Перейти к основному содержимому
Елена Прокудина
Свято-Филаретовский институт 

Деятельность православных братств на территории Южных и Юго-Западных окраин в Российской империи с 60-х гг. XIX до 1905 г.

Доклад на XXII Сретенских чтениях
Шестидесятые годы XIX века были ознаменованы началом проведения в России государственных и церковных реформ. Главным вопросом церковной реформы стал вопрос о плачевном состоянии православных приходов, объединявших большую часть российского народа1.

 Особенно острым он стал после отмены крепостного права в России в 1861 г., когда крестьянство получило возможность более самостоятельно устраивать свою жизнь, в том числе и духовную2. Нищенское состояние и малая просвещенность приходского духовенства3, упадок приходской общины сильно способствовали отпадению народа от православной церкви, уходу в раскол и сектантство4. Необходимость возрождения приходской жизни стала очевидна государственной власти и церковной иерархии5. Для достижения этой цели и привлечение народа к православной церкви правительство Российской империи и Священный Синод считали необходимым:

1) организацию религиозного просвещения6, устроение благотворительной деятельности, которая бы включала в себя материальную поддержку духовенства, нуждающихся прихожан, поддержание в должном состоянии храмов, а так же пробуждение инициативы и активной деятельности самих прихожан для укрепления жизни прихода и межприходского общения на уровне епархий7;

2) борьбу с расколом старообрядчества, широко распространившимися протестантскими деноминациями и сектанством, обращение народа в православие и возвращение его в церковь.

Перечисленные задачи были тесно связаны между собой. Предполагалось, что их решение будет способствовать созданию условий, а, следовательно, и укреплению приходской жизни, даст возможности для  религиозного просвещения и активного участия православного народа в жизни прихода. Была надежда на то, что создание крепких приходских и межприходских объединений на основе  взаимопомощи и взаимопонимания, общего труда на благо церкви помогло бы не только не допустить оттока народа из православной церкви в секты и раскол, но и облегчило бы решение миссионерской задачи по возвращению народа из раскола в православие. Одной из форм таких объединений, по мнению представителей государственной власти, некоторой части высшего духовенства, а также церковной общественности, могли бы стать православные церковные братства8.

В 60-е годы в периодической печати активно стала обсуждаться тема возрождения традиции православных братств, существовавших в Российском государстве в XVI-XVII вв. Исследователями этого вопроса и авторами публикаций стали столичные приходские священники и просвещенные миряне: свящ. Александр Гумилевский, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии М. О. Коялович9, известные общественные деятели Ф. Г. Лебединцев10, русский писатель Н. С. Лесков11 , в 90-е годы Н. Н. Неплюев и другие. Будучи настоящими апологетами возрождения православных братств, призывая к их созданию на всей территории России, многие из них говорили о необходимости превращения прихода в братское объединение, в настоящую церковную общину, члены которой несли бы ответственность друг за друга, и которая объединяла бы любовью ко Христу и друг к другу.

Так петербургский священник Александр Гумилевский, один из первых создателей православного братства в 60-е годы XIX века, писал: «Мы должны заботиться о том, как воскресить в народе нашем дух истинно братской любви к своим собратьям»12. В одной из проповедей в 1863 г. отец Александр охарактеризовал православный приход такими словами: «Приход православный только тогда будет истинно православным христианским приходом, когда проникшись чувством общей христианской любви, составит из себя единое во Христе братство»13. Подобные мысли высказывал в те же годы профессор М. О. Коялович, исследовавший западно-русскую традицию православных братств. Активно призывая к возвращению древней братской традиции в Западном крае, он писал, что правительственная поддержка может много сделать для внешнего благоустройства православной церкви, но не может поднять внутренние силы западно-русского православия14. М. О. Коялович делал акцент на внутренней, христианской основе братских объединений, а не на их внешнем устройстве. Он писал: «Можно доказать…, что христианство в своем историческом движении стоит выше всех возможных форм поддержки официальной и что все эти формы преходящи, несущественно нужны для веры»15. Спустя почти 30 лет с начала церковной реформы, уже в конце XIX в. основатель трудового православного Крестовоздвиженского братства, Н. Н. Неплюев еще более категорично высказывал мнение о необходимости созидания в России христианской братской жизни: «Для меня совершенно ясно стало, что, в какие бы политические и социальные формы ни рассаживалось человечество, все это будет буквой мертвой и мертвящей…пока души не будут оздоровлены, облагорожены, освящены…- дисциплиной братолюбия при свете любви к Богу…»16.

Это церковно-общественное направление, воспринимавшее церковные братства как неформальные христианские союзы, существующие на основе братского единства, любви и свободы, принципиально отличалось от официального, церковно-государственного определения православных братств, сформулированного в «Основных правилах для учреждения православных братств»: «Православными братствами именуются общества, составляющиеся из православных лиц разного звания и состояния для служения нуждам и пользам Православной Церкви, для противодействия посягательствам на ее права со стороны иноверцев и раскольников, для созидания и украшения православных храмов, для дел христианской благотворительности и для распространения и утверждения духовного просвещения»17.

В связи с этим вопрос о том насколько возможно воплощение в жизнь идей создания неформальных православных братств в России второй половины XIX в. оставался открытым. Не случайно его поставил известный русский писатель Н. С. Лесков в своем историческом очерке «О христианских братствах в России», написанном в 1862 г. Соглашаясь с теми публикациями, которые призывали поддержать возрождение братского движения в России, он писал о том, что нужно «основательно узнать: живо ли в народе сочувствие к таким братствам,… и есть ли готовность к основанию свободных братств без всякого стороннего побуждения, которое только портит дело»18.

Церковные и общественные деятели, стремившиеся к возрождению православных братств, обращались, прежде всего, к опыту западных и юго-западных областей России, где ещё в древние времена (XVI-XVII вв.) создавались и вели активную деятельность православные братства, сохранявшие и защищавшие православную веру и церковь, осуществляя православное просвещение народа. Из публикаций в периодической печати второй половины XIX в. стало известно, что некоторые православные братства в этих местах сохранились и продолжают существовать, но приходят в упадок или совсем исчезают. В 1864 г. в газете «День» М. О. Коялович писал: «В Киевской, например, епархии есть братства никогда не знавшие унии, но ослабленные старыми консисторскими порядками»19. По мнению профессора Киевской духовной академии Ф. Г. Лебединцева, братства на юго-западе «русского края» не только видом обнищали, но и деятельностью. От охранения православия от униатского влияния и иноверия их деятельность свелась к присутствию на богослужении и устроению «братерских обедов»20.

В период реформ Александра II на территории Южных и Юго-западных окраин, стали вновь создаваться православные церковные братства. Они были одними из первых братств, появившихся в России во второй половине ХIX века. Государственная и церковная власть поддерживала их создание, надеясь с помощью православных братств преодолеть кризис приходской жизни и оградить местный народ от католической, протестантской и старообрядческой миссии, вернуть отпавших в православную церковь.

Большинство братств осуществляли миссионерскую деятельность и должны были противодействовать активно распространявшемуся «чуждому» (католическому, протестантскому, старообрядческому) влиянию на местное население. Но, одновременно, для выполнения своих миссионерских задач братства занимались религиозным и нравственным просвещением народа, организацией начального образования и благотворительностью. С помощью широкой социальной деятельности они надеялись привлечь народ к православной церкви. Например, осуществляя дела милосердия, братства пытались противостоять инославным обществам, оказывающим постоянную помощь своим членам и вновь обращающимся.

Существовали братства, которые свои основные силы направляли на благотворительную деятельность, поддерживая народ и приходское духовенство. Такие братства были созданы в Таврической губернии, население которой сильно пострадало во время русско-турецкой войны, на Волыни, разорённой во время Польского восстания, в Полтавской губернии и некоторых других районах. Развивая благотворительность, братства приложили немало сил и средств, взяв на себя всю заботу об обездоленных людях. В результате своей широкой деятельности братства создали социальный институт благотворительности, во многом заменив государственные социальные институты.

Некоторые братства много и довольно успешно потрудились в деле образования, создавая школы и училища для народа. Выдающимся примером такого братства было Острожское Кирилло-Мефодиевское братство, созданное на Волыни графиней А. Д. Блудовой по её инициативе и, в большой мере, на её собственные средства. Все братские учебные заведения, открытые Острожским братством, помимо образовательных задач, ставили перед собой задачу воспитания цельной христианской личности.

Однако эти братства всегда ставили перед собой миссионерскую задачу: охранять и поддерживать православие и противостоять влиянию других религиозных направлений. Так, например Острожское братство главной своей целью считало борьбу с католической экспансией на Юго-Западных границах империи.

К сожалению, главное дело православных братств, их миссионерская деятельность,  не достигала своей цели. Несмотря на положительные отзывы о результатах православной миссии, постоянно размещающиеся на страницах епархиальных ведомостей, о серьёзных миссионерских успехах нигде не говорится. Одной из существенных причин неудачи миссионерской деятельности было равнодушие к делу миссии со стороны рядовых членов братств. Такое отношение к братскому делу указывало на отсутствие духовного единства в самих братствах.

В то же время в Черниговской епархии существовало православное братство совсем иного типа. Это был яркий пример творческой, дружной христианской семьи, построенной на основе евангельской любви к Богу и ближнему – Крестовоздвиженское трудовое православное братство, созданное русским аристократом Н. Н. Неплюевым. Трудовое Крестовоздвиженское братство было создано по личной инициативе Н. Н. Неплюева и при поддержке самих членов братства. Ими становились, прежде всего, выпускники братских школ, получившие образование и духовное воспитание, соответствующее цели создания трудового православного братства. Управление братством осуществлял выборный орган – Братская Дума, состоявшая из полноправных членов братства. Братство существовало на собственные средства, пополняло их совместным трудом, основанным на принципах равенства и братолюбия, и не прибегало к государственным дотациям. Крестовоздвиженское братство не занималось миссионерством или благотворительностью, в том виде, как это делало большинство современных ему православных братств. Неплюев резко, но во многом справедливо называл такую деятельность беспринципной и фиктивной21. Единственным средством привлечь людей к православной церкви и оградить их от религиозных заблуждений он считал осознанное их включение в созидание самой братской жизни22.

В заключение хочется привести слова Н. Н. Неплюева: «Для меня совершенно ясно стало, что, в какие бы политические и социальные формы не рассаживалось бы человечество, все это будет буквой мертвой и мертвящей…пока души не будут оздоровлены, облагорожены, освящены…-дисциплиной братолюбия при свете любви к Богу…»

_____________

1 Папков А. А. Беседы о православном приходе. СПб. 1912 г.; Белюстин И. С. Заметки: 1847-1850. М.; Тверь. 2001.

2 Папков А. А. Упадок православного прихода (XVIII–XIX вв.). М., 1899. С 4-22. Он же. Церковно-общественные вопросы в эпоху Царя-Освободителя (1855–1870). СПб., 1902;

3 Римский С. В. Российская церковь в эпоху великих реформ. Крутицкое Патриаршее Подворье. Общество любителей церковной истории. Издат. дом «Грааль». М.: 1999. С.102-118.

4 Папков А. А Церковно-общественные вопросы в эпоху Царя-Освободителя (1855–1870). СПб., 1902. С. 17-20.

5 Там же.

6 Римский С. В. Российская церковь в эпоху великих реформ. Крутицкое Патриаршее Подворье. Общество любителей церковной истории. Издат. дом «Грааль». М.: 1999. С.439-447.

7 Папков А. А Церковно-общественные вопросы в эпоху Царя-Освободителя (1855–1870). СПб., 1902. С. 50-78.

8 Папков А. А Церковно-общественные вопросы в эпоху Царя-Освободителя (1855–1870). СПб., 1902. С. 78-87; Римский С. В. Российская церковь в эпоху великих реформ. Крутицкое Патриаршее Подворье. Общество любителей церковной истории. Издат. дом «Грааль». М.: 1999. С362.

9 Коялович М. О. Шаги к обретению России / М.О. Коялович. – Минск: Издат. Белорусского экзархата, 2011. С. 366-369; Коялович. М. О. Несколько сведений о современном состоянии церковных западнорусских братств // Он же. Шаги к обретению России: сборник трудов. Минск: Издательство Белорусского Экзархата Московского Патриархата, 2011. С. 365.

10 Лебединцев Ф. Братства, их прежняя и нынешняя судьба и значение. Киев. 1868 г. Тип. И. и А. Давыденко.

11 Лесков Н. С. О христианских братствах в России: В 30 т. М.: Терра, 1996. Т.2. С. 570

12 Дух христианина. 1864. Март. Современное обозрение. С. 61.

13 Скроботов Н. А. Жизнь и деятельность основателя церковных братств на Руси в новейшее время, священника А.В. Гумилевского. С.-Пб. 1870. С. 254.

14 Коялович М. О. Шаги к обретению России / М. О. Коялович. Минск: Издат. Белорусского экзархата, 2011. С. 348.

15 Там же. С. 352.

16 Неплюев Н. Н. Путь веры. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора. 2-е изд. М.:Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2010. С. 108.

17 Введенский В. Православные Церковные братства. Прибавление к церковным ведомостям. 1914. №№ 18-19. С.854.

18 Лесков Н. С. О христианских братствах в России: В 30 т. М.: Терра, 1996. Т.2. С. 570

19 «День». 1864 г. № 8. С.16.

20 Лебединцев Ф. Братства, их прежняя и нынешняя судьба и значение. Киев. Тип. И. и А. Давиденко. 1862 г.

21 Неплюев Н. Н. Путь веры. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора. С. 239.

22 Там же.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225