Перейти к основному содержимому

Катехизация в церкви: возможности, проблемы, перспективы

Комментировать
Продолжаем публиковать комментарии экспертов о возможностях, открывшихся в церковной жизни за последние семь лет. О восстановлении серьезного отношения к подготовке к крещению говорят епископ Губкинский и Грайворонский Софроний, член Межсоборного присутствия священник Максим Плякин и сотрудник Научно-методического центра по миссии и катехизации при СФИ Владимир Якунцев.
Кадр из фильма «Сын Божий» (2014)

Кадр из фильма «Сын Божий» (2014)

Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию, насколько существующие возможности использованы и какие это возможности, что нужно делать в первую очередь сейчас?

Епископ Губкинский и Грайворонский Софроний

Епископ Губкинский и Грайворонский Софроний

Епископ Губкинский и Грайворонский Софроний: Очень важно, что документы, которые касаются внутреннего делания церкви, в частности катехизации перед таинством крещения, входят в жизнь. Помню, на Соборе в 2013 году Патриарх сказал: либо мы принимаем документ и работаем, либо мы его не принимаем – потому что работать не собираемся. Слава Богу, уже видны процессы, которые показывают, что новый подход к катехизации дает положительные результаты. Люди не просто крестятся, они проходят катехизацию и делают это с радостью. Мы уже ушли от мифологемы, что  быть русским – это значит быть православным, а быть православным – это значит креститься, но в церковь не ходить. Ситуация изменилась в корне. Теперь люди, которые приходят осознанно или не совсем, приходят на обязательные беседы перед крещением. Катехизация нужна, чтобы крещение перестали воспринимать формально, а для этого нужно войти в церковь по-настоящему, через подготовку стать ее неотъемлемой частью. Я думаю, что это очень важный момент.

Сколько бесед перед крещением проводится в вашей епархии?

То количество, которое сегодня определено в качестве минимального – две беседы, но на разных приходах это бывает по-разному. Сейчас мы думаем над тем, как унифицировать практику, чтобы обязательные требования исполнялись всеми. Впрочем, я думаю, что может быть и больше. Всё зависит от пастыря, от того, как он на это смотрит, видит ли он, что человек (особенно если он уже осознанно приходит в церковь Божью) действительно готов к принятию таинства.

Еще одно из важных направлений – это работа с восприемниками. Пора перестать относиться к ним лишь как к кумовьям, которые должны помогать ребёнку в трудные моменты жизни, подарки дарить. Нет, друзья! Мы от этого уже отошли. Восприемник – это тот, кто отвечает перед Богом, перед церковью, сам перед собою за своего крестника, за его христианское воспитание. И сегодня у нас восприемники тоже стараются все пройти катехизацию.

Что бы вы могли посоветовать тем священникам, у которых люди упираются, не хотят идти на катехизацию?

Я думаю, что людей нужно пригласить на встречу, на беседу: «Давайте поговорим о Боге. Почему вы приходите в церковь? Для чего вам это нужно?» Пусть это будет простая беседа за чашечкой чая о жизни. Пастырь должен поддерживать людей в разной ситуации, в разные моменты их жизни. А потом уже говорить о том, для чего принимают крещение. Простое человеческое отношение, взгляд, добрая улыбка – всё это будет действительно способствовать катехизации. Начать нужно с малого, не «загружая» человека с первых слов сложными богословскими терминами. Это всё нужно, но вовремя. Пищу давать нужно потихоньку и «в зависимости от возраста».

Священник Максим Плякин, клирик храма Рождества Христова г. Саратова, член Межсоборного присутствия, член комиссии по канонизации подвижников благочестия Саратовской епархии

Священник Максим Плякин, клирик храма Рождества Христова г. Саратова, член Межсоборного присутствия, член комиссии по канонизации подвижников благочестия Саратовской епархии

Священник Максим Плякин: О чем нельзя не сказать, отвечая на вопрос о проблемах: после того, как подготовку к крещению сделали обязательной, резко снизился поток крещающихся. У нас в епархии заведён такой порядок: если взрослый желает креститься, то прежде чем его отправляют на беседу, он оставляет анкету – фамилия, имя, отчество, какие-то контактные данные, чтобы человека можно было потом найти. Проанализировав эти анкеты и мои отчёты о количестве допущенных ко крещению, мы вместе со старостой нашего храма выяснили, что на этапе первого собеседования у нас в приходе отсеялось 85% желающих. А что такое моя первая беседа? Я требую, чтобы люди прочли Символ веры, хотя бы просто познакомились с этим текстом, чтобы они познакомились с текстом Десяти заповедей, прочитали хотя бы Марка – самое короткое из Евангелий и сказали, есть ли у них какие-нибудь вопросы, вызвали ли тексты какое-то непонимание. Потом, если человек приходит на вторую беседу и говорит: «Здесь, здесь и здесь я что-то не понял», – мы уже садимся и прицельно работаем с конкретным человеком. Я принципиально не ставлю срок. Кто-то мне звонит буквально через день и говорит: я не вижу ничего, с чем я бы не согласился, я читаю и понимаю, что я в это верю, я это готов исполнять… Всё, мы встречаемся, я понимаю степень решимости человека и уже дальше отправляю его к людям, которые готовят группу на крещение. Иногда бывает, что дело затягивается на недели, на месяцы – всякое бывает. У нас есть храм, где Символ веры требуют учить наизусть; я требую хотя бы прочитать. И вот на этом требовании – прочитать Символ веры, одно из Евангелий и ознакомиться с Десятью заповедями – оказался отсев 85%. То есть в среднем 6 из 7 пришедших уходили.

К сожалению, в нашем народе не созрело окончательно понимание того, что крещение – это обязательство. Что это не только право быть в народе Божьем, а ещё и обязанность законы этого народа соблюдать; что для принятия крещения нужно не просто верить в Бога, но верить Христу как Царю и Богу, как мы говорим при принесении крещальных обетов. А подданный Царя обязан законы Царя соблюдать. И мне кажется, что как евреям надо было сорок лет провести в пустыне, так и нам; и пока мы свои сорок лет не отгуляли, рано говорить о полноценном возрождении внутренней жизни церкви. Мы стараемся всеми силами возобновить хотя бы внешние формы церковной жизни, и я надеюсь, это приведёт к тому, что люди перестроятся. И за что я благодарен патриарху Кириллу – так это за то, что он вслух сказал: человека, не соблюдающего какие-то минимальные требования к просвещению, вообще нельзя допускать до крещения. Уже тот факт, что это было сказано, очень многое значит.

Владимир Якунцев, сотрудник Научно-методического центра по миссии и катехизации при СФИ

Владимир Якунцев, сотрудник Научно-методического центра по миссии и катехизации при СФИ

Владимир Якунцев: Я считаю, что за прошедшие годы сделано действительно много, потому что катехизация, само ее существование становится в церковном сознании нормой. Сейчас священник, который занимается катехизацией, не является чудаком или выскочкой – он выполняет то, что он должен делать. И сам факт наличия катехизации, на мой взгляд, способствует изменению церковного сознания. И священники, которые хотят здесь как-то особо потрудиться, в общем-то имеющиеся возможности раскрывают.

Перспектива здесь связана, конечно, уже с каким-то качественным скачком, потому что то, что можно было сделать в рамках административного ресурса, уже сделано. Он себя на сегодняшний момент исчерпал. Это показали и прошедшие Рождественские чтения. Если и говорить теперь о катехизации и перспективах ее развития, то это значит говорить о длительной, полноценной катехизации, которая проводится на святоотеческих принципах, которая исходит из святоотеческих и евангельских критериев готовности к крещению. Но говорить об этом немного сложно, все упирается уже в какой-то строй, уклад церковной жизни, потому что такая катехизация требует в хорошем смысле харизматичности, большого вдохновения, и если этого нет, то такая катехизация просто невозможна, она будет ужасной тяжестью, ярмом, проклятьем для тех, кто решится ей заниматься. Поэтому стремление тех, кто отвечает за катехизацию, сотрудников Синодального отдела по религиозному образованию и катехизации, которые на самом деле хотят чего-то хорошего, к тому чтобы устрожить критерии готовности к крещению, увеличить количество бесед, наталкиваются на сопротивление со стороны священства, поскольку даже те, кто осознает необходимость движения в эту сторону, понимают, что с помощью приказов, инструкций и обличений здесь уже ничего не достигнуть – это приведет только к саботажу, лицемерию, припискам и лукавству.

Поэтому дальнейшее развитие катехизации уже впрямую будет связано с повышением качества самой церковной жизни, с тем, чтобы она действительно становилась общинной, братской, чтобы критерием того, что человек является членом церкви, было не просто его участие в таинствах и даже в евхаристии, а то, что он приносит плоды своей христианской жизни, свидетельствует о Христе, собирает народ Божий, служа своим даром. Вот тогда, при таких целях – да, необходима будет длительная катехизация, полноценная, полная, святоотеческая.

Для того чтобы движение в эту сторону происходило, нужно поддерживать те хорошие примеры длительной катехизации, которые на сегодняшний момент в нашей церкви есть. Они есть, слава Богу. Да, они разные, немножко с разными подходами, с разными критериями, но все-таки есть живой опыт. И очень важно, чтобы в церкви создавалась атмосфера, в которой этот опыт можно обсуждать. Также нужно поддерживать всякое движение к общинной жизни, к тому, чтобы реализовывалась местная соборность в церкви. Если будет движение в эту сторону, то тогда и катехизационный потенциал раскроет себя, и мы когда-нибудь скажем, что в нашей церкви нормой является полная длительная катехизация, основанная на святоотеческих принципах.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях