Перейти к основному содержимому
Ольга Ганшина
Тверь, Свято-Филаретовский институт

Лекционарий ветхозаветных и новозаветных чтений в богослужении Православной Церкви и возможности его дальнейшего развития

XIX Сретенские чтения, секция Священного писания и литургики
Актуальность данной темы связана с необходимостью вновь обратиться к традиционному для православного богослужения чтению Священного Писания. Несмотря на очевидную редукцию, Писание присутствует и используется в богослужении не просто в качестве структурного элемента. Подбор лекционарных чтений, их число, объем и место в богослужении несут в себе плоды познания пророческой вести и богооткровенной истины. Структурные изменения в лекционарной системе есть следствие изменений в жизни церкви, их можно рассматривать как свидетельство расцвета традиции (например, огласительной) или ее упадка. Изменение лекционарной традиции не просто меняет литургический обиход, но оказывает влияние на существо церковной жизни.

В вопросе формирования лекционария из-за фрагментарного характера источников, к тому же косвенных, ничего нельзя утверждать наверняка вплоть до конца VIII в. Так, например, принято считать, что во II веке еще не существовало подбора литургических чтений. Однако исследования последних лет дают возможность предполагать их наличие. Анализ структуры и содержания ветхозаветных цитат из «Диалога с Трифоном иудеем» св. Иустина Философа позволяет высказать предположение, что фоном для подбора ветхозаветных цитат могла послужить литургическая жизнь церкви. Есть основания предполагать, что св. Иустин, бывший активным членом Римской церкви, возможно, отразил в своем «Диалоге» новый этап развития церковных служб в это или более раннее время1. Восстановленные лекционарии по сохранившимся проповедям блаж. Августина и свт. Амвросия Медиоланского эту догадку только подтверждают.

До определенного времени основным принципом организации чтения был lectio continua, т.е. последовательное чтение без пропусков. Устав такого чтения сохранялся по преданию2. Лекционарий развивался и формировался под влиянием практики стационального богослужения, практики катехизизации и монашеской практики. Лекционарная система начала складываться по мере развития церковного года, устанавливая порядок чтений для периодов подвижного цикла. Эти разные по продолжительности периоды зависели от великих праздников — Рождества Христова, Богоявления, Пасхи, Пятидесятницы.

Византийский лекционарий до конца VII века имел рождественско-триодную структуру, т.е. начинался с Рождества Христова. В период Великого поста читалось Евангелие от Луки, а не от Марка, в пасхальную литургию читался не пролог Евангелия от Иоанна, а Мк. 16, 1-8. В состав раннего византийского лекционария входили как новозаветные, так и ветхозаветные чтения.

Согласно VIII кн. Апостольских Постановлений на литургии предполагалось 6 чтений: три из Ветхого Завета (Закон, Премудрость и Пророки) и три из Нового Завета (Деяния или соборные послания, послания ап. Павла и Евангелие). Однако в процессе постепенно ВЗ литургических чтения переносятся на вечерню3. Одной из причин нарушения гармоничного сочетания ветхозаветных и новозаветных чтений в пользу преобладания новозаветных возможно, и было создание лекционария, закрепившего порядок воскресных новозаветных чтений. Хуан Матеос полагает, что окончательно пророческое чтение исчезло в VII в., поскольку в «Мистагогии» прп. Максима Исповедника (VII в.) оно все еще упоминается под наименованием «закона и пророков» или вместе с Апостолом под наименованием «божественных чтений Священных книг»4. «Исчезновение пророчеств произошло в то время, когда случились и другие перемены: перемещение чина приготовления даров до начала всей литургии и добавление двух дополнительных антифонов, чтобы покрыть это действо»5. Несмотря на то, что литургия Слова в первую очередь предназначалась для слушания чтений, чтение из Ветхого Завета, пророческое или других книг, из литургии постепенно было вытеснено. Архимандрит Роберт Тафт называет в качестве основной причины исчезновения ветхозаветного чтения действие одного из законов, открытых Антоном Баумштарком: «когда непрерывное добавление новых элементов в богослужение перегружает его структуру так, что возникает вопрос о сокращении, то почти всегда старейшие, наиболее традиционные элементы уступают место инновациям»6. Ветхозаветное литургическое чтение и было таким традиционным элементом, подпавшим под сокращение.

На формирование лекционария ощутимое влияние оказала практика катехизации, которая «была внутренним пульсом литургической жизни в святоотеческий период»7. Остатки традиции поэтапного воцерковления взрослых сохранились и в нашем уставе, который предлагает во все время Великого поста ветхозаветные чтения на шестом часе и на вечерне. Уставные ветхозаветные чтения в канун праздников Пасхи и Богоявления отражают церковную практику ожидания завершения крещения и последующее вхождение новопросвещенных в церковное собрание для участия в Евхаристии. Это подтверждает предположение о. Х. Матеоса о количестве паремий в канун Пасхи (15), в сочельники Рождества (8) и Богоявления (13). Количество паримий не имеет специального символического значения, однако проведенное исследование позволило утверждать, что последняя паремия была именно первым литургическим чтением8.

Устав сохранил ветхозаветные чтения в литургиях Великого Четверга и Великой Субботы, праздничных всенощных, что подтверждает наблюдение А. Баумштарка: наиболее торжественные литургические периоды церковного года, подобные великопостному, консервируют древнейшие обычаи, не сохраненные традицией для других периодов церковного года9.

Новая лекционарная система появилась в промежуток между доиконоборческим и послеиконоборческим периодами в связи с большой литургической реформой византийского, и, прежде всего, Константинопольского, богослужения. Эта реформа проходила в два этапа и получила в литургической науке название «студийского» и «неосавваитского» синтезов. Реформа связана с церковно-историческими обстоятельствами и, прежде всего, с иконоборчеством, после победы над которым резко возросло значение монашества в церковной жизни Византии, что повлекло за собой повсеместное распространение монастырских типиконов10.

Реформа закрепляет богослужебную практику студийского монастыря в Константинополе, в которой были соединены константинопольская и иерусалимская традиция. Константинопольская традиция носила черты городского богослужения и представляла собой Типикон Великой Церкви, а иерусалимская находилась под влиянием палестинских монастырей традиции прп. Савы Освященного. Современная лекционарная система есть результат смешения и взаимопроникновения этих традиций.

Первый этап реформы (студийский или савваитский синтез) представляет собой иерусалимское влияние на кафедральное богослужение Константинополя. Эта реформа началась еще в VII веке. Ее основные параметры были подготовлены литургической деятельностью иерусалимского патриарха Софрония, которая «заложила предпосылки для создания системы литургических сборников, сменивших в Константинополе старый лекционарий иерусалимского типа»11. Савваитский синтез происходил с IX по XII вв.

Литургическая реформа нашла свое отражение в изменении лекционарной системы: порядок чтений стал подчиняться пасхальному календарю, из литургии окончательно ушло ветхозаветное чтение. Для закрепления нового порядка чтений были созданы специальные сборники: Служебный Апостол, Служебное Евангелие и Профитологий. Этот этап реформы характеризуется взаимовлиянием монашеской и кафедральной практики (студийский синтез): для монашеского обихода с практикой ежедневной литургии был создан будничный лекционарий, а лекционарий воскресных и субботних чтений отражал кафедральную общецерковную практику.

Неосавваитский синтез представляет собой процесс византинизации палестинского монашеского обихода, зафиксированного в новом Иерусалимском типиконе. В нем полностью снято противопоставление монашеской и приходской богослужебной практики, поскольку на место пасхальной заутрени, которая открывает подвижный круг литургического года и потому находится в начале византийских лекционариев и студийских типиконов, монахи поместили всенощное бдение, заменив им студийское чинопоследование повечерия, полуночницы и утрени. В XIII веке Иерусалимский устав распространился на территории Византийской империи, и с этого момента вплоть до настоящего времени по не вполне понятным причинам каждый городской приход начал следовать правилам монашеской дисциплины, вследствие чего монастырский вариант чтения Писания становится единой и обязательной его формой12.

Прежде чем говорить о проблемах лекционария ветхозаветных и новозаветных чтений, принятого ныне в Русской православной церкви, следует указать на его явные достоинства, позволяющие христианам входить в церковное учение и возрастать в вере и любви к Богу и ближнему.

Последовательность евангельских воскресных зачал периода Пятидесятницы представлявляет собой строгое и стройное богословие Церкви о Сыне Божьем и о тайне веры в воскресшего Христа.

Воскресные евангельские чтения второго цикла — от 1-й недели по Пятидесятнице до подготовительных недель к Великому посту (17 недель — Евангелие от Матфея и затем 18 недель — Евангелие от Луки) раскрывают смысл того, что значит быть верующим в Иисуса Христа. Эта логика не так строго выдержана, как в первом цикле, но, тем не менее, она явно прослеживается в цикле матфеевых недель. Зачала из Евангелия от Луки следуют порядку подбора тем, аналогичного чтениям Евангелия от Матфея, и призваны усилить и пополнить некоторые части проповеди Господа согласно Евангелию от Матфея. Однако, на наш взгляд, эта попытка удвоения несколько размывает относительно стройную логику первых 17-ти недель. Евангельские чтения подготовительных недель к Великому посту — проявление пастырской заботы церкви о своих членах. Они действенно учат покаянию и молитве: дают четкие критерии, что есть молитва, а что ее профанирует, что ведет к жизни вечной, а что уводит во тьму; призывают к взаимному прощению, без чего невозможно получить прощение Божие. В воскресных чтениях Великого поста очевидно накладываются две традиции — кафедральная и поздняя монашеская, поэтому во 2-ю, 4-ю и 5-ю недели существует два ряда чтений. Согласно кафедральной традиции, субботы и воскресенья считались праздничными днями, поэтому в чтениях не наблюдается каких-либо признаков постного характера. Второе чтение посвящено соответственно памятям великих монашеских подвижников, которые, однако, затмили кафедральную традицию, согласно которой субботы и воскресенья посту не принадлежали.

К очевидным недостаткам современной лекционарной системы можно отнести неразвитость профитология. Исчезновение ветхозаветных пророчеств из литургии привело «к значительному духовному обнищанию, оборвав связь между Ветхим и Новым Заветом. Это особенно чувствительно для пророчества, присущего древней воскресной литургии»13. Наличие ветхозаветных паремий на великопостной вечерне эту проблему не снимает, поскольку не имеет никакого отношения к литургии. Остается открытым вопрос, почему церковная традиция не закрепила ветхозаветные чтения на воскресной вечерне, которая заступила место прежней воскресной литургии, и что мешает восстановить то, что было утрачено по недоразумению если не на литургии, то хотя бы на воскресной вечерне. Тем более, что прокимен — стих, предваряющий Писание, — и сугубая ектения, которая в праздничном богослужении имеет свое фиксированное место после чтения Священного писания, красноречиво свидетельствуют о святом месте, которое почему-то в настоящее время оказывается пусто. Можно надеяться, что простое осознание этого факта поможет в будущем восстановить нормальную практику.

Протопресвитер Александр Шмеман утверждал, что одна из насущных задач нашего времени состоит в пересмотре лекционария в свете современной литургической ситуации, когда большая часть новозаветных текстов не доходит до слуха и сознания верующих из-за практики ежедневного служения литургии, на которой основная часть церковного народа физически не может присутствовать14. Однако проблема реформирования лекционария представляется гораздо более глубокой, потому что незнание Священного Писания и, как следствие, отсутствие интереса к нему вызвано не столько тем, что Священное Писание не читается за богослужением в достаточном объеме, сколько самой церковной жизнью, которая подчас редуцируется до одного приходского богослужения.

Епископ Серафим (Сигрист) считает ненормальным также тот факт, что книга Откровения св. Иоанна Богослова, самим содержанием, смыслом которой является Литургия, в которую входит слушание и слышание слова Божьего и слова пророческого, в настоящее время отсутствует в общественном богослужении. Он полагает, что современное богослужение имеет тенденцию смещаться «в сторону какого-то искусственного мира, не связанного ни с небесами, ни с землей. «Откровение» может помочь нам открыть истинный смысл христианского богослужения и его связи с историей»15.

Давно назрел вопрос о новом уставе богослужения, тем более что начало обсуждению этого вопроса было положено ещё на Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. и в предсоборной дискуссии. Необходим новый «синтез», в котором акценты были бы расставлены так, чтобы вернуть синаксарному богослужению его изначальный центр — слово Божье и его пророческое слышание.

Литература

  1. Алексеев А.А. Библия в богослужении. Византийско-славянский лекционарий. СПб. : Нестор — История, 2008. 232 с.
  2. Арранц М. Как молились Богу древние византийцы: суточный круг богослужения по древним спискам византийского евхология. Изд-во ЛДА, 1979. 309 с.
  3. Гаврилюк П. История катехизации в древней церкви. М. : Свято-Филаретовская МВПХШ, 2001. 320 с.
  4. Зуева Е.В. Ветхозаветные цитаты в структуре «Диалога с Трифоном иудеем» св. Иустина Философа // Вестник ПСТГУ. I: Богословие. Философия. 2008. Вып. 2(22). С. 28-44.
  5. Матеос Х. Служение Слова в византийской литургии: исторический очерк. Омск : Голованов, 2010. 352 с.
  6. Православная энциклопедия. Богослужение. Т. 5. С. 536-542. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/149589.html
  7. Серафим (Сигрист), еп. // Книга Откровения в православном богослужении и внутренней духовной жизни. Режим доступа: http://www.bible-center.ru/article/revelationbook
  8. Скабаланович М. Толковый типикон. Репринтное воспроизведение издания 1910 г. Вып. 1 М. : Паломник, 1995.
  9. Тафт Р.Ф. Сравнительная литургика Баумштарка // Статьи. Омск : Голованов, 2011. Т. 2. С. 188-239.
  10. Шмеман А., прот. Евхаристия: Таинство Царства.

__________________

1 Зуева Е.В. Ветхозаветные цитаты в структуре «Диалога с Трифоном иудеем» св. Иустина Философа // Вестник ПСТГУ. I: Богословие. Философия. 2008. Вып. 2(22). С. 28-44.

2 Скабаланович М. Толковый типикон. Вып.1. С. 183.

3 До этого переноса чтение Св. Писания на воскресной вечерне, по-видимому, не предполагалось (за исключением праздников). Этот вопрос требует отдельного исследования. См.: Арранц М. Как молились Богу древние византийцы: суточный круг богослужения по древним спискам византийского евхология. Изд-во ЛДА, 1979. С. 297.

4 Матеос Х. Служение Слова в византийской литургии: исторический очерк. Омск : Голованов, 2010. С. 204.

5 Там же. С. 207.

6 Тафт Р.Ф. Сравнительная литургика Баумштарка // Статьи. Омск : Голованов, 2011. Т. 2. С. 206.

7 Гаврилюк П. История катехизации в древней церкви. М. : Свято-Филаретовская МВПХШ, 2001. С. 5.

8 Матеос Х. Служение Слова в византийской литургии. С. 204-205.

9 Тафт Р.Ф. Сравнительная литургика Баумштарка. С. 206-207.

10 Православная энциклопедия. Богослужение. Т.5.С. 536-542. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/149589.html

11 Алексеев А.А. Библия в богослужении. С.129.

12 Алексеев А.А. Библия в богослужении. С. 137.

13 Матеос Х. Служение Слова в византийской литургии: исторический очерк. С. 207.

14 Шмеман А., протопр. Евхаристия: Таинство Царства. С. 85.

15 Серафим (Сигрист), еп. // Книга Откровения в православном богослужении и внутренней духовной жизни. Режим доступа: http://www.bible-center.ru/article/revelationbook

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225