Перейти к основному содержимому

Что значит быть в общении со святыми?

Комментировать
Андрей Рублев. Страшный суд: Шествие праведных в рай. Фрагмент росписи собора Успения Пресвятой Богородицы. Владимир. XV век

Андрей Рублев. Страшный суд: Шествие праведных в рай. Фрагмент росписи собора Успения Пресвятой Богородицы. Владимир. XV век

С праздником, дорогие братья и сёстры!

Настал День всех святых, который имеет отношение ко всем нам, если мы всерьёз считаем себя и являемся людьми верующими, христианами, членами церкви. Неслучайно после этого дня уже могут наступать периоды постов: с понедельника начнётся Петров пост, и лишь через неделю мы будем праздновать специально День памяти всех святых Церкви Русской, который уже особо выделяет как бы один сегмент из всей общности святых. Слава Богу, что в этом году наша церковь внесла в свои святцы многих – хотя, к сожалению, пока не всех – святых западной церкви, во всяком случае прославившихся во времена до разрыва Рима с Константинополем.

Праздник всех святых всегда остаётся для нас каким-то притягательным, радостным и в то же время, конечно, заставляет нас задумываться над тем, что он значит. Неделю назад была Пятидесятница, мы праздновали день рождения Церкви, и особая память всех святых – это память всех верных, истинных членов Церкви. Таков первый и главный смысл этого праздника: все святые – это все члены Церкви с большой буквы, это те люди, которых Господь признал своими, кого Он принял в свои объятия, в объятия Своей благодати, Своей Любви, и взаимно. Конечно, мы с вами понимаем, что это никак не может быть тождественно сумме имён в святцах. Но церковь никогда этого и не утверждала – более того, она всегда подчёркивала, что есть знаемые святые и не знаемые церковью земной. И вот все, кто был, есть и будет в Церкви святых, Церкви с большой буквы, Церкви как собрании Народа Божьего, объятого Любовью Христовой, – это и есть те, кого нам нужно в первую очередь подразумевать в День всех святых.

Мы видим, что между святыми действительно есть особая общность. Какими бы дарами Святого Духа они ни были наделены, награждены, они умножают свои таланты, не зарывают их в землю, они несут свой крест, они отвергаются себя, своего и своих для того, чтобы Божье дело стояло всегда на первом месте, чтобы Христова Любовь могла объять и тех людей, которые ещё не имеют возможности ответить на Божий призыв положительно и стать членами Христовой Церкви, заключить с Богом Новый Завет. Кто-то должен им проповедовать, свидетельствовать словом, делом, жизнью своей – и это Церковь, это все святые. Какой бы дар ни был у святого, даже если он молчальник и не говорит ни слова, потому что считает, что так лучше, что молчание – золото, а слово – лишь серебро, даже в этом случае он свидетель, он проповедник веры, он проповедник Христовой Любви, он проповедник Креста Христова и Христова Воскресения, потому что у Бога есть попечение о всех людях. В каком-то смысле все люди, будучи носителями образа Божьего, призваны к тому, чтобы стать святыми. И может быть, они как-то реализуют этот дар, но об этом мы узнаем, скорее всего, лишь при заключении уже в эсхатологическое время последнего, Седьмого завета, когда откроется Христос во Славе и Царство Небесное.

Мы не можем, конечно, судить о себе. Никто не может сказать: день всех святых – это мои именины. Мы не можем себя награждать именем святых Божьих. Мы можем лишь жить в вере, надежде и любви, мы можем лишь надеяться, что Господь нас не отринет. Когда мы говорим о всех святых, конечно же, мы говорим о всей Церкви. Мы можем сказать, что вся Церковь свята, и мы надеемся и верим, что мы тоже приобщены к этой Церкви, что мы не вне её границ, не за её вратами. Но повторяю ещё раз: свидетельствовать о себе мы не можем. Никто не может сказать: «я святой». Иногда в какие-то особые моменты мы можем сказать другому человеку: «ты святой» или «они святые», но не «я святой». Это очень важно, тем более что к понятию святости в церкви относится и пожелание апостола Павла, данное всем христианам, подражать вере тех, кто является нашими учителями, кто умирает в вере. Мы должны подражать вере и жизни тех, кто жил верой во Христа и Святого Духа, верой в Церковь, любовью к Богу и ближнему.

Церковь в истории вынуждена была несколько педагогически сузить границы понятия всех святых, выбирая тех, кто действительно может нас учить святой жизни. Так постепенно и появились святцы. С одной стороны, это было возможностью хранить память о лучших христианах, а с другой стороны, позволяло выделить лучшие примеры благодатной жизни. К сожалению, со временем, как часто это бывает в истории, и этот принцип выделения святых претерпел определённые искажения. С середины XIV века стали канонизировать не «снизу», а «сверху», а потом это привело к тому, что на эту канонизацию, совершаемую в церкви сверху – в смысле от церковного начальства, от руководителей церкви, а не в смысле с Небес, – стали влиять всякого рода привходящие факторы культурного и социально-политического характера. В наше время это особенно заметно, что как раз какие-то политические, культурные, национальные, исторические моменты часто берут верх, и поэтому мы вынуждены всё меньше и меньше доверять тем канонизациям, которые проходят просто процедурно – утверждаются какой-нибудь комиссией по канонизации, потом Синодом, потом Архиерейским собором. Все эти церковные учреждения, бесспорно, подвержены влиянию внешних факторов, поэтому их выбор не всегда бывает точен и тем более полон. В истории церкви бывало так, что была канонизация, потом деканонизация, потом снова канонизация. Или без этого «снова». Всяко бывало. И совершенно ясно, что есть целый ряд настоящих великих святых, которые вне списков, находящихся в святцах. В разные эпохи, в разные времена эти списки очень сильно варьировались. Они составлялись с древнейших времен, но их состав, конечно, очень различен. Нам нужно об этом знать и помнить. Потому что если мы празднуем память всех святых, мы, конечно, празднуем и память настоящих учителей церкви. Мы выделяем лучших святых, а не просто тех, кто оказывается или непонятным, или недоступным, или просто неизвестным.

Эта церковная традиция почитания святых, особым образом выделенных церковью в качестве примера для подражания и для молитвы, имеет большое значение. Поскольку есть множество её искажений, то сейчас как-то редко о ней говорят, а если говорят, то иногда или несколько суеверно, или, наоборот, скептически. И это жаль. За то и за другое можно просить у Бога прощения, чтобы избегать этих крайностей. Потому что когда почитание святых сочетается с почитанием множества святынь, связанных с этими святыми – это могут быть мощи, те или иные вещи, облачения этих святых, места погребения и так далее, – здесь неизбежны большие злоупотребления и всё те же суеверия. Но повторяю: сама по себе эта традиция безусловно свята и очень полезна для нас, как и для всей церкви. Очень куце и голо выглядит церковная традиция некоторых, скажем, протестантских церквей, которые ради христоцентричности своей веры стараются обходиться без этого почитания святых и соответствующих святынь. Их интенция нам понятна – они боялись идолопоклонства, они боялись тех самых злоупотреблений, которые в истории церкви так часто встречались, впрочем, это касается икон и многого другого, да и самого Священного писания, и храмов и всего, что в них. Но какими бы соображениями ни оправдывалось это отрицание, полное освобождение церковной традиции от почитания святых вызывает только сожаление. Получается, что церковь как бы лишена живой жизни, и тогда легко подумать, что она прекратила своё существование в ту или иную неблагоприятную для себя историческую эпоху. Так часто и думают, но это неправильно. Церковь никогда не прерывала своей жизни, своего существования на земле, во всяком случае на земле в целом, хотя в тех или иных регионах могло быть всяко.

Будем, дорогие братья и сёстры, ценить церковную традицию почитания святых во всех тех смыслах, о которых мы сейчас говорили, и в День всех святых с радостью и благодарностью Богу принимать их как дар. Со святыми, коли они все наследуют Жизнь вечную, можно и нужно быть в общении. Мы не очень хорошо знаем, как это происходит, но мы знаем, что молитвенное обращение к святым, с тем чтобы они в свою очередь помогли нам предстоять перед Богом во Христе и в Духе Святом – это великое богатство и уникальная возможность. Этим пренебрегать не надо. Иногда современные люди, приходящие в церковь от неверия, с трудом вмещают главное в христианстве: веру в Бога и в Человека, веру во Христа и Святого Духа, веру в Церковь, – и поэтому им, конечно, бывает не до вещей, как бы производных от этого главного. И я знаю случаи, когда люди огласившиеся долгое время вообще не обращают внимания на почитание ни святых, ни святынь, ни икон и так далее. Может быть, потому что ещё не знают истории церкви, может быть, ещё по какой-то причине, может быть, в силу рационалистичности нынешнего времени, или действительно потому, что они просто не вмещают сразу всего. Но проходит время, и когда человек в церкви живёт не одно десятилетие, он всегда, если только он не предубеждён чисто идеологически, ценит этот собор всех святых, живущих в вечной божественной Памяти, как и всех святых, живущих на земле, то есть святых прошлого и настоящего времени. Более того, человек начинает искать этого общения, и это очень хорошо, если он, конечно, не забывает о Христе, если Христос при этом стоит для него под номером один в Церкви. Ведь и сама Церковь есть Тело Христово, и она включает в себя и Христа, и всех святых Христовых. Будем это тоже иметь в виду, дорогие братья и сёстры.

Будем же, избегая всякого суеверия и всякого рационализма, ценить память всех святых, прежде всего тех, которые для нас лично могут являться примером христианской жизни! Мы можем и сами пробовать разбираться в истории церкви, кто и почему свят, а кто не очень. Последний суд всё равно принадлежит не нам, всё равно он будет Божьим, и безусловно, Господь Бог не забудет ни одного своего святого, Он дарует всем Жизнь вечную и Царство Небесное. А когда мы сомневаемся в том, какой-то человек святой или не святой и только носит внешние знаки церковности и святости, тогда мы испрашиваем у Бога Царства Небесного и вечной Жизни таковым при кончине. Будем же, дорогие братья и сёстры, внимательны ко всему тому, что нам даёт церковь в своей традиции! Будем с сердечной теплотой и радостью встречать опыт настоящих Божьих святых, которые жизнью, делом и словом своим показали, как можно в мире сем, лежащем во зле, жить не от мира сего! Этому мы должны учиться, и дай Бог всем нам достичь здесь совершенства!

Аминь.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях