Перейти к основному содержимому
Ирина Сушкова
Москва, Свято-Филаретовский институт

Понимание христианской любви в посланиях сщмч. Игнатия Богоносца

XIX Сретенские чтения, секция Священного писания и литургики
О жизни сщмч. Игнатия Богоносца (епископа Антиохийского) мы знаем по свидетельствам свт. Евсевия Кесарийского, Оригена, сщмч. Иринея Лионского и блаженного Иеронима.

Игнатий сириец. Он был учеником ап. Иоанна Богослова, об этом пишет Ириней Лионский1. В юности Игнатий мог видеть и слышать в Антиохии также апостолов Петра и Павла. Евсевий Кесарийский, вслед за Оригеном, свидетельствует, что Игнатий был вторым Антиохийским епископом после ап. Петра2. Вполне возможно, что в епископы Игнатий также был поставлен самими апостолами.

Игнатий пострадал при возвращении имп. Траяна из Парфянского похода во время начавшегося гонения. Игнатия арестовали, он проследовал в Рим под конвоем, а потом был замучен. Послание из Смирны к Римлянам написано 20 или 23 августа 107 года, замучен Игнатий был в ближайшие 3–4 месяца, т. е. в 107 г. Однако, если имеется в виду другой Парфянский поход Траяна, то это может быть 115 г. Конвой торопился на публичные игры во время Сатурналий. По преданию, в последний день игр Игнатий был растерзан зверями. Ириней, Ориген и Евсевий согласно свидетельствуют, что Игнатий был отдан зверям в Риме при Траяне.

Все 7 посланий Игнатий написал по дороге на казнь. Послания Ефесянам, Магнезийцам, Траллийцам были написаны из Смирны в ответ на посещения Игнатия представителями этих общин. Во время следующей остановки, в Троаде, Игнатий написал послания Филадельфийцам, Смирнянам и епископу Поликарпу. Послание Римлянам Игнатий отправил морским путем. Письма Игнатия - не абстрактные рассуждения на богословские темы. Это послания конкретным церковным общинам, а также конкретному человеку, другу еп. Поликарпу. Игнатий не только пастырски наставляет адресатов, но и делится с ними своими самыми глубокими размышлениями, действительно, между ним и адресатами есть любовь — αγάπη.

Как известно, в греческом языке существует несколько слов для обозначения понятий ‘любовь’ и ‘любить’: это, по крайней мере, существительные αγάπη, έρως, φιλία и στοργή, и глаголы αγαπάω, εράω, φιλέω, στέργω. В добиблейском греческом έρως / εράω — страстная любовь, которая желает другого для себя, чувственная, но в дальнейшем спиритуализированная, особенно у Платона, Аристотеля, Плотина и т. д. Φιλία / φιλέω, наоборот, означает склонность или любовь-заботу богов к людям, или друзей к друзьям. Στοργή / στέργω3 — любовь родителей к детям, любовь к потомкам. Αγάπη / αγαπάω—привязанность к кому-то, удовлетворенность какой-то вещью.

В Новом завете маргинальное для добиблейского греческого языка и Септуагинты понятие αγάπη превращается в одно из центральных, что видно уже по частоте его употребления: 16 раз во всей Септуагинте и 116 раз. В Новом завете Αγάπη берет начало от Бога Отца, возлюбившего Сына, Который, в свою очередь, любит ею человека. При этом αγάπη становится одновременно и любовью восходящей, ведь Христос дал Своим ученикам пример подлинной любви-αγάπη к Отцу нашему Небесному, которая способна к верности и послушанию до смерти крестной. Такая любовь заповедана как отличительный признак учеников Христовых. Характерно, что во всех евангельских примерах с αγάπη это слово ученики слышат из уст самого Господа.

Евангельское учение об αγάπη, воплощенное в самой личности Христа, становится объектом особого богословского размышления в Апостольских посланиях, особенно у ап. Иоанна Богослова.

Следующее поколение после апостолов, их непосредственные ученики называются «мужи апостольские». Именно Игнатий из мужей апостольских больше всего пишет о любви-αγάπη. Это слово встречается у него при достаточно небольшом объеме текста 64 раза, в то время как у всех остальных мужей апостольских вместе (т.е. в корпусе их сочинений) — 96 раз, а во всем Новом завете — 116 раз.

Понимание αγάπη у Игнатия в целом соответствует Новому завету, но также и продолжает его. С одной стороны, Игнатий — ученик ап. Иоанна, который ввел αγάπη в оборот христианства, с другой стороны, он наследует и ап. Павлу.

Игнатий ценит любовь-αγάπη очень высоко: «драгоценнее ее нет ничего»:

…Я в самых узах, которыя ношу, прославляю церкви, и молюсь, чтобы в них было единение… веры и любви, драгоценнее которой нет ничего…(Ep. ad Magn. 1.2)

Αγάπη, по Игнатию, находится в центре христианской жизни, он называет ее «путем, ведущим к Богу»:

…Вы истинные камни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца; вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, то есть крестом, посредством веры в Святого Духа; вера ваша влечет вас на высоту, а любовь служит путем, возводящим к Богу. (Ep. ad Eph. 9.1)

Одновременно она — цель пути:

Вера начало, а любовь — конец5, обе же в соединении суть дело Божие; все прочее, относящееся к добродетели, от них происходит. (Ep. ad Eph. 14.1)

У Игнатия αγάπη может воплощаться в конкретном человеке, «образце любви» или человеке «несказанной любви». Например:

А Крок, достойный Бога и вас, которого я принял как образец вашей любви, во всем успокоил меня (Ep. ad Eph. 2.1).

Любовь-αγάπη приветствует другие общины, не позволяет Игнатию молчать, просит и даже епископствует, т.е. управляет общиной.

Самое яркое сравнение у Игнатия, наверное, — сравнение αγάπη с копьем:

Крещение пусть остается с вами, как щит; вера, как шлем; любовь — как копье; терпение – как полное вооружение. (Ep. ad Polyc. 6.2)

Игнатий предупреждает своих адресатов о том, что αγάπη может потерять силу (как соль в Мф 5:13):

Итак, убегайте коварств и ухищрений князя века сего, чтобы вы, будучи подавлены его мыслями, не ослабели в любви (Ep. ad Philad. 6.2).

Поэтому в любви нужно утверждаться. Как пишет Игнатий, утверждает в любви кровь Христова:

Ибо я узнал, что вы непоколебимо тверды в вере, как будто пригвождены ко кресту Господа Иисуса Христа и плотию и духом, утверждены в любви кровию Христовою…(Ep. ad Smyrn. 1.1).

По-видимому, Игнатий говорит здесь одновременно и о жертве Христовой, и о приобщении ко Христу на Евхаристии.

Согласная любовь — основа единства христиан:

…Я… прославляю церкви и молюсь, чтобы в них было единение по плоти и духу во Христе Иисусе , вечной нашей жизни, [единение] веры и любви…(Ep. ad Magn. 1.2).

Единомыслием и согласною любовью прославляется Иисус Христос, — пишет Игнатий (Ep. ad Eph. 4.1).

…В общем собрании да будет у вас одна молитва, одно прошение, один ум, одна надежда в любви и в радости непорочной (Ep. ad Magn. 7.1).

Таким образом, единство христиан основано на общей любви-αγάπη и радости. Важно не только само по себе единство, чтобы всё было общее, «одно», но тот дух любви-αγάπη, который делает это единство глубоким, духовным.

Αγάπη Игнатия милосердна (как и в Новом завете). В послании к Смирнянам он укоряет (по всей видимости, докетов) в том, что «у них нет попечения о любви» (последующие слова объясняют это подробнее):

У них нет попечения о любви, ни о вдовице, ни о сироте, ни о притесняемом, ни об узнике, или освобожденном от уз, ни об алчущем или жаждущем. (Ep. ad Smyrn. 6.2)

Забота и любовь других христиан необходимы и самому Игнатию. Например, в послании к Магнезийцам он говорит, что любовь этой общины нужна и ему, и его сирийской церкви, для исполнения их христианского служения. Он сравнивает такую любовь с животворной росой:

Поминайте меня в молитвах ваших, чтобы мне достигнуть Бога , и Церковь сирскую… ибо имею нужду в совокупной вашей в Боге молитве и любви — чтобы Церковь сирская удостоилась ороситься от вашей Церкви (Ep. ad Magn. 14.1).

Αγάπη — любовь жертвенная (и в Новом завете, и у Игнатия). В послании к Траллийцам Игнатий пишет, что αγάπη «есть кровь Иисуса Христа» (Ep. ad Trall. 8.1).

Жертва Христа — свидетельство и выражение Его любви-αγάπη к нам, «любви нетленной», как говорит Игнатий:

Хлеба Божия желаю — плоти Иисуса Христа, от семени Давида, и пития желаю — крови Его, которая есть любовь нетленная (Ep. ad Rom. 7.3).

Этой нетленной любви Христовой ищет Игнатий и поэтому хочет смерти за Него. На Его жертву Игнатий стремится ответить своей жертвой и в этом выразить свою любовь ко Христу.

Любовь-φιλία, дружеская, напротив, как лишь человеческая, для Игнатия не так важна. Φιλέω он использует один раз, такая любовь своей избирательностью может мешать любви-αγάπη:

Если любишь (φιλης) только добрых учеников, — еще нет тебе за это благодати... (Ep. ad Polyc. 2.1)

Мы можем заключить, что Игнатий вовсе не выступал против дружбы, но она не составляет ни центра его богословия, ни нерва его мистики.

Христианская любовь, по Игнатию, включает в себя не только αγάπη.

То, что источником своим αγάπη имеет Самого Бога, ее жертвенность и связь с жертвой Христовой и Евхаристией,— все это уже сообщает этой любви мистический элемент. Тем не менее, αγάπη и в Новом завете, и у Игнатия все-таки больше любовь этическая. Для мистической любви к Богу Игнатий использует другое слово — έρως.

Игнатий первый христианизирует это слово, вводя его в лексикон христианства. Он единственный из всех мужей апостольских использует в своих посланиях сущ. έρως и глагол εράω8. Это удивительно, поскольку Новый завет полностью избегает этого слова, ведь έρως — понятие сугубо языческое, это имя собственное языческого бога Эрота. Уникально то, что Игнатий применяет это слово прямо к Богу, Самому Христу. На наш взгляд, такое употребление нельзя объяснить влиянием Платона. Прямых заимствований из Платона у Игнатия мне обнаружить не удалось. У Платона έρως — стремление к целостности, вечному обладанию благом, бессмертию. У Игнатия — это пламенное стремление ко Христу.

Игнатий называет Христа распятой Любовью-Эросом:

Моя Любовь (έρως) распялась, и нет во мне огня, которому нужно дерево, но вода живая говорит во мне изнутри: «Иди к Отцу». (Ep. ad Rom. 7.2b)

Распятая Любовь — это Христос. Так эти слова у Игнатия понимал Ориген9. На наш взгляд, контекст послания Римлянам, целиком проникнутого жаждой Игнатия умереть за Христа, говорит в пользу понимания Оригена, что речь здесь идет о Христе. Эрос у Игнатия — это и Сам Христос, и любовь Игнатия к Нему.

Для выражения своего мистического опыта Богообщения, Игнатию требуется слово, обозначающее пламенную, восторженную любовь, в отличие от размеренной и упорядоченной αγάπη. Возможность для такого развития значения у έρως была, ведь Платон различал эрос «пошлый» (земной) и эрос небесный, возвышающий человека нравственно. Эрос небесный «побуждает прекрасно любить»10, он «требует от любящего и от любимого великой заботы о нравственном совершенстве»11. А пошлый эрос — это любовь, когда «любят своих любимых больше ради их тела, чем ради души»12. Игнатий мог опираться на прецеденты использования εράω в Притч и εραστής в Прем, где они обращены к Премудрости Божьей. Христианские мистики и после Игнатия горели такой восторженной, самозабвенной любовью к Богу.

Αγάπη и έρως представляют собой разные аспекты христианской любви: αγάπη больше побуждает к делам любви, церковному собиранию и милосердию, έρως вдохновляет на самозабвенную, жертвенную преданность Христу. Игнатий соединил в себе деятельную, пастырскую любовь αγάπη ко всем с глубокой и пламенной любовью έρως ко Христу. При этом в посланиях Игнатия видно движение от αγάπη к έρως, по мере того как он приближается к мученичеству.

Литература и источники

  1. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа / Перевод с греческого подлинника под ред. еп. Кассиана (Безобразова). М. : Российское Библейское общество, 2001. 515 с.
  2. Евсевий Памфил. Церковная история. М. : Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. 371 с.
  3. Писания мужей апостольских / В рус. пер. прот. П. Преображенскаго. Киев : Общество любителей православной литературы; издательство им. свт. Льва, папы Римского, 2001. 328 с.
  4. Платон. Пир // Он же. Собрание сочинений в 4 т. /Общ. ред. А.Ф. Лосева, В.Ф. Асмуса, А.А. Тахо-Годи; Примеч. А.Ф. Лосева и А.А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. М. : Мысль, 1993. Т. 2. С. 81–134.
  5. A Greek-English Lexicon / Liddell H. G., Scott R., Jones H. S. and McKenzie R. 9th Revised Edition. [Computer document] Oxford : Oxford University Press, 1996.
  6. Ignace d’Antioche, Polycarpe de Smyrne: Lettres, martyre de Polycarpe / Texte grec, introduction, traduction et notes de P. Th. Camelot, O.P. 3e édition, revue et augmentée.Paris: Édition du CERF, 1958. 285 p. (Collection Sources Chrétiennes).
  7. Nestle-Aland Greek New Testament / 27th Ed. [Computer document]Norfolk: LLC BibleWorks, 1998-1999.

___________________

1 Евсевий Кесарийский. Церковная история. V. 29

2 Там же. III. 36

3 Ни существительное, ни глагол не встречаются ни в Новом завете, ни у Игнатия.

4 αγαπάω, αγάπη // A Greek-English Lexicon. 141, 142.

5 Т. е. цель (te,loj).

6 Здесь по-гречески генитив – «единение… Иисуса Христа».

7 Так Игнатий говорит о предстоящем ему мученичестве.

8 Существительное έρως встречается у него только 1 раз (Ep. ad Rom. 7.2b), глагол εράω — 3 раза (Ep. ad Rom. 2.1, 7.2a, Ep. ad Polyc. 4:3).

9 Orig. Comm. in cant. prol.

10 Платон. Пир. C. 90.

11 Там же. С. 94.

12 Там же. C. 90.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225