Перейти к основному содержимому

Тайна Креста есть тайна встречи с Любовью Христовой

Комментировать
Воскресение – Сошествие во ад. Фрагмент иконы из праздничного чина иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. XV век

Воскресение – Сошествие во ад. Фрагмент иконы из праздничного чина иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. XV век

С праздником, дорогие братья и сёстры!

Наступает середина Великого поста, Крестопоклонная Неделя. В древности это означало, что начиналось оглашение второго этапа для детей и подростков, которых родители приводили в храм, в частности в храм Святой Софии в Константинополе, для поклонения святому кресту, потому что поклоняясь кресту, они тем самым исповедовали, что уже верят в Бога и во Христа Его и готовы начинать второй этап своего оглашения, поскольку первый этап их оглашения длился с младенчества.

Конечно, прошли века, и изначальный смысл праздника уже мало кому известен, мало кто понимает, когда этот праздник устанавливался и в связи с чем. Ну а церковь продолжала традицию поклонения кресту в середине Великого поста и, естественно, переосмысливала это поклонение уже по-новому, более символически, иногда более глубоко и духовно, даже мистически, и это приводило её к размышлениям о Тайне святого Креста.

Все знают слова апостола Павла о том, что если Христос не воскрес, то вера наша тщетна (1 Кор 15:14), то есть напрасна. Крест – для иудеев соблазн, для эллинов безумие (1 Кор 1:23). Умирающий Бог, как и Бог вочеловечившийся, пришедший во плоти – это для иудеев полный абсурд. Для язычников же спасение Крестом, через Крест – это тоже что-то странное, неприемлемое, тем более если оно связывается ещё и с Воскресением. Верить в эти вещи ни язычники, ни древние иудеи не соглашались. Что же мы празднуем сегодня, дорогие братья и сёстры? Да, мы празднуем Крест и, как бы на фоне его, Воскресение, потому что это всегда воскресный день – Неделя Крестопоклонная.

Мы, естественно, хотим нашу веру во Христа, Распятие и Воскресение применить к нашей жизни, к самим себе. Мы хотим видеть в Тайне Креста прежде всего беспредельный кеносис, божественный кеносис, полный самоотречения от «всемогущества и чудотворства», отречения от той божественной Славы, которую представляли себе в древности люди. Бог как бы отрицает Самого Себя и в этом являет Самого Себя как Любовь. Вот такого-то Бога древние люди и не знали: ни язычники, ни евреи, – не знали и исповедовали совсем другого бога. То есть, может быть евреи исповедовали того же Бога, но на совершенно другой ступени богопознания, поэтому в очень большой степени это были представления о Боге совсем иные, и жизненные выводы из веры в Бога делались тоже совсем другие, не те, которые теперь стараемся делать мы.

Тайна Креста всегда остается тайной, в том числе и для христиан. Тайна Креста – это Тайна Христовой Любви, радостотворной и трагической, Любви, которая отрицает саму себя, отдает саму себя в полноте ради того, чтобы тварный мир, и прежде всего всякий человек, имел возможность обрести свою обитель в Божьем мире, в Божьем Царстве, в Царстве Небесном. Всякий человек, который встречается в своей жизни со Христом, сначала ужасается, потому что боится Креста, но когда он вкушает Любовь Христову, он радуется и благодарит Бога и уже не понимает тех, кто отворачивается от Христа и Креста Его, кто боится и убегает от Креста, может быть, продолжая носить на персях его знак, его образ. Христос, как нам с вами хорошо известно, именно на Кресте заключает Новый Завет, становясь той самой Жертвой, Кровью которой скрепляется Новый Завет – Завет в Крови Христовой как Завет в Его Любви, той самой Любви, которую мы с вами традиционно для нашего Братства определяем как Крест, как трагедию Любви в падшем мире. Крест открывается именно как тайна этой трагедии. Да, это трагедия, но в ней есть свой катарсис, есть своё очищение, возвышение, преображение, есть та сила, которая влечёт наполненного этой Любовью человека к Отцу Небесному, которая возвышает его, воскрешает его, обновляет и исцеляет его, оправдывает пред Богом и спасает.

Вот эти вещи должен понимать каждый христианин. Без этого опыта христианской жизни нет. Здесь действует Дух Святой, здесь есть благодать и Мир, здесь есть Свет. От Креста исходит Свет, и это не свет нирваны, и уже не тот свет, который знали в Ветхом Завете как свет, явленный от Бога, который освещал в своё время и главу пророка Моисея. Свет Христов – нечто большее. Это удивительная глубина, высота и широта Христовой Любви – Любви, которая возрождает человека, делает человека новым, делает его личностью.

Вот этого рождения свыше, этой встречи со Христом мы и ожидаем. И если даже она уже была в нашей жизни, мы хотим обновления этого откровения, возрастания в его познании. Мы хотим поделиться этим даром со всеми, а если человек не хочет ничем делиться, то он должен себе прямо и честно сказать, что Любви Христовой в его сердце нет. Может быть, есть какое-то доверие, но веры ещё нет. Великий пост весь связывается с образом Креста как образом Христовой Любви, он весь посвящён познанию тайны божественного кеносиса, которую надо пережить на себе, раскрыть в своей жизни и не потерять и после окончания времени поста.

Хочется ещё и ещё раз подумать над тем, что личная встреча со Христом, которая так важна для всех нас, есть встреча через Тайну Креста с Христовой Любовью. Человек, встретивший Христову Любовь, встретил Христову Жизнь, Христово дыхание, увидел Христов лик.

Пусть же каждый из нас, дорогие братья и сёстры, воспримет Тайну Креста в своё сердце, пусть обрадуется возможности крестоношения, которое и возможно для нас лишь при самоотдаче, при самопожертвовании. Надо отринуть все страхи, убрать все условности и всякую раздвоенность из своего сердца. Надо войти в новое измерение, высшее измерение человеческой жизни, которое прямо открывает нам путь к Жизни вечной и, значит, в Небесное Царство. Мы должны проповедовать Небесное Царство, но как трудно нам бывает это делать! И почему? Именно потому, что мы упускаем возможность или боимся проповедовать Христов Крест. Господь нас послал в мир для свидетельства о Жизни вечной, об этом даре, который есть дар Царства Небесного, а наши уста часто молчат, мы как бы не можем «заразить» этим духом и этим словом свидетельства наших современников, потому что бываем слишком далеки от жизни во Христе, от Христовой Любви. Мы только издалека зрим, подобно ветхозаветным праведникам и пророкам, этот Дар, но в себе его не несём.

И дай же нам Бог воспринять и понести этот Дар Святого Креста!

Аминь.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях