церкви-барака св. Иоанна Воина в Медоне (роспись начала 1930-х годов) и комнаты-часовни св. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и преп. Сергия в Лондоне (роспись и одноярусный иконостас 1945-1947 годов).

Какие задачи вставали перед иконописцем?

1. Осмыслить интерьер как целостное богослужебное пространство, не смотря на простейшую архитектуру, или, в некоторых случаях, ее «отсутствие» – отсутствие сбалансированных пропорций интерьера.

2. Опираясь на традиционную систему росписей, выбрать то, что необходимо для создания молитвенного пространства и что данное архитектурное пространство позволяет осуществить в нем.

3. Найти живописный язык, соответствующий духу богослужения, времени и литургического собрания, и избежать безосновательных, в первую очередь с архитектурной точки зрения, попыток имитации классических росписей. 

4. Избежать повествовательности в общей программе росписи, к чему неизбежно «подталкивает» упрощенный интерьер.   

Для разработки сюжетов росписей с. Иоанной проделывалась большая подготовительная исследовательская работа. С. Иоанна тщательно прорабатывала иконографию известных памятников и находила соответствующее решение для каждой своей композиции.

В работе для с. Иоанны определяющим было понимание интерьера храма как литургического пространства, пространства совершаемого богослужения: «…Роспись не есть пустая декорация, она предполагает сочетание, живое и действенное, с происходящим внутри самой часовни…».

Росписи церкви св. Иоанна Воина в Медоне включают в себя композиции двунадесятых праздников, образы праотцов, пророков, отцов Церкви, избранных святых. Центральными в духовном и живописном отношении являются композиции «Небесная литургия» и «Апокалипсис». Они располагаются друг против друга – «Небесная литургия» в алтаре, «Апокалипсис» вместе с композицией «Изгнание из рая» и образом Агнца, стоящего на горе, находятся на западной стене. Эти сюжеты – «Изгнание из рая» и «Апокалипсис» – как начало и конец истории человечества и Агнец как образ Христа заменяют собой традиционное изображение Страшного суда.

Общий замысел росписей в часовне святителя Василия Великого в Лондоне – развернутая история Церкви. В верхнем ярусе изображена Церковь в метаистории: от сотворения мира – композиции «Сотворение Космоса», «Сотворение Адама и Евы Пресвятой Троицей» – до Апокалипсиса, сцены из которого составляют основное содержание яруса. В нижнем ярусе представлено явление Церкви в истории. Он начинается изображением «Откровения Савлу на пути в Дамаск» и разворачивается в композициях соборов православных церквей. Их всемирный «портрет» соответствует всемирному характеру Откровения. В алтарной части помещено изображение Агнца на престоле – образ Христа, Главы Церкви и Судии. Здесь следует отметить, что с. Иоанна в этой работе видела одну из важнейших задач в передаче одновременности или, скорее, надвременности видения ап. Иоанна, поэтому, как она писала, «стены не книга с порядком страниц». Роспись задумана не как пересказ Книги Откровения, а как попытка передать ее духовный смысл.

У с. Иоанны, конечно, не было возможности буквально следовать системе росписи крестово-купольного храма, поэтому отсутствуют изображения Христа-Пантократора (в традиционном декоре располагается в куполе), апостолов и пророков, которые должны быть в барабане, евангелистов (в парусах).

Что было возможно? Сделать потолок синим по образу древних базилик, расположить на стенах новозаветные сюжеты и фигуры апостолов в Медоне, как это было в традиции, и в Лондоне сюжеты Апокалипсиса, Сотворения мира, Адама и Евы, соборы православных церквей.

В алтарной части в крестово-купольном храме центральный сюжет – Причащение Христом апостолов. В Медоне – Небесная евхаристия – архангелы с дарами и кадильницами и Спас Вседержитель в центре, в Лондоне – Агнец на престоле.

На западной стене в том же порядке: Страшный суд, в Медоне – Агнец на горе, Изгнание из рая, Апокалипсис; в Лондоне была раздвижная стена без изображений.

При сохранении преемственности духа и смысла с иконографической точки зрения оба ансамбля представляют собой примеры разработки новой иконографии. С. Иоанна сохраняла общий смысл системы росписей в крестово-купольном храме — зримое единство Церкви с ее главой Христом, но подчеркивала это единство со Христом в Его втором Пришествии. Росписи обоих памятников имеют общий сильный эсхатологический акцент. С. Иоанна искала решение, открывающее по-новому напряжение евангельского ожидания второго Пришествия Христа. С этим связано неоднократное обращение с. Иоанны к теме Апокалипсиса, а также с трагичностью эпохи – между созданием рассматриваемых росписей разразилась Вторая мировая война.

Таким образом, творчество с. Иоанны имеет значение как исторический опыт ответа на экклезиологические, литургические и художественные вопросы современности и остается актуальным в наше время, когда понимание храма архитекторами и иконописцами как единого художественного ансамбля, а тем более как литургического пространства, пространства собрания, молитвы и общения представляет собой большую сложность.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225