Перейти к основному содержимому
Ольга Кузнецова
Свято-Филаретовский институт

Проблема границ церкви в трудах прот. Георгия Флоровского и протопр. Николая Афанасьева

Доклад на XXII Сретенских чтениях
Вопрос о границах Церкви остается одним из самых непростых в современной богословской мысли. И потому он нуждается в тщательном исследовании, чтобы не допустить ситуаций, когда на основе произвольных измышлений целые группы людей объявляются еретиками и выводятся за пределы церковного общения1.

В тоже время проблема границ Церкви будет сохранять свою актуальность до тех пор, пока мы живем в этом мире, поскольку границы нужны там, где есть зло и грех, чтобы оградить Божье от того, что не от Бога2.

Никео-Цареградский символ веры содержит определение Церкви как единой и святой, что необходимо означает наличие только одной Церкви. Как это соотносится с тем фактом, что между церквами остается разделение, и нет единого евхаристического собрания и общения?

В православной экклезиологии XX века вопрос о границах Церкви активно обсуждался. В этой дискуссии следует особо отметить двух богословов, которые внесли значительный вклад в развитие этого вопроса – прот. Георгия Флоровского (1893-1979) и протопр. Николая Афанасьева (1893-1966).

1. Вопрос границ Церкви в богословии прот. Георгия Флоровского

В своей статье «О границах Церкви» (1933) прот. Георгий Флоровский проводит различие между каноническими и харизматическими границами Церкви – «Церковь, как мистический организм, как таинственное Тело Христово не может быть описана в одних только канонических терминах или категориях. И подлинные границы Церкви нельзя установить или распознать по одним только каноническим признакам или вехам. Очень часто каноническая грань указывает на харизматическую, – и связуемое на земле затягивается неразрешимым узлом и на Небесах. Но не всегда. Еще чаще не сразу»3.

В вопросе церковных расколов и разделений это означает, что канонический разрыв не приводит сразу же к «мистическому опустошению», потому как «контур церковного тела» не очерчивается лишь каноническими границами4.

Прот. Георгий Флоровский отмечает, что церковная практика признаёт действительность таинств и вне Церкви5. Свидетельства этому находятся в канонических правилах, по которым Церковь приходящих из расколов или ересей принимает не обязательно через Крещение (чаще всего через миропомазание или покаяние)6.

Если за каноническими границами Церкви сразу начинается безблагодатная пустыня и все без исключения еретики и раскольники в харизматическом отношении остаются по сути некрещеными, то Церковь должна была засвидетельствовать это с полной ясностью. Всякую уступчивость в этом вопросе можно расценивать только как неоправданное «потворство человеческой слабости, самолюбию и маловерию, и потворство … опасное»7.

Богословское разрешение вопроса о таинствах еретиков и схизматиков следует искать, считал о. Георгий, с учетом положений блж. Августина, согласно которому в расколах значимо «то, что в них из Церкви, что и в их руках остается достоянием и святыней Церкви и через что и они еще с Церковью»8. В расколе разрывается союз мира (см. Еф 4:3), но единство Духа еще не прекращается в таинствах9.

Продолжая развивать эту мысль, прот. Георгий Флоровский приходит к выводу, что «таинства схизматиков значимы, т.е. подлинно суть таинства. Но эти таинства не-действенны (non-efficacia) в силу самого раскола или отделения»10.

Размышляя в статье «Проблематика христианского воссоединения» (1933) о путях воссоединения, а точнее при-соединения к Истине, прот. Георгий Флоровский отмечает, что ничто частичное и частное не сможет привести к подлинному единению, необходимо соборное действие всей Церкви11.

В более позднем личном письме (1949) он признается, что «мы не должны претендовать на эсхатологию раньше срока, не понеся прежде «тяготу дня и зной». Скорее мы должны благословить Бога за то, что Он дал нам предвкушение единства, нисколько нами не заслуженное»12.

И если воссоединению и суждено совершиться в истории, это будет, по словам прот. Флоровского, «уже в эсхатологических сумерках и в канун Парусии»13.

2. Вопрос о границах Церкви в богословии протопр. Николая Афанасьева

Рассматривая попытки согласовать учение о единстве Церкви с признанием действительности таинств вне церковных пределов, о. Николай заключает, что все они противоречивы и неубедительны14.

Неясность этого вопроса породила существование одновременно двух тенденций, взаимно исключающих друг друга – «тенденции к признанию действительности, по крайней мере, некоторых таинств, и тенденции к отрицанию действительности всех таинств, совершенных в еретических и схизматических обществах»15.

Протопр. Николай Афанасьев пишет, что «природа таинств такова, что нельзя признать некоторую благодатную ограниченность или условность таинств… вне Церкви»16, «таинства либо совершаются полностью, либо совсем не совершаются»17.

Это необходимо синтезировать со вторым аргументом сщмч. Киприана о единстве Церкви. Если у еретиков и схизматиков есть подлинные таинства, значит, они в Церкви? Если они вне Церкви, никаких таинств у них нет и тем более нет Крещения. Таким образом, заключает о. Николай, «перед церковным сознанием стоит дилемма: признать правильность второго аргумента Киприана и усвоить его учение о еретиках и схизматиках, как состоящих вне Церкви, а потому и не имеющих никаких благодатных даров, или отказаться от этого аргумента и признать, что пределы Церкви шире, чем думал Киприан»18.

Дилемма эта, по мнению протопр. Николая Афанасьева, остается по-прежнему неразрешенной. Собственное решение вопроса единства Церкви о. Николай предложил позднее, в статье «Una Sancta» (1961), где он исходит из принципов евхаристической экклезиологии, которую противопоставляет экклезиологии универсальной. Свою аргументацию он строит следующим образом.

