Перейти к основному содержимому

О храме будущего, которое уже наступило

Все студенты-богословы СФИ, с конца прошлого столетия и по сей день, проектируют храм XXI века. Защите проектов посвящён последний семинар курса по церковному искусству. Если собрать их все, то хватило бы на обустройство храмового пространства европейского государства средней величины. О том, как выглядят находки студентов сегодня, когда XXI век вступил в свои права, беседуем с автором курса, заведующим кафедрой богословия СФИ кандидатом педагогических наук Александром Копировским.

– Александр Михайлович, как меняется в условиях пандемии отношение к храму и сам объём понятия «храм»?

Александр Копировский: «Во всех делах твоих помни о конце твоём, и вовек не согрешишь» (Сир 7:39) – эти слова Писания всегда актуальны, но в такие периоды как сейчас – особенно. Из них нужно делать выводы. С одной стороны, стало ясно, что храм надо больше ценить, больше любить, лучше в нём ориентироваться. С другой – что в один прекрасный момент мы можем оказаться без храмов вообще, то есть они будут, но ходить в них по тем или иным причинам станет крайне затруднительно, а то и невозможно. И значит – нужно думать о том, что будет храмом в таких условиях.

Что касается объёма понятия «храм», то здесь у проблемы тоже две стороны. Уже давно ясно, что современный храм должен быть целым комплексом, в определенном смысле – «городком», включающим не только хозяйственные постройки и кабинет настоятеля, но и другие помещения, чтобы люди в этом храме могли делать самые разные вещи. Конечно, я имею в виду наличие при храме не футбольного поля, теннисного корта или буфета, а библиотеки с читальным залом, помещения для открытых миссионерских встреч и бесед, для катехизации, музея. Храм – это место, где церковь должна реализовывать себя как собрание, в котором общение с Богом неразрывно с общением её членов друг с другом и с людьми, ищущими Истину.

Это означает для архитектуры нового храма, во-первых, минимализм, предельную простоту и целостность снаружи и в интерьере, во-вторых – отказ от противопоставления окружающей гражданской архитектуре и природе, максимальную вписанность в них. Совсем не нужно сейчас, как мне кажется, строить громадные соборы, которые вмещают тысячи людей, толку от этого мало. Пора переносить внимание с массы на личность – и священнослужителей, и всех остальных, кто молится в храме.

– Есть ли «нерушимая» часть храма, которая останется, несмотря ни на что? И наоборот, что из привычного, традиционного в храмовом пространстве и богослужении обязательно изменится?

Александр Копировский: «Нерушимая» часть храма, как была, так и останется одна – это община, молящаяся в нём, люди, как минимум двое или трое, собранные вместе для того, чтобы Христос присутствовал посреди них. Что же касается изменений в традиционном храмовом пространстве и богослужении, в ближайшее время, думаю, вряд ли что-то изменится. Потому что слишком многие из нынешних членов церкви, не будучи старообрядцами, ориентируются на известные слова одного из идеологов старообрядчества протопопа Аввакума: «До нас положено: лежи оно так во веки веком!». Хочется хотя бы большего разнообразия. Больше малых храмов на наших улицах, а ещё – оборудованных где-нибудь в подвале дома, на чердаке, в квартире. Повторяю, это не альтернатива храмам уже существующим. Одна из моих любимых евангельских фраз – «и это надлежит делать, и другого не оставлять» (Мф 23:23). Вот тогда мы пробьёмся…

– Есть ли что-то новое, без чего современный храм уже немыслим – озвучка, интернет, экраны?

Александр Копировский: Ну, почему же немыслим? Если храм небольшой, озвучка ему не нужна. Если большой – нужна, только она должна быть хорошо отлажена и правильно расположена. Мне рассказывали, что в одном храме поставили динамики сзади, и бабушки стали поворачиваться лицом к ним, соответственно – спиной к алтарю, кланяясь на голос священника.

Что касается интернета и большого экрана (или нескольких экранов) – в обычном храмовом богослужении этого не нужно. А вот если другого большого помещения, кроме храмового, нет, и по окончании богослужения люди сели там же общаться – тогда, конечно, пригодится и интернет, и большой экран, и другое в этом же роде (можно чем-то завесить иконостас, подобные примеры я видел). Но свой маленький экран нужен практически каждому, кто пришёл в храм: и до, и во время богослужения можно выводить на этот экран необходимые тексты. А кто не любит новые технологии, пусть пользуется книгой. И этого пока достаточно.

– Как отразится пандемия коронавируса на вашем курсе? 

Александр Копировский: Уже отразилась: общение со студентами происходит почти исключительно в интернете, и от них теперь требуется гораздо больше самостоятельной работы. Все онлайн-семинары проходят прекрасно, три часа пролетают незаметно. Предварительно даётся задание по общей теме, каждый находит что-то своё в соответствии с ней, вместе это обсуждаем и, как ни странно, успеваем сделать существенно больше, чем раньше в аудитории.

Ещё один важный момент: теперь появилась возможность больше общаться с заочниками, потому что их тоже можно подключать к таким занятиям. С другой стороны, преподавателю нужно дать студентам максимальную возможность как-то реагировать, а не просто молча смотреть на экран. Это потребует от него гораздо большего напряжения.

– Уже много лет на вашем курсе по церковному искусству студенты-богословы проектируют храм XXI века. Какие проекты больше подходят для нынешней ситуации? 

Александр Копировский: Те, в которых максимально учтено всё сказанное выше. Ведь одна из целей изучения церковного искусства – способность трезвенно оценивать современную ситуацию в нём и его ближайшие перспективы. Многие студенческие проекты таковы в последнее время.

– Если когда-то студенты только проектировали храм XXI века, то сейчас, спустя двадцать лет, можно смело сказать, что мы в XXI веке живём…

Александр Копировский: Да, можно сказать, что вместе с этой пандемией XXI век и наступил. До неё мы как будто доживали остатки XX века, ведь ничего принципиально не менялось. А тут появилось ощущение, что рубеж перейден, и нужно приложить серьёзные усилия, чтобы не остаться в XX веке. Через месяц, если не раньше, Бог даст, карантин закончится, привычный строй жизни вернётся назад, и большинство людей лихорадочно бросится восполнять упущенное в материальном плане. Но звонок прозвучал, красная лампочка вспыхнула – и для тех, кто имеет уши и глаза, пережитое этой весной потребует другого.

– Что самое главное в храме XXI века?

Александр Копировский: Такой храм, как мне кажется, немыслим без богослужения, в котором всем и по максимуму возможно участвовать. И он должен быть ориентирован на такое богослужение, а не на «синтез искусств» в нём. Пандемический удар ясно показал, что выехать на одной храмовой традиции – священной, прекрасной, но слишком во многом уже музейной – не получится. Если мы хотим в церкви жить, надо именно жить, а не стилизоваться под «древлее благочестие», тем более что оно во многих частях не такое уж «древлее». Храмовое уставное богослужение, конечно, останется, но его нужно осмысливать, и лишние, налипшие на него вещи убирать. Не ради того, чтобы сделать службу покороче, речь о другом – о тех вещах, которые появились чисто исторически, которые не поясняют, а затемняют главное. Литургисты прекрасно знают, о чём я говорю. 

Так же как специалисты по церковной архитектуре, живописи и так далее, знают, что в храмовом искусстве главное, лучшее, а что – дань тому или иному стилю или даже просто воле заказчика. Сейчас время выбирать лучшее и не допускать смешений. А для этого нужно хорошо узнать критерии выбора, и придётся как следует потрудиться, поучиться, чтобы их узнать. Лучшее – не то, что более приятно глазу (тем более что вкусы у всех разные), не сложенные в разных сочетаниях элементы храмовой культуры прошлого, а то, что сегодня «работает» на будущее церкви, что помогает собирать в неё людей. Не стоит думать, что ещё тысячу лет ничего не изменится и мы потихоньку, без особых усилий, как бы по инерции достигнем совершенства. На вершины, куда ведёт Своих учеников Христос (Мр 3:13; Мф 17:1), так не восходят. 

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225