Перейти к основному содержимому
Наталья Чернышёва
Свято-Филаретовский институт

Епископ Андрей (Ухтомский) и его труды в Братстве свт. Гурия Казанского

Доклад на XXII Сретенских чтениях
Архиепископ Андрей Ухтомский (28.12.1872 – 4.9.1937) известен в Русской православной церкви как новомученик и исповедник, причислен к лику святых Русской православной церковью за границей в 1981 г. Его личность, независимая и яркая, была и остается даже на данный момент пререкаемой и неоднозначно оцененной.

Он поддерживал Февральскую революцию, в апреле 1917 г. вошёл в состав Святейшего Синода. Еп. Андрей – участник Поместного Собора 1917-1918 гг., председатель Съезда единоверцев. Его относят и к черносотенцам, и к старообрядцам, он активно выступал против обновленческого движения, но после «Декларации» патриарха Тихона 1927 г. примкнул к «непоминающим». После 1920 г. архиеп. Андрей был многократно арестован советской властью, много лет провел в тюрьмах и ссылках. 3 сентября 1937 г. приговорен тройкой УНКВД по Ярославской области к расстрелу и на следующий день расстрелян.

В данном докладе более подробно освящен только один период жизни и деятельности еп. Андрея Ухтомского в Казанской епархии (с 1907 по 1911 гг.) в качестве председателя православного Братства свт. Гурия Казанского.

Братство свт. Гурия было открыто в Казани 4 октября 1867 г. и существовало до 1918 г. Спектр его деятельности отражен в принятом братством уставе:

  1. Содействие утверждению православия среди крещеных инородцев и воспитание их детей в духе православия. Это подразумевало создание инородческих школ с преподаванием на родных языках; издание и распространение книг на родных языках; устройство православных инородческих приходов, богослужение и проповедь на родных языках.
  2. Убеждение и вразумление отпадших и заблуждающихся членов православной церкви. Это предполагало заботу о храмах и богослужении, заботу о нуждах самих инородцев, т.к. мусульмане часто оказывали помощь нуждающимся в обмен на отречение от православия1.

Соответствующие переводы Священного писания, богослужения, учебную и художественную литературу, всевозможные пособия для учителей и миссионеров также осуществляло братство. Уровень этой деятельности был столь высок, что открытое в Москве в 1875 г. Миссионерское общество основало свою Переводческую комиссию (деятельность которой распространялась на всю Российскую территорию) при Братстве свт. Гурия.

Деятельность братства базировалась на уже созданной к тому моменту системе Ильминского, ставившей на первое место задачу утверждения православия среди крещеных народов через их христианское просвещение.

Период успешной и плодотворной деятельности братства в продолжение 25 лет при жизни Ильминского сменился периодом упадка после его смерти, когда взяли верх враги Ильминского и противники его системы. Нападки на его миссионерско-просветительскую систему сразу после его кончины резко усилились. Среди членов братства, учеников и друзей Ильминского не оказалось человека, способного отстаивать его взгляды и позицию так же убедительно и последовательно, как и он сам. Братство потеряло силу и влияние, попало в полную зависимость от епархиальной власти, в результате от него отделилась Переводческая комиссия (26 июля 1903 г.)2 и Противораскольничье отделение, состоявшее из 104 членов.

Таким образом, в начале ХХ века братство и система его руководства находились в глубоком кризисе, как и вся православная миссия в Поволжье. Кризис этот только усиливался после указа «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 г., послужившего началом новой волны отпадений крещеных инородцев в ислам и язычество. Возможно, история братства и закончилась бы в этот период нестроений, но в Казанской епархии появился иеромонах Андрей Ухтомский3. В 1907 году архимандрит Андрей был рукоположен в епископа Мамадышского, викария Казанской епархии, с сохранением прежних обязанностей. Назначение автоматически сделало еп. Андрея председателем Братства свт. Гурия. С этого момента для братства неожиданно начался новый период оживления его миссионерской деятельности.

Благодаря строгой аскетической жизни, бесстрашию и полному бескорыстию, новый викарий пользовался не только доверием епархиального начальства, но завоевал любовь и доверие своей паствы. Его почитали как замечательного духовного наставника и истинного христианина. Еп. Андрей отличался активной позицией, много трудился, чтобы поправить состояние миссионерской работы в Казанской епархии. Он не просто строго «следовал духу и букве системы Ильминского, но и всячески развивал ее в направлении усиления социальной и миссионерской составляющих»4. Приняв в 1907 г. председательство в совете Братства свт. Гурия, еп. Андрей отметил глубокий кризис в братстве в этот период. Только его энергией и усилиями постепенно удалось оживить деятельность братства. Начал он с того, что опубликовал статью-обращение «О будущей деятельности Братства свят. Гурия» в газете «Известия по Казанской епархии» № 41 за 1907 год. Фактически это был крик о помощи. В обращении еп. Андрей пишет: «Призванный волею Божиею стоять во главе Братства святителя Гурия, считаю нравственною обязанностью сообщить членам этого великого по своей идее общественного учреждения свои мысли о настоящем и предположения о будущем Братства». Отмечая, что братство в прошлом было центром духовного одушевления всех верующих и украшением Казани, еп. Андрей вынужден просить об экстренной помощи у православных верующих Казанской епархии, чтобы не потерять полностью братских школ, ведь «Нельзя допустить, чтобы школы христианские, эти лучшие светильники, гасли на наших глазах»5. Помощь была получена, братство снова ожило, школы смогли действовать.

В 1909 г. возник кружок подвижниц-сотрудниц Братства свт. Гурия при Казанском Спасо-Преображенском миссионерском монастыре. В этом же году кружок приступил к изданию собственного журнала «Сотрудник Братства святителя Гурия», аналогов которому в Казанской епархии не было ни до, ни после его издания6. Фактически, журнал стал рупором церкви в лице совета братства и самого еп. Андрея (Ухтомского) как его председателя. Журнал выходил в свет менее трех лет, до конца 1911 г., т.е. до перевода еп. Андрея епископом в г. Сухуми (Кавказ), но «стал весьма заметным событием в деятельности православной миссии, а многие из опубликованных в нём материалов не утратили своей актуальности, практического, научного и теологического значения и по сей день»7.

Редакция журнала начала работу без всяких средств, без готового материала, «только с сознанием необходимости выяснять сынам православной Церкви насущные церковные нужды»8. Покровительство журналу до самой своей кончины (27.11.1910) оказывал архиеп. Казанский и Свияжский Никанор, он же был автором некоторых статей и заметок. После перевода еп. Андрея в Сухуми в 1911 г. и прекращения издания журнала большинство сотрудниц сестричества «оставались верными делу христианского служения и своему духовному наставнику всю жизнь»9.

Снова, как и во времена Ильминского, трудами еп. Андрея вокруг братства собирались все живые силы церкви и общества для взаимного сотрудничества на ниве миссии и укрепления церковной жизни.

По мере оживления братской жизни росло и раздражение недоброжелателей, в печати стали появляться критические статьи в адрес братства и лично еп. Андрея. На статьи в официальных изданиях он вынужден был отвечать. Так на статью в «Церковном Вестнике» в 1909 г., обвинявшую еп. Андрея в том, что его интерес только в «обрусении» инородцев, еп. Андрей дает развернутое и однозначное пояснение своей миссионерской позиции. Объявляя, что никогда не имел, в отличие от государственных чиновников, цели лишь «обрусения» инородцев, еп. Андрей пишет, что желает «служить только святой Церкви». Что любимая им святая православная Русь может быть «сильна и нравственно здорова только тогда, когда будет искренне предана святому православию и святой Церкви». Поэтому и по отношению к инородцам не ставится иных задач, кроме их воцерковления или удержания от отпадений: «Я желаю только их душевного просвещения и духовного обновления в святой Церкви». По убеждению еп. Андрея инородцы, будучи просвещены светом христианства, говоря на своих инородческих языках, «могут быть русскими патриотами, гораздо более убеждёнными, чем русские политические партийные дельцы, промышляющие своим патриотизмом более тёплых и удобных должностей»10.

Ухтомский смело вступает в печати в полемику с противниками «системы Ильминского». Впервые после смерти Ильминского его дело нашло настоящего продолжателя и защитника в лице еп. Андрея. Решительно отстаивать систему Ильминского еп. Андрею пришлось также на созванном в Казани (во многом его усилиями) в июне 1910 г. миссионерском съезде. Многие вопросы на съезде касались сути и практики применения системы Ильминского11. Итогом съезда стали 15 пунктов постановлений, имевших целью утвердить и развить систему Ильминского12. Реализовать задуманное еп. Андрей с помощью братства сумел только частично, т.к. в августе 1911 г. был переведен в г. Сухуми.

На примере братства мы видим, что миссия расцветала там и тогда, где и когда это служение несли люди, способные являть миру Свет Христов, который жил в них самих, вне зависимости от того, мирянин это был или епископ. Миссия теряла качество, затухала, как только встречалась с формализмом и казенным подходом к делу. Для Братства свт. Гурия периоды расцвета связаны с именами Н. И. Ильминского и еп. Андрея (Ухтомского).

_____________

1 Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедрального соборе. 1867 г. // Известия по Казанской епархии. Казань. 1867. № 6. С. 161–168.

2 После отделения Переводческая комиссия стала подотчетна МО.

3 Иеромонах Андрей Ухтомский в 1899 году в сане архимандрита назначен смотрителем Казанской миссионерской школы. Вскоре стал настоятелем старинного Свято-Преображенского монастыря в Казани.

4 Алексеев И. Е. Епископ Андрей (князь А. А. Ухтомский) как продолжатель дела Н. И. Ильминского в Казанской епархии: Научно-практическая конференция, посвященная 190-летию Н. И. Ильминского «Н. И. Ильминский — просветитель народов России». Казань: Типография ООО «Авента», 2012. С. 50.

5 Алексеев И. Е. Епископ Андрей. С. 51.

6 Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник». Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2009/12/29/nadyozhnyj_sotrudnik/ (дата обращения: 15.06.2015).

7 Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник».

8 Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник».

9 Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник».

10 СБСГ № 4 за 25 декабря 1909 г.

11 В «Программе вопросов, подлежащих обсуждению на Миссионерском съезде в Казани» некоторые были сформулированы в полемической форме, например: «система инородческого просвещения Н. И. Ильминского и значение ее в деле христианского просвещения инородцев; всегда ли применялась она надлежащим образом в разных ведомствах, плоды ее применения в разных епархиях и учебных округах» (Алексеев И. Е. Епископ Андрей. С. 57).

12 Вот первые три из них: 1) Школы для инородцев должны быть устроены по системе Н. И. Ильминского; причем, кроме начальных школ желательны школы с повышенным курсом обучения (с 3 до 5 лет). 2) Орудием первоначального обучения в инородческой школе служит родной язык, особенно в первые два года. 3) Закон Божий, преподаваемый на родном языке в первые два года, в последующие два года преподается параллельно на двух языках — на русском и родном».

Источники и литература

  1. Высочайше утвержденное положение комитета министров «Об укреплении начал веротерпимости» 17 апреля 1905 г. // Полное собрание законов Российской империи : Собрание 3-е . Т. 25. Отдел. 1. СПб. : Государственное изд-во, 1908. № 26126. С. 258–262.
  2. Известия по Казанской епархии. Казань, 1877–1891.
  3. О веротерпимости. Закон 17 апреля 1905 года. СПб. : Тип. И. Д. Сытина, 1905.
  4. Отчет о деятельности «Братства святителя Гурия» за десятый «братский» год с 30-го окт. 1876 г. по 30-е окт. 1877 г. Казань : Типография Императорского университета, 1878. 80 с.
  5. Отчет о деятельности «Братства святителя Гурия» за пятнадцатый 1881/1882 «братский» год. Казань : Типография Императорского университета, 1883. 36 с.
  6. Отчет о деятельности «Братства святителя Гурия» за двадцать пятый «братский» год с 4-го окт. 1891 г. по 4-е окт. 1892 г. Казань : Типография Императорского университета, 1893. 60 с.
  7. Отчет о деятельности «Братства святителя Гурия» за 1909/1910 XLIII «братский» год. Казань : Центральная типография, 1911. 112 с.
  8. Сотрудник «Братства святителя Гурия». Казань, 1909–1911.
  9. Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедрального соборе. 1867 г. // Известия по казанской епархии. Казань. 1867. № 6. С. 161–168.
  10. Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедрального соборе, 1898 г. Казань : б.и., 1899. 21 с.
  11. Алексеев И. Е. Епископ Андрей (князь А. А. Ухтомский) как продолжатель дела Н. И. Ильминского в Казанской епархии : Научно-практическая конференция, посвященная 190-летию Н. И. Ильминского «Н. И. Ильминский – просветитель народов России». Казань : Типография ООО «Авента», 2012. 235 с.
  12. Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник». Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2009/12/29/nadyozhnyj_sotrudnik/ (дата обращения: 15.06.2015).
  13. Алексеев И. Е. «Смиренный бунтарь». Режим доступа: http://www.ruskline.ru/analitika/2006/08/12/smirennyj_buntar/ (дата обращения: 23.06.2015).
  14. Машанов М. А. Ответ на доклад «Чрезвычайной ревизионной комиссии Братства св. Гурия». Казань : Центральная типография, 1905. 18 с.
  15. Машанов М. А. Религиозно-нравственное состояние крещеных татар Казанской губернии Мамадышского уезда. Казань : Типография Императорского университета, 1875. 70 с.
  16. Понятов А. Н. Миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» в казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. : Диссертация на соискание канд. ист. наук. Казань, 2007. Институт Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан Д-763572. 286 с.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225