Церковь во всей полноте проявляется в Евхаристии. Поэтому каждая местная евхаристическая община имеет всю полноту Церкви Христовой19. В равной мере справедливы утверждения: Церковь там, где евхаристическое собрание, и где евхаристическое собрание, там Церковь. Т.е. эмпирические границы Церкви в конечном счете определяются границами евхаристического собрания.

Давая ответ на главный вопрос своего очерка о взаимоотношениях католической и православной церкви, о. Николай утверждает, что прекращение общения с точки зрения евхаристической экклезиологии есть не разрыв между церквами, а действительно прекращение общения между ними, а потому они продолжают оставаться целостными евхаристическими сообществами20. Православная и католическая церкви суть истинные церкви Божии, в полноте проявляющие Тело Христово в данном месте и времени21.

Следовательно, вопрос о действительности или недействительности таинств в данном случае должен быть снят. Восстановление церковного единства между Православием и католичеством должно мыслиться, по мнению протопр. Николая Афанасьева, как возобновление братской любви между двумя внешне разделившимися, но внутренне едиными евхаристическими общинами. Усилие любви – вот путь к возобновлению общения и восстановлению единства22.

Протопр. Николай Афанасьев продолжает традицию различения Церкви с большой буквы (Церкви, собирающейся на Евхаристию и совершающей таинства) и церкви с малой буквы (церкви канонической и юридической). Церковь с малой буквы жива и необходима, но на ней нельзя построить никакой экклезиологии, кроме «универсальной». В то время как «евхаристическая» экклезиология основывается на видении Церкви с буквы большой, она же есть и Церковь мистическая.

Заключение

Основные выводы можно было бы обозначить в кратких тезисах:

1. Различение канонических и харизматических границ Церкви у прот. Георгия Флоровского оказывается важным для современной экклезиологии. Но недостаточная ясность в отношении харизматических границ не позволяет до конца ответить на поставленные им самим вопросы (в т.ч. об отношениях с теми, кто оказывается вне православной церкви). Восстановление церковного единства о. Георгий оставляет за Богом в Паруссии, а потому окончательное решение вопроса церковных границ остается в Его воле.

2. Позиция протопр. Николая Афанасьева в отношении разделения церквей страдает «сентиментальностью», от которой отказывается прот. Флоровский. Разделение между Востоком и Западом с трудом можно назвать только прекращением общения. Иначе единство давно уже могло быть восстановлено. Но тот вопрос, который о. Николай ставит о природе разделений, помогает в поиске оснований для диалога между отделенными частями целого.

3. Схоластический подход к определению границ Церкви легко обнаруживает свою несостоятельность, а потому опираться на него оказывается проблематично.

Богословские изыскания прот. Георгия Флоровского и протопр. Николая Афанасьева позволяют сегодня заново посмотреть на проблему границ Церкви. Благодаря их трудам в современной православной экклезиологии заложено основание для дальнейшего развития этого вопроса, в т.ч. для диалога между христианскими церквями.

_____________

1 Примеров тому в современной церковной жизни можно найти множество. Один из самых значительных – гонения в отношении свящ. Георгий Кочеткова и основанного им братства (подробнее - см. http://www.ogkochetkov.ru/gonenija/).

2 Кочетков Г., свящ. Вера вне церкви и проблема воцерковления. // Православная община. 1994. № 1 (19). С. 78.

3 Флоровский Г., прот. Избранные богословские статьи. М.: Издательство «Пробел», 2000. С. 160-161.

4 См. Там же. С. 161.

5 Там же. С. 160.

6 Подробнее – см. Афанасьев Н., протопр. Вступление в Церковь. Киев: Русская неделя, 2013. С. 129-161.

7 Флоровский Г., прот. Избранные богословские статьи. С. 162.

8 Там же. С. 166.

9 Там же.

10 Флоровский Г., прот. Избранные богословские статьи. С. 166.

11 См. Там же. С. 185.

12 Фроловский Г., прот. К вопросу о границах Церкви: Неопубликованное письмо прот. Георгия Флоровского // Кифа. 2007. № 2 (60). С. 7.

13 Флоровский Г., прот. Избранные богословские статьи. С. 185.

14 Афанасьев Н., протопр. Вступление в Церковь. Киев: Русская неделя, 2013. С.139.

15 Там же. С.140.

16 Там же. С. 156.

17 Афанасьев Н., протопр. Вступление в Церковь. Киев: Русская неделя, 2013. С. 156.

18 Там же. С. 157.

19 Афанасьев Н., протопр. Una Sancta // Православная община. 1996. № 4 (34). С. 76.

20 См. Там же. С. 87.

21 Там же.

22 См. Афанасьев Н., протопр. Una Sancta // Православная община. 1996. № 4 (34). С. 94-95.

Источники и литература

1.         Афанасьев Н., протопр. Вступление в Церковь. Киев: Русская неделя, 2013. 203 с.

2.         Афанасьев Н., протопр. Una Sancta // Православная община. 1996. № 4 (34). С. 62-112.

3.         Кочетков Г., свящ. Вера вне церкви и проблема воцерковления. // Православная община. 1994. № 1 (19). С. 77-87.

4.         Флоровский Г., прот. Избранные богословские статьи. М.: Издательство «Пробел», 2000. 317 с.

5.         Фроловский Г., прот. К вопросу о границах Церкви: Неопубликованное письмо прот. Георгия Флоровского // Кифа. 2007. № 2 (60). С. 7.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225