Перейти к основному содержимому

«Мы исходим из того, что жизнь человека не ограничивается работой»

Комментировать
«Человек, получающий христианское образование, должен обретать более совершенную, более испытанную веру. Сталкиваясь с современными научными знаниями, например, о происхождении мира, он не должен падать в обморок от того, что физика говорит не то же, что сказано в первых главах книги Бытия».
Дмитрий Сергеевич Гасак

Надо помнить, что традиция европейского образования – христианская, и европейские университеты в большей степени начинались с богословских факультетов. Но с одной стороны, в последние двести лет произошёл мощный цивилизационный сдвиг, и акцент в образовании сильно сместился с гуманитарных дисциплин и наук на технические, прикладные. С другой стороны, ощущается забвение христианских основ жизни у традиционно христианских народов. В нашей стране это особая история, связанная с большевистским переворотом и его последствиями. В Европе – свои акценты, в США – своя история, но тем не менее, общая тенденция такова.

Потребность в христианском образовании сегодня есть, но взрыва интереса к нему не происходит, его и не может быть в наших условиях. Это образование, конечно, не будет массовым теперь, когда константиновский период истории закончился и большинство стран себя не позиционируют как христианские, и наше государство официально тоже светское, – оно всегда будет элитарным. Когда-то Осип Мандельштам сказал замечательные слова, что «теперь всякий культурный человек – христианин». Это относится и к нашему времени.

Но поскольку интерес к мировоззренческим основам у молодых людей сегодня всё-таки возрастает, то растет и интерес к христианскому образованию, которое, несмотря на произошедший разрыв, для нашей страны традиционно. Вопрос о том, каким оно должно быть в XXI веке, остается острым. Тем более в нашей стране, где это образование фактически создается заново, вместе с возрождением православной церкви на совершенно новом для неё историческом этапе.

Учиться богословию приходят те, кому это важно и интересно. Люди устали от всякой утилитарности – от того, что их учат, как ремесленников, без нацеленности на дух и смысл, за исключением, может быть, языка – да и к его изучению подход скорее функциональный, его изучают не столько чтобы познавать другую культуру, сколько ради контактов на международном уровне. Многие от этого устают и как бы просыпаются, понимают, что всё-таки человек – личность, в нем есть образ Божий, он не просто функция в некоем общественном организме, и интересы у него значительно глубже, и призвание его более высокое, нежели просто приносить пользу в нефтяной или автомобильной отрасли.

В сфере высшего богословского образования есть учебные заведения, которые устроены религиозными организациями, в частности, Русской православной церковью, а есть светские факультеты, кафедры и вузы христианской направленности. Я считаю, что такое многообразие для нашей страны – большой плюс. Хорошо, что государство предоставляет разные возможности создания учебных заведений христианской направленности.

В то же время процесс признания «равноправия» богословского образования в нашей стране еще не закончен. Напомню, что только в прошлом, 2017-м, году, через сто лет после Октябрьского переворота, теология была признана в качестве научной специальности. Считается, что гонения на христиан, на Русскую православную церковь завершились на рубеже 80-х и 90-х годов, после празднования тысячелетия крещения Руси, однако понадобилось ещё чуть ли не тридцать лет для того, чтобы теология была признана как научная специальность. Это о многом говорит. Да и само ее признание не означает, что у нас появилось богословие на уровне XXI века – его ещё предстоит созидать.

Если говорить о качестве богословского образования, то среди христианских школ, безусловно, есть и те, которые учат по большей части лишь обрядовой стороне церковной жизни, но есть и другие – всегда нужно разбираться. После полного разгрома образовательной системы Российской империи, а стало быть, и церковной образовательной системы, на пустом месте не могут сразу возникнуть выдающиеся богословские школы. Тем не менее, есть школы хорошего уровня.

Христианский вуз предполагает в первую очередь не просто обучение христианской истории, литургической традиции, искусству, а помощь в совершенствовании своей веры. И уже в связи с этим – история, богослужение и так далее. Наши студенты открывают для себя все ценности христианской культуры постольку, поскольку они понимают это изнутри, будучи верующими церковными людьми. Далеко не везде соблюдается именно такой подход к образованию. Человек, получающий христианское образование, должен обретать более совершенную, более испытанную веру. Сталкиваясь с современными научными знаниями, например, о происхождении мира, он не должен падать в обморок от того, что физика говорит не то же, что сказано в первых главах книги Бытия. Он должен понимать язык и Священного писания, и научных открытий, отдавая себе отчет в том, что современная наука не опровергает Библию, так же как Библия не отвергает науку.

Богословское образование – гуманитарное. И в том смысле, что христианская школа, христианский университет учат видеть мир, человечество, самого себя, понимать, кто такой человек. Интерес к этому будет всегда. В нашей стране есть особый «голод», потому что она несёт на себе тяжелейшие последствия антихристианской политики. Гуманитарное оно и потому, что включает не только богословские дисциплины, но и философские, и исторические предметы, и языки, и даже практику милосердия – опыт самой разной помощи в больницах, хосписах, домах престарелых. Это позволяет не только думать, скажем, об антропологии, но и иметь отношение к живым людям, которые нуждаются в помощи.

Теология – это не профессия. Наши студенты, как правило, получают второе образование. Профессию они уже имеют и работают в совершенно разных областях. Богословское образование им нужно «для души», ради возможности служения Богу и ближнему, которое может и не носить профессионального характера. Человек может работать на светской работе и при этом быть, скажем, катехизатором, миссионером, проводить просветительские встречи христианской направленности, участвовать в христианском воспитании детей, он может преподавать в вузе или школе, работать журналистом и так далее.

Мы исходим из того, что жизнь человека не ограничивается работой. И образование нужно не только для работы. Образование нужно для человека. Человек получает образование, чтобы быть более разумным, совершенным, опытным, а не просто натасканным на решение конкретных задач. Элитарное образование не предполагает подготовку сугубо для исполнения того или иного ремесла.

Способствует ли христианское образование развитию волонтерского движения в РФ?

Я думаю, что в нашей стране волонтерское движение спровоцировано не христианским образованием, а общегуманистическим взглядом на жизнь, оно связано с желанием людей бескорыстно помогать друг другу. Способствует ли этому христианское образование? Хорошее христианское образование способствует, плохое – нет.

Создать хорошую христианскую школу не так легко, поэтому их в принципе не много. Про старые школы говорят: стены учат. Так когда-то говорили о Московском университете. Я думаю, что главное – дух школы. Дух христианской свободы, любви, богопознания, доверия и веры в Бога и в человека – это основа настоящей христианской школы. А если этого нет, то какие бы ни были программы и преподаватели, ничего не получится. Христианская школа должна предполагать свободу мысли, коль скоро мы говорим о богопознании. Это предполагает и право на ошибку. Хотя наше призвание – «познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8:32) – всё-таки предполагает усилие к тому, чтобы не ошибаться, не только в вопросах канонических, но и в понимании церковных таинств, и области христианской мистики и жизни.

В частности, в сентябре этого года мы планируем открыть образовательную программу по подготовке социальных координаторов. Общество не удовлетворено нынешним положением в сфере социальной работы. В нем отсутствуют навыки адекватной помощи нуждающимся. Пожилых, тяжелобольных или умирающих людей воспринимают как тех, кто уже исключен из общественной жизни, им уделяется внимание по остаточному принципу.

Социальный координатор должен быть своего рода менеджером, который разбирается в положении человека, учитывая его физическое состояние, бытовую и семейную ситуацию, культурный уровень, психологические особенности, и, следовательно, может верно оценить, в какой помощи тот нуждается. Но он не должен быть чиновником. Поэтому ему необходимы и навыки патронажного ухода. Ему важно, что называется, руками чувствовать человека, а заодно и умом, и сердцем, чтобы понять, необходимо ли привлечь медиков, или поговорить по душам, или помочь оформить инвалидность или льготы.

Помимо практических дисциплин (посвященных освоению навыков патронажной помощи, правового обеспечения социальной работы) включены и те, которые направлены на понимание человека, его внутреннего мира и его места в обществе. В частности, большое значение мы придаем знаниям в сфере антропологии, основанной на христианском представлении о человеке, его достоинстве, личном и общественном призвании. При этом данная программа светская, и мы рассчитываем на абитуриентов разных взглядов, лишь бы они любили людей и были трудолюбивыми.

Источник: «Мел»

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях