Перейти к основному содержимому

Дмитрий Гасак: eдинство православных едва ли достижимо лишь на тех путях, на которых его ищут

«Даже вселенские соборы – это не то, что прямо спускалось с неба. Это работа, труд, серьезное усилие и желание встречи. Нельзя заниматься исключительно налаживанием собственного быта, пусть даже и церковного быта, и при этом и думать, что сказанное в Евангелии и в посланиях апостолов осуществляется само собой».
Дмитрий Гасак

Дмитрий Гасак

О том, нужны ли церкви соборы, почему Собор на Крите не стал Всеправославным и с чего начинается соборность, размышляет Дмитрий Гасак – первый проректор Свято-Филаретовского православно-христианского института, преподаватель православной экклезиологии – раздела богословия, посвященного жизни и устройству христианской Церкви.

Время неблагоприятное?

Отвечая на вопрос, почему Собор на Крите не смог состояться в том качестве, в котором задумывался, Дмитрий Гасак сказал, что «трудно выявить одну причину».

«Православные церкви не собирались тысячу лет. Подготовка этого собора шла даже не пятьдесят лет, как говорят, а практически с начала XX века и стоила большого труда», – отметил первый проректор СФИ. По его мнению, «результат, который есть на сегодняшний день, говорит о том, что единство православных – это вещь, в чем-то актуальная, но в большой степени и искомая». Он также выразил сомнение в том, что это единство достижимо исключительно на тех путях, на которых сейчас его ищут.

Дмитрий Гасак напомнил, что «эпоха вселенских соборов, в собирании которых большую роль играло политическое руководство Римской, а затем Византийской империи, – это в глобальном плане эпоха относительно стабильного политического единства и целостности, но сейчас она кончилась». Сегодня «подход к осуществлению единства церкви – если только мы ценим его именно как единство Церкви и как единство православных, а не стремимся стать над всеми и все заполнить собой – надо как-то пересмотреть», уверен Гасак. «И это настоящий современный вызов всем православным, к которому большая часть из нас, боюсь, не готова», – добавил он.

«В Константиновскую эпоху, эпоху симфонии, которая в России закончилась большевистским переворотом, церковь стремилась к солидарности с интересами чисто государственными. Сейчас у нее есть возможность жить в большей свободе, не быть так крепко связанной с властью мирской и больше внимания уделять собственно христианским задачам», – считает Дмитрий Гасак.

«В то время, когда христианство вошло в историю, тоже была не самая благополучная политическая ситуация. Но христиане сумели веру и служение Богу и человеку поставить выше всего, поэтому они и стали “солью земли” (Мф 5:13), единым и объединяющим началом, вне зависимости от того, в каком регионе империи они присутствовали», – подчеркнул Дмитрий Гасак. «Они прежде всего принадлежали к Небесному граду, Небесному Иерусалиму. А сейчас, мне кажется, мы свой град земной стали ценить больше града Небесного, забывая свое изначальное призвание», – сказал он.

Соборность начинается с лестничной клетки

Соборность, вселенскость, кафоличность «начинается с уровня общины, прихода, семьи, в конце концов, умения жить вместе соседом по лестничной клетке», пояснил Дмитрий Гасак. Большую проблему он видит в том, что существует «некоторое противоречие, разрыв между нашими представлениями о соборности и существующей в церкви практикой соборности, где два главных инструмента объединения – строгая вертикаль власти внутри клира с жестким подчинением (подчас более жестким, чем в обществе) и централизованное владение имуществом». «Нужно гордиться не символами соборности, а искать живого воплощения этого духа в отношениях между всеми верующими», – считает специалист по экклезиологии. Конструктивный путь он видит в том, чтобы «не осуждать других, а искать в себе причины умаления соборности и устранять их». Ответственность за единую (не обязательно единообразную) церковную жизнь несут все: и епископы, и священники, и миряне, и монахи. Но чтобы эта ответственность осуществлялась нужна большая вера в Церковь, большее доверие в церковном народе, считает Гасак.

Он отметил, что «в нашем церковном обществе доминирует клерикальное сознание. Но епископ, священник – это не государственная и не общественная должность, он призван быть старшим в каком-то церковном собрании. Если это церковное собрание не определено, если трудно очертить его границы, то непонятно и среди кого епископ или пресвитер осуществляет свое старшинство».

При этом Дмитрий Гасак подчеркнул, что «ответственность за собрание, как плод христианской любви, должна быть у всех его членов, не только у епископов», и «с такой простой, но фундаментальной вещи начинается соборность». Оскудение такой любви и ответственности за Церковь – наследие XX века, когда «советская власть разрушала Русскую церковь не только как институцию, преемственную со старой Россией, но и как собрание верующих во Христа людей, единство которого основано не только на организационных началах, и в какой-то момент разрушила ее почти до основания», заметил Дмитрий Гасак.

Кому собор?

Соборы в церкви безусловно необходимы, сказал Дмитрий Гасак, «но даже вселенские соборы – это не то, что вот прямо спускалось с неба. Это серьезная работа, труд, большое усилие самых разных общественных и церковных сил, это желание встречи, стремление обрести полноту духа и смысла Христовой веры», и этого стремления не хватает. «Слава Богу, что сейчас у церковного народа появилось больше возможностей хотя бы получать какую-то информацию о соборном процессе», – сказал Гасак. Он отметил, что документы Собора на Крите «все-таки были опубликованы, и среди них были документы, очень неплохо подготовленные». «Замечательна и новая недавняя инициатива Священного Синода нашей церкви разъяснить на всех приходах позицию священноначалия по поводу встречи Патриарха Кирилла с Папой Франциском и созыва Всеправославного собора», – сказал он.

«Конечно, – заметил собеседник, – насколько мне известно, на приходах такие инициативы воспринимаются пока с трудом, поскольку не только у прихожан, но и у священнослужителей почти нет опыта открытого соборного обсуждения такого рода вопросов и событий». Многим непонятно, что нужно обсуждать, каким образом, какова цель такого внутрицерковного диалога. Дмитрий Гасак связывает это с «недостатком духовной свободы, большой инерцией слишком частной, местечковой жизни на приходах», которой, в частности, во многом объясняется и «пафос борьбы с сектантством». «Большинство людей на приходах мало сведущи в вопросах церковной жизни и сосредоточены лишь на мелких, по сути бытовых приходских вопросах. Остро не хватает кафолического измерения в нашем церковном сознании», – пояснил Гасак. Тем не менее, нужно всячески поддерживать подобные инициативы, направленные на возрождение кафолического сознания в нашей церкви, на ее единство, не только внешнее, но и внутреннее, уверен он.

Что касается широкого интереса к собору, по его мнению, это не столько интерес собственно христианский, церковный, сколько пробуждение своего рода «патриотического чувства». Дмитрий Гасак напомнил, что «православные часто критиковали Римско-Католическую церковь за внешний характер ее организованности, за ее централизацию, противопоставляя ей православную соборность и равенство православных церквей. Точно так же критиковали протестантские церкви за индивидуализм, как бы разбросанность, отсутствие единства. Считалось, что православие выгодно отличается и от католичества, и от протестантизма единством в духе соборности, которое воплощается, в частности, в евхаристическом общении». «Но мы видим, что и здесь есть проблемы. Да и среди наших соотечественников много ли тех, кто общается с представителями других православных церквей и, скажем, регулярно причащается на богослужении в других церквах? Думаю, что немного», – сказал Дмитрий Гасак.

Соборность vs церковный быт

Поскольку подготовка Собора освещалась в прессе, многие ждали от него «какой-то подлинности, то есть не только деклараций, но и их реализации», считает Дмитрий Гасак. Но достижение соборности – это путь, причем «он должен стать путем не только церковного руководства, но и всей церкви. Соборность требует и смирения, и это то, чему еще предстоит учиться. Поэтому сколь бы существенными нам ни виделись проблемы в жизни и в позиции других церквей, начинать нужно, по-христиански, с себя, со своего двора».

Сегодня каждому, кто ищет церковной соборности, «надо засучить рукава и трудиться, начиная с простых вещей, с ее осуществления в приходской жизни, с прояснения смысла христианской веры и жизни», уверен первый проректор СФИ. «Смысл христианской жизни в первую очередь не в социализации “сирых и убогих”, а в чем-то другом», – сказал он. Прежде всего люди «должны вспомнить о духе и смысле Евангелия, о духе и смысле Христова служения на земле, соотнести с этим свою жизнь, постараться приложить и руку, и сердце, и ум к собиранию церкви в духе Христовой любви», считает Дмитрий Гасак. «Нельзя, в конце концов, заниматься исключительно налаживанием своего собственного быта, пусть даже и церковного быта, и при этом думать, что сказанное в Евангелии и в посланиях апостолов осуществляется само собой. Не осуществляется. А если и осуществляется, то, увы, чаще всего не нами», – заключил он.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 3670 от 24 ноября 2021 года
Лицензия № 2990 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 22 октября 2021 года
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00