Перейти к основному содержимому

Как избавиться от иллюзий и не потерять веру в Церковь

Комментировать
Жанр курса церковного устройства, представленного студентам богословского факультета в этом году, – что-то вроде «медленного чтения». Вместе с преподавателем мы вдумчиво читали и сопоставляли официальные документы Русской православной церкви и разбирались в том, что, как и по каким принципам в ней работает.
Дмитрий Гасак, первый проректор СФИ, автор и преподаватель курса «Современное церковное устройство и вопросы церковного управления»

Дмитрий Гасак, первый проректор СФИ, автор и преподаватель курса «Современное церковное устройство и вопросы церковного управления»

Как возникла идея этого курса и есть ли у него аналоги в других богословских и духовных учебных заведениях?

Дмитрий Гасак: Идея этого курса родилась во время работы над учебным планом бакалавриата по теологии в связи с введением нового образовательного стандарта. Я уже не помню, кто первый озвучил идею, но когда мы рассматривали тематику дисциплин по выбору, мы увидели некую лакуну: курсы экклезиологии и церковного права, которые у нас преподаются, не совсем стыкуются с современными реалиями церковной жизни. Тогда и возникла мысль о небольшом курсе, посвященном современному церковному устройству и вопросам церковного управления, где находили бы отражение принципы и нормы церковной жизни, о которых мы говорим в курсах канонического права и экклезиологии. Ведь студентам важно научиться сравнивать нормы церковной жизни, зафиксированные в предании, с нормами нынешнего церковного устава, видеть проблемы, понимать изменения в динамично развивающейся структуре церковного управления Русской православной церкви. Мы видим, что в последние пять-шесть лет проходит большая административная реформа в церкви, учреждаются новые епархии, различные общецерковные структуры, и студенты должны иметь представление об этих процессах. Вот поэтому такой курс возник. Имеет ли он аналоги, я, честно сказать, пока не интересовался.

Одну из двух упомянутых вами дисциплин, на стыке которых находится ваш новый курс, – экклезиологию – в СФИ тоже преподаете вы. В каких точках ощущается наибольшее напряжение между церковным учением и современной практикой?

Дмитрий Гасак: Конечно, есть много тем и вопросов, которые объединяют эти дисциплины. Но прежде всего я бы назвал вот что. Церковь, как мы знаем из Евангелия, это организм, который имеет неотмирную природу и призван существовать в этом мире, основываясь не на его законе. Это должно выражаться и в организации церковной жизни, в ее устройстве, в тех принципах, на основании которых только и может существовать церковный организм. Например, принцип доверия в противоположность недоверию, или принцип послушания в противоположность подчинению, принцип любви, наконец, в противоположность принципу закона. В курсе экклезиологии мы, в частности, говорим о том, что осуществить принцип «в мире, но не от мира» в истории очень трудно. Но насколько трудно, студенты себе не представляют. И поэтому у них довольно много иллюзий в отношении церковной жизни, иллюзий светлых или мрачных. Мы же, тем не менее, стараемся учить студентов трезвенно воспринимать реальность церковной жизни во всей ее сложности, не отрывая, скажем, Церковь в ее мистическом плане от церкви в ее канонической структуре, но и не отождествляя два эти измерения жизни христианской церкви. Для этого, с одной стороны, необходимо совершенствовать, углублять свое понимание Церкви и веру в нее (ведь Церковь – это все-таки предмет нашей веры!), с другой же стороны, – видеть трудности и проблемы, с которыми церковь сталкивается на своем историческом пути. Проблема современного церковного устройства – одна из них.

Вторая тема, которую следовало бы назвать – это существование в церкви различных образов ее жизни или различных типов экклезиологии. За две тысячи лет в церкви возникли и укоренились разные типы экклезиологического сознания. Это разнообразие существует и сейчас, в том числе и в Русской церкви. Авторы трудов по экклезиологии определяют их по разному, и в курсе экклезиологии мы стараемся все это разбирать и изучать. Это и поместно-приходское устройство, и элементы клерикальной или евхаристической экклезиологии, и принципы экклезиологии общинно-братской. И когда мы рассматриваем современные церковные документы и практику церковного управления, чрезвычайно интересно выяснять, какие экклезиологические принципы, нормы и положения в них заложены, какие имеются компромиссы и противоречия, с чем трудно согласиться, а что приходится принять.

Очень важно, чтобы студенты богословского вуза в своем понимании и знании Церкви не отрывались от действительности, то есть чтобы они, рассуждая об учении о Церкви, о вере в нее, не отрывались, что называется, от почвы. И чтобы, в то же время, сталкиваясь с ситуацией существования церкви в истории, например, Русской православной церкви в нынешних реалиях Российской Федерации, они были готовы преодолевать искушения и не теряли веру в Бога и в Церковь. Это очень трудно. Но без этого богословское образование нельзя назвать таковым. Оно должно служить совершенствованию веры студентов, обретению ими духовного опыта и при этом не быть оторванным от жизни.

Интересно ли вам было работать над этим курсом и как вы хотели бы его развить?

Дмитрий Гасак: Конечно, чтение современных церковных документов – не самое занимательное чтение. Каноны-то читаешь, и они далеко не всегда, скажем прямо, вдохновляют. Но нужно понимать, что наша церковная структура все-таки довольно молодая: в советское время было уничтожено церковное устройство, бывшее до 1917 года, и возможность более или менее свободно развиваться наша церковь получила лишь в последние 20-25 лет. Это очень небольшой срок. Поэтому часто в наших документах и структурах видны и несовершенство и нестыковки даже чисто административные, не говоря уж про остальные.

Но, тем не менее, разбираться в особенностях современного исторического развития Русской православной церкви достаточно интересно. Опять же это не всегда вызывает радость и вдохновение, но для того чтобы понимать, в какую сторону развивается наша церковная жизнь, это необходимо. Вопросов церковного устройства и управления чрезвычайно много: на общецерковном уровне, епархиальном уровне, приходском уровне, не говоря о разного рода зарубежных учреждениях, о взаимоотношениях с поместными православными и другими христианскими церквами. Отдельная проблема – вопрос места и участия в жизни церкви церковного народа, общин, братств, других сообществ, без чего о будущем развитии православной русской жизни говорить не приходится.

Наш курс небольшой, и всего вместить не получается. В этом году мы только подробно разобрали общецерковную структуру власти и управления в нашей церкви, уделив внимание и епархиальной структуре. Интересно, конечно, и развитие зарубежных учреждений РПЦ.

Для будущего года важных тем очень много. Например, вопрос межправославного взаимодействия и созыва Всеправославного собора, ожидаемого всеми в наступившем году. Хотелось бы, чтобы студенты понимали и эту проблематику. В минувшем семестре времени на это не хватило. Интересно было бы сравнить структуру управления Русской православной церкви со структурой управления Римско-католической церкви или протестантских церквей и увидеть, что здесь общего, какие различия. Этот аспект также влияет на проблему христианского единства. Для современного церковного человека, получающего высшее богословское образование, эти вопросы чрезвычайно важны. Без них невозможно получить представление о реальности современной церковной жизни. Впрочем, может быть, какие-то из названных тем более актуальны для магистратуры.

Для Церкви Христовой существование в истории – это крест. С одной стороны, нам не заповедано выходить из истории, но с другой, соглашаться с законами жизни мира сего (а многие нормы церковной жизни просто взяты из светской, государственной структуры управления) тоже нельзя. Необходимо в этом разбираться. Без этого нельзя понять, какие формы взаимодействия между разного рода церковными группами, сообществами, в конце концов, отдельными людьми являются собственно церковными. В церкви много говорится о соборности, но что это, каким образом механизм соборности может осуществляться на практике – это большой вопрос. У нас даже есть целая комиссия Межсоборного присутствия, которая призвана разрабатывать эти темы. Им тоже это не просто делать. Вот и мы стараемся разбирать все эти вопросы в нашем учебном курсе, в надежде, что эти усилия принесут свои плоды.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях