Перейти к основному содержимому

О вере и неверии апостола Фомы

Комментировать
Уверение Фомы. Южная ветвь подкупольного креста Спасо-Преображенского Мирожского монастыря. Псков. XII век

Уверение Фомы. Южная ветвь подкупольного креста Спасо-Преображенского Мирожского монастыря. Псков. XII век

С праздником, дорогие братья и сёстры!

Празднование Пасхи продолжается, и в то же время мы уже начинаем воспоминание каких-то новых событий, связанных с Христовым Воскресением. И на первом месте здесь оказывается апостол Фома, хотя когда мы читаем Евангелие, нам наверняка представляется, что события, которые описываются после Воскресения Христова, выстраиваются по своей значимости несколько иначе. Однако церковная традиция ставит на первое место вот эту удивительную встречу воскресшего Христа с апостолами и в конечном счёте с апостолом Фомой, который прежде отсутствовал, что-то слышал, чего-то не слышал, что-то видел, чего-то не видел и который не верил тому, что можно встретиться с восставшим из гроба человеком. Он руководствовался обычным здравым смыслом, рациональными соображениями, и неслучайно приобрел наименование Фомы «неверного», в смысле «неверующего».

Однако можно ли назвать апостола Фому совсем уж неверующим? Здесь стоит подумать. Вот Христос снова является ученикам, а перед этим апостол Фома говорит: если не дотронусь до ран Христа, то и не поверю. Мало ли, что это может быть: может быть, нам что-то представляется, какой-нибудь призрак, или наше собственное воображение что-то нам строит! И когда Христос является ученикам и Фоме, то Он прямо обращается к нему и говорит: «Вложи руку твою в ребра мои, не будь неверующим, но будь верующим» (ср. Ин 20:27). Что предлагает Христос? Удостовериться в истинности Своего восстания. Что делает Фома? Он говорит: «Господь мой и Бог мой!» (Ин 20:28). Он верит! Вот тут Фома неверующий – рационально неверующий, потому что не понимает, как может от смерти восставать человек, – превращается в Фому верующего, который как раз исповедует веру в Воскресшего.

Рациональные сомнения и неверие Фомы, может быть, и не получили никакого рационального ответа. Апостол Фома не говорит, что теперь он знает о Христовом Воскресении. Он верит. И это очень важно. Фома верующий – это человек, который духовно удостоверился в истине Христова Воскресения. Он действительно верит, он преодолевает здесь все свои сомнения. Хотя, казалось бы, как легко было бы добиться простого знания. Но неслучайно до сих пор люди иногда спорят: а действительно, вложил ли Фома свои пальцы в рану от гвоздей и свою ладонь в место, пронзённое копьём? Вложил или не вложил? В Писании не говорится точно, что вложил. Есть призыв Христа: «Вложи! И не будь неверующим, но будь верующим». А что сделал Фома, не очень понятно. Обычно, когда читаешь быстро, поверхностно, кажется, коли тебя пригласили что-то сделать, а потом ты проявляешь веру, значит ты это сделал. Но это при поверхностном чтении. А на самом деле непонятно. Я не один год размышлял над этим, и мне всё более и более справедливым кажется утверждение, что Фома руку свою и пальцы свои в тело Христово не вкладывал. Он действительно обрёл общение с живым Христом – вот это несомненно. И это привело его к вере в исполнение пророчеств, в то, что Христос жив, в то, значит, что Он воскрес, восстал от гроба. Он видит перед собой восставшего Христа и эту веру исповедует перед всеми. Другие апостолы уже верили, и вот к ним присоединяется Фома. Его свидетельство становится одним из самых важных. Где кончается рациональное сомнение и начинается глубина духовной жизни по вере, сказать трудно, но происходит именно это. Мы никогда не узнаем, что почувствовал, увидел, услышал Фома, что ему открылось во Христе Воскресшем, как он обрёл эту полноту общения с живым Христом. Но он её обрёл, в этом ни у кого нет сомнений.

И в этом самое важное – обрести не внешнее знание о воскрешении Христа: вот, Отец восставил Его из гроба, как и других воскрешённых, которые потом умерли, и этого достаточно. Здесь эта тонкая грань между воскрешением и Воскресением являет себя, но как – совершенно не ясно. Ведь можно было поверить в Христа, которого воскресил Отец, как в некоторых местах Деяний апостолов и апостольских посланий говорится, что Христос был воскрешён Отцом Небесным (Деян 2:24, 2:32; 1 Пет 1:21; Рим 4:24 и др.), был восставлен из гроба чудесной и удивительной силой Божьей благодати. Сейчас мы чаще делаем акцент не на этом, а говорим о том, что Христос Сам воскрес силой Божественного Духа, живущей в Нём. Но вот почему одни воскрешённые Богом люди снова умирают, состарившись, а Христос, воскреснув из мёртвых, уже не умирает, и смерть не имеет над ним власти? У апостола Павла возникает целая теория, удивительная по своей глубине, целое размышление, определённое представление об этом, но проистекающее из уже имеющейся веры в воскресшего Господа Иисуса Христа, в действие Божье и в освобождение из уз смерти Самого Христа, веры в то, что Он – Первенец из мёртвых, Который открывает всем дорогу к воскресению. Очень важно, что это осмысление уже имеющейся веры. Вера здесь первична, как и надежда, и любовь, связанные со Христом, а все осмысления уже вторичны, как бы подлинны и глубоки они ни были.

Для нас с вами это важно, потому что мы иногда тоже ищем лишь рационального знания о том, что Христос воскрес. Нам хочется, чтобы это был научный, а то и прямо медицинский факт, а не духовный акт. И часто мы не разбираемся в этом и не останавливаем себя, когда нас выносит на поверхность лишь рационального мышления и доказательств. Надо помнить, что Воскресение Христово остаётся в определённом смысле Тайной, как всё, что делает Бог. Всё, что делает Бог, содержит в себе Тайну, которая никогда до конца нашему уму и даже нашему плотскому разуму не открывается. Поэтому мы не можем сказать с полной определённостью, что видел Фома и с чего он сделал такой удивительный шаг к доверию и вере, к исповеданию истины Христова Воскресения. Нам очень важно спросить себя: а мы исповедуем Христово Воскресение как истину и правду, открывающуюся свыше, или мы остались на уровне такого почти позитивистского знания, которое мы как бы приобрели благодаря чтению Писания или церковному богослужению, которые нам о чём-то сообщают и свидетельствуют?

Вот, дорогие братья и сёстры, давайте думать об этом, потому что нам нужно углубляться и возрастать в вере. А происходит ли этот процесс укрепления и возрастания в нас или нет? Или мы приняли в какой-то момент жизни положение Символа веры – и с нас довольно, и мы больше себе вопросов не задаём? Случай с апостолом Фомой должен нас отрезвить и напомнить нам о том, что Воскресение Христово есть великая духовная Тайна, которая открыта нам, но в то же время остается ещё недоуразуменной. И пусть каждый из нас возрадуется этому и возблагодарит за это нашего Господа!

Аминь.

Христос воскрес!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях