Перейти к основному содержимому

«О мирном согласии в единой вере»

Доцент кафедры религиоведения СФИ

17-18 октября в Институте научной информации по общественным наукам РАН состоялась научная конференция «Ислам и христианские культуры запада и востока Европы в Средние века и Новое время». Ее провели Лаборатория медиевистических исследований НИУ ВШЭ, Франко-российский исследовательский центр (Москва), Центр украинистики и белорусистики Исторического факультета МГУ и Фонд Марджани.

На конференции с докладом «О небесном межрелигиозном соборе Николая Кузанца» выступил доцент кафедры религиоведения СФИ, ведущий научный сотрудник Института восточных культур и античности РГГУ кандидат исторических наук Алексей Журавский. Он проанализировал трактат «De pace fidei» (1453) Николая Кузанского1 – кардинала и папского легата, одного из наиболее выдающихся и загадочных богословов и ученых Средневековья, которого боготворил Джордано Бруно и о котором Ханс Урс фон Бальтазар шутил, что не понимает, как его труды не попали в Syllabus errorum2.

Название трактата буквально означает «О мире веры». Однако в результате подробного анализа текста, его жанра, источников и поднимаемых в нем проблем Алексей Васильевич предложил более точный смысловой перевод названия: «О мирном согласии в единой вере».

Трактат описывает собор небожителей, созванный Богом в ответ на мольбу некоего мужа утишить преследования, «свирепствовавшие сверх обычного из-за различия религиозных обрядов». На собор под председательством Царя царей – Слова, сделавшегося плотью, приглашены наимудрейшие мужи разных народов.

«Трактат явно не о том, как мир в душе и уме может привести к религиозному согласию, – отметил Алексей Журавский. – Цель Кузанца – поиск не внутреннего мира, а внешней гармонии внутри некоей парадоктринальной системы, взаимного согласия последователей различных религий и шире – мировоззрений, известных Николаю», поскольку «религиозные различия порождают раскол и вражду, ненависть и войны».

Собор призван показать, что вероисповедания мусульман, иудеев и язычников не ложные, они лишь не в полной мере завершены: «Цель собора – не упразднить разнообразие, потому что это “невозможно или неполезно”, а сделать так, чтобы разнообразие “служило возрастанию благочестия”, – сказал докладчик. – Задача – показать арабам, иудеям, индусам, что их учения сами по себе предполагают или имплицитно содержат идею Троицы и искупительной жертвы Христа».

В юности Николай Кузанский прошел школу «Братьев общей жизни» – католического мирянского движения Нового благочестия, направленного на религиозное обновление, возвращение к раннехристианской простоте веры и нравственно чистой жизни. Наверное, поэтому немалое внимание он уделил и раскрытию христианского вероучения. Так, он не говорит, что спасение возможно только через христианство, крещение или церковь, но утверждает, что оно возможно только через Христа. Автору трактата удается найти ответ на саму проблему разделений, которую тонко формулирует его Татарин в беседе с апостолом Павлом: сложность не в том, что у людей разные взгляды на жизнь, а в том, что мы видим вещи, которые делают другие, либо нелепыми, либо ужасными.

«Эксплицитно Кузанец решает проблему гармонизации межрелигиозных отношений, имплицитно речь у него идет о гармонизации христианского универсума. Однако трактат получился о том, как мир в христианском мiре должен привести к терпимости и всеобщему согласию. Кузанец совершенно очевидно полагает, что христианство тоже еще полностью не раскрыто», – подчеркнул Алексей Журавский.

Также на конференции были представлены доклады Олега Воскобойникова (ВШЭ) «Буква и смысл: принципы работы переводчиков арабских текстов в XII веке», Ирины Варьяш (МГУ) «Конфессиональный фактор в государственном управлении на Пиринейском полуострове в Средние века», Рустама Шукурова (МГУ) «Ислам и мусульмане в поздней Византии: нормы и модели отчуждения и инкорпорации», Ольги Чумичевой (Государственный музей истории религий, Санкт-Петербург) «Образ мусульманина в русской “наглядной пропаганде” между Средневековьем и Новым временем», Ольги Бессмертной (РГГУ/ВШЭ) «Бум дискуссий о российском востоковедении, или снова о том, была ли русская душа у российского ориентализма» и другие.

Всего в течение двух дней работы конференции прозвучало более двадцати выступлений, посвященных проблемам взаимодействия христианства и ислама в европейском обществе и культуре.

1 Настоящее имя этого богослова – Николай Кребс (1401-1464).

2 «Список важнейших заблуждений нашего времени», изданный Римской католической церковью в 1864 году.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225