Перейти к основному содержимому
Литвиненко Евгения
Москва, Свято-Филаретовский институт

Пролог книги Бытия, как проповедь Закона

XIX Сретенские чтения, секция Священного писания и литургики
В настоящее время существует множество исследований и теорий о происхождении текстов Пятикнижия и их сопоставлении. Тексты пролога книги Бытия и книги Исход также часто становились предметом изучения как библеистов, так и богословов, которые продолжают открывать все новые грани их единства.

Целью представленной работы является выявление, в чем состоит возвещение воли Божьей (т.е. проповедь) о Законе, занимающем центральное место во всем Пятикнижии, в первых главах книги Бытия, с которой начинается Библия в целом. Для достижения указанной цели будет проведено сравнение текстов пролога (главы 1-11 книги Бытия) с выборочными заповедями Декалога из книги Исход (Исх. 20).

Дарование Закона и сотворение мира (Исх. 20, Быт. 1-11)

Первые главы книги Бытия повествуют о Боге, творящем мир. Бог творит мир из ничего, упорядочивая хаос, разделяя стихии, светила, определяя предназначение всей твари, утверждая мир на твердых основаниях своей Божественной любви и свободы. «В Быт. 1-3 сотворение Богом мира выглядит как постоянное разделение и приведение в порядок. Творить – значить разделять»1, – пишет в своей книге «Дорогами Ветхого завета» Йохем Даума.

Этот же принцип явственно проявляется и в Законе - как в самих десяти заповедях, так и их последующем раскрытии, когда Господь учит человека разделять добро и зло, справедливость и ложь, священное и профанное, чистое и нечистое – все это для обретения навыка различения и свободного выбора исполнения воли Божьей.

Глава 3-я книги Бытия повествует о том, что созданный Богом человек нарушил единственную данную ему заповедь, что повлекло необратимые последствия - изгнание из рая, проклятие, смерть. Между Богом и человеком появилась пропасть. Сначала последствия греха проявились в жизни одного человека (Адама), затем в жизни одной семьи (Каина), затем всего общества во времена Ноя, и, наконец, в жизни всех нардов на земле (история Вавилонской башни).

Аналогичные процессы происходили и после дарования Закона: поклонение золотому тельцу, разделение царства, остальные многочисленные случаи, когда народ нарушал Закон.

Как представляется, корни нарушения отношений межу Богом и человеком, которые проявились в т.ч. в эпоху Закона, находятся именно в описанном в Прологе грехопадении. Но что важно – там же явлено и обещание Господа всегда быть рядом с человеком и спасти его (Быт. 3:15, Быт. 8:21).

Тема милости Божьей объединяет Пролог и Декалог и явственно возвещает волю Божью о грядущем спасении.  «Адам и Ева были изгнаны из Эдемского сада, но это произошло только после того, как Бог дал им одежды и обещание окончательной победы над змеем (Быт. 3). Каин был лишен плодородных земель, но опять же только поле того, как получил гарантии от Бога о своей безопасности (Быт. 4). Потоп полностью истребил жестокое и развращенное общество, но Ной обрел милость в глазах Божьих (Быт. 5-7)»2. И даже итог рассказа о Вавилонском столпотворении свидетельствует о милосердии Божьем, которое уберегло людей от очередной катастрофы. 

В Ветхом Завете кульминацией восстановления отношений Бога и человека является дарование Закона, заключение двустороннего свободного договора Бога и народа, договора об устроении жизни по воле Божьей, о послушании Богу и верности Ему. В Ветхом Завете именно исполнение Закона становится исполнением воли Божьей. Необходимость выстраивать свою жизнь именно в соответствии с Его волей, а не своей, возвещена (проповедана) Богом уже в первых главах книги Бытия.

Бог – Творец и Освободитель (Исх. 20:2, Быт. 1-3)

В своей книге «Дорогами Ветхого завета» Йохем Даума пишет о даровании Закона народу Божьему: «… сначала народу дается освобождение и только потом – заповеди. Народ, бежавший из рабства, может и должен знать, как быть свободным народом»3. В Прологе встречается та же последовательность: вначале человек получает разрешение есть плоды со всех деревьев в саду, и только плод от дерева познания добра и зла оказывается недозволенным (Быт. 2:16). Йохем Даума подчеркивает последовательность: «Сначала человек получает свободу есть от всякого дерева. Потом следует четкое разъяснение, что его свобода ограничена».

Практически перед каждым читателем Писания, в связи с такой последовательностью, встает вопрос: является ли Закон ограничением свободы? Является ли запрет вкушения плодов древа познания добра и зла ограничением свободы? Об этом всегда размышляли философы и богословы, и вот как об этом пишет Николай Александрович Бердяев в своем труде «Философия свободы»: «Свобода была сознана творением не как норма бытия, а как произвол, … свобода почуялась тварью как свобода «от», а не свобода «для». Свобода должна быть возвращена человечеству и миру актом божественной благодати, вмешательством самого Бога в судьбы мировой истории»4. Другими словами, свобода не есть отсутствие ограничений, но это качество отношений Бога и человека, основанное на общении, ответственности и взаимной любви. Такая свобода присутствовала в мире изначально, но была утрачена в грехопадении. И вся дальнейшая история – «в искуплении греха и возвращении творения к Творцу, свободном воссоединении всех и всего с Богом»(Бердяев, там же), и Закон – один из этапов возвращения человека в свободу, начало длинного, еще неоконченного пути.

Заповедь о субботе и седьмой день творения (Быт. 2:2-3, Исх. 20:8-11)

В богословской литературе существуют разные, часто противоположные точки зрения в отношении взаимосвязи между четвертой заповедью Декалога и седьмым днем с начала сотворения мира из Пролога книги Бытия. Так, Джеймс Смит в книге «Пятикнижие» пишет: «Седьмой день должен отличаться от других и должен быть отделен для Господа. В этот день израильтяне должны отдыхать от своих трудов. Бог сам показал пример соблюдения субботы. После шести дней творения Он почил в день седьмой от всех дел Своих»6. Подобной точки зрения придерживался и русский библеист А.П. Лопухин: «Отсюда ведет свое начало установление субботы, как дня покоя, и на этом установлении доселе основывается правильная смена труда и покоя в жизни человеческой»7.

Йохем Даума, напротив, не усматривает прямой связи между отдыхом Божьим и исполнением 4-ой заповеди: «Текст четвертой заповеди не говорит о том, что суббота была установлена при сотворении мира. Там указано только, что суббота была основана на Божьем отдыхе после сотворения мира. Мы не можем утверждать, что заповедь о субботнем дне уходит корнями в период сотворения»8.

Как представляется, существование столь разных толкований возможно объяснить разными акцентами в изложении заповеди в книгах Исход и Второзаконие. Так, традиция Элохиста в (Исх. 20:11) прямо выводит заповедь о субботе из сказания о семи днях творения. В то время как текст Второзакония (Втор. 5:14-15) связывает это установление с памятью о выходе из Египта. Такая двойственность обоснования заповеди присутствует в Масоретском тексте и была определенной проблемой для толкователей до находок папируса Нэша и кумранской рукописи 4QDeutn, которые имеют более раннюю датировку и сочетают оба обоснования заповеди: согласно Втор. 5:15, субботу надо хранить сначала в воспоминание египетского рабства, а затем – буквально так же, как и в Исх. 20:11 – в память о Божественном творении мира в 6 дней9.

На основании вышеизложенного, представляется возможным сделать вывод о том, что буквальное толкование 4-ой заповеди напрямую восходит к тексту Быт. 2:2-3, и, соответственно, Пролог первой книги Торы содержит возвещение воли Божьей об устроении жизни человека в памяти о Боге, что воплотилось в выделении специального дня и посвящении этого дня Богу.

Применительно к этой заповеди интересен аспект, который отмечает Йохем Даума: ученый анализирует развитие заповеди о субботе в последующих книгах Торы (Исх. 21, Исх. 23, Лев. 25, Втор. 15) в заповедь о даровании свободы на 7-ой год рабам-евреям, о незасевании земли и необрезании виноградника раз в 7 лет, о юбилейном годе. Й. Даума приходит к выводу о том, что заповедь о субботе тесно связана с дарованием Богом свободы и, что важно, – с верой. «Как суббота, так и предписание о субботнем  и юбилейном годе предполагают, что израильтянин, даже сам не работая, должен верить в Божье благословение. Без такого доверия, как известно, выполнение повеления отложить всю работу раз в неделю – не из легких»10. И далее: «Соблюдение субботы требует веры. Если веры не хватает, это отражается и на соблюдении субботы. Кто нарушает субботу, тот нарушает и завет»11. В этом контексте можно дерзнуть пойти дальше и предположить, что заповедь о субботе связана не только с верой человека в Бога, но и с верой Бога в человека. Завершив творение, как мы читаем в Прологе, Господь не создал идеальный мир, который уже не нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании. Но Он создал человека, которому поручил возделывать и беречь землю (Быт. 2:15), обладать ею и владычествовать над всеми животными (Быт. 1:28). Господь «почил», возвестив Свою волю человеку, мужчине и женщине, об их призвании – быть соработниками Ему в деле устроения этого мира. И когда Господь заключает со своим народом завет через Моисея, Он обращает его именно к этой памяти – об истинном призвании человека. И именно для этого надо оставить все свои дела, чтобы хранить и реализовывать эту память – о том, что, сотворив этот мир, Бог передал его в управление человеку, но не единоличное, а в общении с Богом. В этом смысле можно согласиться с утверждением Йохема Даума, что «суббота – это день, данный Израилю. Она – знамение завета между Яхве и Израилем (Исх. 31:12-17, Иез. 20:20)»12, уточнив при этом, что завет этот был заключен Богом с человеком при сотворении мира.

Целью представленной работы было сравнение текстов Пролога книги Бытия (гл. 1-11) и Исхода (гл. 20). Мы нашли общие истоки у заповедей Декалога и первых событиях, описанных в начале книги Бытия. Мы увидели милость, которую Господь проявлял при сотворении этого мира и потом, при отступлении человека от даруемых ему заповедей: как первой заповеди о  воздержании от познания добра и зла, так и десяти заповедей – заключенного Завета.

Размышление над сравниваемыми текстами Писания и трудами исследователей и богословов позволило увидеть замысел Божий о том, что путем заключения с народом договора – завета Господь формирует то сообщество людей (народ), которое сможет воспринять откровение, данное ему о сотворении мира и человека, о причинах изменения природы этого мира и человека (о грехопадении), и, главное, – о том, что Бог, создавший человека по образу и подобию Своему (Быт. 1:26), и мир, который был «хорош весьма» (Быт. 1:31), принимает, как некогда Адама, этот народ Себе в соработники, призывая его стать народом святым (Исх. 19:6), чтобы была возможность спасти весь мир, и всего человека от той испорченности, которая была привнесена, и привести его к Богу. «Главной особенностью Декалога является его учение о Боге и служении Ему», - пишет о. Александр Мень, и, ранее, о Прологе книги Бытия: «Пролог был необходим, … чтобы указать на связь истоков Завета со вселенскими - замысла Творца о мире и человеке»13. В этой связи, выявление которой явилось целью настоящей работы, мы и видим проповедь – возвещение Воли Божьей о сотворенном мире и человеке, об их спасении и соединении с Богом.

Литература и источники

  1. Библия : Книги Священного писания Ветхого и Нового завета канонические : Современный русский перевод. М. : Российское библейское общество, 2011. 1407 с.
  2. Бердяев Н.А. Философия свободы. М. : АСТ, 2005. 333 с.
  3. Даума Й. Дорогами Ветхого завета : В 5 т. / Пер с нидерл. Т. 1. Пятикнижие. Черкассы: Коллоквиум, 2010. 224 с.
  4. Лопухин А.П. Библейская история Ветхого завета / Общество Любителей Православной Литературы. М. : Издательство имени святителя Льва, папы Римского, 2010. 663 с.
  5. Мень А., прот. Исагогика : Курс по изучению Священного писания : Ветхий завет. 2-е изд., исп. М. : Фонд имени Александра Меня, 2003. 639 с.
  6. Смит Дж. Пятикнижие / Пер. с англ. М. : Духовная Академия Апостола Павла; Н. Новгород : «Агапе», 2009. 480 с.
  7. Юревич Димитрий, свящ. Десять заповедей // Электронная Православная энциклопедия. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/171772.html (дата обращения: 02.08.2012).

 ______________________

1 Даума Й. Дорогами Ветхого завета : В 5 т. / Пер с нидерл. Т. 1. Пятикнижие. Черкассы: Коллоквиум, 2010. С. 14.

2 Смит Дж. Пятикнижие / Пер. с англ. М. : Духовная Академия Апостола Павла; Н. Новгород : «Агапе», 2009. С. 30.

3 Даума Й. Дорогами Ветхого завета. Т. 1. С. 137.

4 Бердяев Н. А. Философия свободы. М. : АСТ, 2005. С. 183.

5 Там же.

6 Смит Дж. Пятикнижие. С. 264.

7 Лопухин А.П. Библейская история Ветхого завета / Общество Любителей Православной Литературы. М. : Издательство имени святителя Льва, папы Римского, 2010. С. 37.

8 Даума Й. Дорогами Ветхого завета. Т. 1. С. 159.

9 Юревич Димитрий, свящ. Десять заповедей // Электронная Православная энциклопедия. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/171772.html (дата обращения: 02.08.2012).

10 Даума Й. Дорогами Ветхого завета. Т. 1. С. 160.

11 Там же.

12 Там же. С. 158.

13 Мень Александр, прот. Исагогика. С. 104.

Контакты
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 3670 от 24 ноября 2021 года
Лицензия № 2990 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 22 октября 2021 года
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00