Перейти к основному содержимому
Мария Лавренова
Тверь, Свято-Филаретовский институт

Миссионерская деятельность приходов Тверского благочиния Тверской епархии в 1991-2011 годах в свете решений Поместного собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годах

XIX Сретенские чтения, секция миссиологии, катехетики и гомилетики
Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. объявил миссию сферой общецерковной ответственности, которая должна быть воплощена на всех уровнях церковной жизни. В материалах Собора можно выделить несколько основных критериев приходской миссии или миссионерского прихода, по терминологии  миссионерской концепции РПЦ1.

Во-первых, Собор определил приход как центр служения словом, чему был посвящён документ «Определение о церковном проповедничестве»2. В нём сказано, что проповедь должна раздаваться как можно чаще, как за богослужением, так и во вне богослужебное время, а для достижения общепонятности проповеди должны употребляться местные языки и наречия3. Собор  призвал к усиленным проповедническим трудам не только священников, диаконов и псаломщиков, но и способных к проповедничеству благочестивых мирян, «кои посвящаются в стихарь и именуются благовестниками»4. Благодаря таким качествам проповеди, как связь с современной жизнью, понятный язык, просвещённость проповедующего, о которых  говорит Собор, проповедь может иметь и миссионерское звучание (особенно во время крещения, венчания и отпевания).

Во-вторых, приход является не только богослужебным центром, но и центром, который собирает и устраивает жизнь в более широком смысле. При приходе организованы курсы (певческие, общеобразовательные, профессиональные), содержатся библиотеки и просветительские дома, музеи и кружки, кооперативы, пожарные дружины и пасеки, различные профессиональные общества5. Приход должен стать центром  притяжения для людей. Это, конечно, миссионерская задача.

В-третьих, приход должен выходить за границы своей территории и «идти в народ». Этот выход может осуществляться через летучие библиотеки6, вне богослужебную проповедь, беседы, проповеднические выезды, обход домов священниками  в дни больших праздников или по приглашению7, широкое празднование церковных праздников, другие возможности, которые нужно находить самим христианам.

В-четвёртых, миссионерская деятельность прихода выделена в специальное направление. Миссия является целенаправленным и  осознанным усилием. Она не сливается с просвещением и благотворительностью, но может осуществляться и через них. В решениях Собора осуществление на приходах этого миссионерского усилия выражено в учреждении миссионерских кружков, курсов, школ, пунктов, братств, деятельность которых должна наполнить эту область жизни церкви конкретным содержанием и действием8. Итак, Собор учреждает приходскую миссию, которая совершается совместно клиром и мирянами прихода при содействии руководимых местным архиереем миссионеров9  и на которую ориентирована жизнь прихода. В этом целостном подходе, стремящемся осуществить миссию как всеобъемлющее дело прихода, была новизна Собора в вопросе миссии.

При рассмотрении деятельности приходов Тверского благочиния в свете решений Собора по приходской миссии, о них, как об участниках миссионерской деятельности, можно сказать следующее10:  

Во-первых, проповеди на приходах звучат не  часто. Проповедь после Писания звучит в единичных храмах города,  не имеет устойчивой традиции и связана с дерзновением отдельных священников. Есть храмы, где проповедь можно не услышать даже в конце службы. Возможность свидетельства о Боге и Церкви в открытой миссионерской ситуации во время крещения, венчания, отпевания используется скудно. Язык проповеди остаётся стилизованным под церковно-славянский, который отличается от языка в обществе, что усиливает дистанцию между внешними по отношению к церкви людьми  и говорящим. Таким образом, призыв Собора к усиленным проповедническим трудам11  остаётся на приходах не услышанным.

Во-вторых, в  Тверском благочинии существует четыре храма, которые можно назвать центрами привлечения людей в орбиту прихода за счёт развёрнутой сети разнообразных приходских учреждений. Это кафедральный Собор Вознесения Господня12, храм Воскресения Христова13, храм в честь блаженной Ксении Петербургской14, Никольский храм15.

Обращает на себя внимание тот факт, что при трёх из четырёх этих  активных приходов действуют сообщества мирян. Можно предположить, что в считающемся миссионерским приходом храме Воскресения Христова длительная погружённость в антисектантскую тему настоятеля и председателя миссионерского отдела духовно не дала возможности образоваться подобному сообществу.

Интересным может быть предположение о том, что способность поддерживать разнообразную, устойчивую, сопоставимую с возможностями кафедрального Вознесенского Собора деятельность отдалённого от центра прихода Ксении Петербургской связана с изначальным существованием при нём молодёжного клуба «Сеятель» как живой церковной среды. Таким образом, о возможности выполнения миссионерской задачи по активному привлечению горожан в орбиту прихода можно говорить лишь о четырёх приходах благочиния из 29 существующих на сегодняшний день.

В-третьих, осознанную готовность и, что не менее важно, способность выходить за свои пределы ради проповеди и свидетельства проявили  немногие приходы в лице своих настоятелей и священников. Вот несколько примеров понимания такого подхода к миссии:

  • «Главное  в миссии — хотеть и уметь выйти за пределы храма. В этом самая большая проблема, и она связана с советским наследием — со страхом перед обществом, со страхом выйти за свои пределы; плюс — нет опыта, так как в основном у священников заочное образование, то есть книжное. Вот, например, сейчас зовут в две школы к детям, и никто не идёт: боятся детей».
  • «На праздники — Масленица, Рождество, Пасха — выходим в народ, участвуем в гуляниях: и в футбол поиграть, и канат перетягивать, и блинами угостить... Хочется, чтобы в нас видели нормальных современных людей, что церковь — не гетто, что и Богу молиться можем, и повеселиться».

Существует промежуточная позиция, когда есть понимание того, что «миссионерская работа — это, прежде всего, работа во вне», но при этом: 
«… я не иду сам; я считаю, что если нужно, Бог Сам пошлёт мне людей. Я иду, если меня позовут».

Та или иная просветительская или благотворительная работа вне храма есть во всех приходах: школах, роддомах, больницах, военных учреждениях. Однако, судя по характеристике этой работы, которую дают сами участники, и по количеству задействованных в ней священников и прихожан, эту работу   трудно назвать «выходом в народ». Это, скорее, точки соприкосновения. Остаётся устойчивым взгляд на храм как на миссионерское свидетельство само по себе. Например:

  • «Восстановление храма — вот миссионерская деятельность. Люди видят, что что-то делается, и тянутся. Мощей у нас много, вот они миссионерством и занимаются -  собирают народ. Я служу и служу, и мне некогда думать: миссионерство это или нет».
  • «Основная миссионерская работа в постсоветский период перенесена в храм. Главный наш миссионер — Богородица. У нас — богородичный храм. Богородица молится о его восстановлении, и через это восстановление и происходит миссия. Люди видят восстановление храма как дома Божьего — благолепного, красивого – и очищаются в душе».

 Есть и крайняя позиция:  

  • «Я уверен, что ходить и дёргать за рукав людей не нужно. Это натужная, искусственная деятельность. Я не люблю миссионеров. Для меня миссия ассоциируется с сектантством».

Таким образом, приход имеет потенцию выхода вовне и может найти пути его осуществления. Для этого нужно, чтобы было кому выходить, и понимание,  зачем и ради чего.

В-четвёртых, при приходах в благочинии нет миссионерских учреждений, будь то кружки, курсы, школы, советы, благовестнические братства,  которые нужны для собирания, подготовки миссионерских кадров и осуществления миссионерской деятельности, о повсеместном учреждении которых принял решения Собор и о которых говорилось в Итоговом документе IV (IX) Всецерковного съезда епархиальных миссионеров РПЦ16. Это полное отсутствие миссионерских точек на приходах обедняет их облик и возможности, которые должны быть максимально приспособлены к миссионерским потребностям, исходя из интересов миссии Церкви17. Среди причин невыявленности миссии в благочинии, как сознательного, целенаправленного усилия свидетельства, ещё две видятся принципиальными.

Одна связана с вышеизложенным и популярным среди духовенства пониманием миссии как свидетельства, которым является храм сам по себе, священник и абсолютно любая деятельность прихода. Вторая причина – в искажённом понимании сути и смысла антисектантской деятельности и выделение её как основной, а нередко и единственной формы миссии18. Специальные миссионерские учреждения существуют только на уровне епархии. До 2011 г. это был только епархиальный миссионерский отдел. В 2011 г. проведён первый миссионерский съезд, собравший священников, ответственных за миссию в Тверской епархии19, без мирян, хотя по решениям Собора все избираемые миссионерские собрания должны иметь состав половина наполовину. Даже  созданное в начале  2012 г. при епархиальном управлении братство «Во имя всех святых в земле Тверской просиявших» не ставит своей задачей миссию, а идёт всё по тому же пути благотворительности, строительства и обустройства храма20.

Сегодня миссионерство понимается как движение от Бога к миру, где церковь есть орудие миссии, ибо она для этого и существует. Миссия — это самореализация церкви21.  Реализация проходит и через миссионерские события, дать классификацию которым довольно трудно. Среди  мероприятий миссионерского характера выделяется группа, которая определяется постоянством и многолетней традицией их проведения. К этой группе миссионерских событий собственно Тверского благочиния можно отнести только «Покровские вечера», которые проводятся исключительно по инициативе священника Покровского храма города Твери. Все остальные события уже епархиального уровня, но в них могут принимать активное участие священники и миряне благочиния. Во-первых, это ежегодный многодневный  Волжский крестный ход, Крестный ход всегда привлекает внимание не только церковных, но и светских властей, общественности и большого количества СМИ. По своему значению и массовому участию в нём духовенства и мирян — это самое большое событие всей епархии, которое имеет миссионерское значение. Вторым по значимости миссионерским событием является празднование Дня святого Патрика (просветителя Ирландии) в виде концерта кельтской музыки, сопровождающегося словом председателя Миссионерского отдела, священника Александра Шабанова (ежегодно проводится  с 2007 г.). По мнению самого о. Александра, «это, пожалуй, единственное мероприятие, рассчитанное на нецерковную молодёжь, свидетельствующее о неугасимом духе древнего миссионерского служения Церкви Христовой»22. В-третьих, это СМИ (ставшие самым ранним средством миссии), в первую очередь - еженедельная радиопередача «Спаси и сохрани» (программа Тверского епархиального управления), впервые вышедшая в эфир в январе 1991 г.

Форм миссионерской деятельности, конечно, больше (особенно  с 2010 г.); особенно это относится к возможностям интернета (сайты миссионерского отдела, приходов, клубов; открытие блогов некоторыми священниками и т.д.) Однако и мир не стоит на месте в своём агрессивно-индифферентном, но организованном сопротивлении христианству. Задействованы все возможные формы и средства, которые работают лучше, чем на церковном поле. Можно привести пример программы вечера «Пробуждение», проводимого межрегиональным движением Сахаджа Йога, которая во всех своих элементах совпадает с программой «Пасхального вечера» в японском стиле, проводимого православными молодёжными организациями города Твери в честь 100-летия со дня смерти св. Николая Японского в мае 2012 года: индийская музыка и танцы (японская музыка и танцы), мастер - класс по йоге (мастер - класс по оригами), урок медитации (рассказ о Николае Японском), роспись рук хной (роспись  по телу — боди-арт). Важно отметить, что помимо освоения адекватных современным возможностям форм и средств миссионерской деятельности, помимо поиска нестандартных практических решений, прежде всего, стоит вопрос об их содержании.

Итак, можно сделать следующие выводы. В Тверском благочинии пока нельзя говорить о наличии приходской миссии, учреждённой Собором 1917-1918 гг. В приходах  существуют элементы миссии, имеющие потенциал развития. Основными субъектами миссии являются отдельные миссионерски настроенные священники и миряне, а также два малых неформальных православных братства (Боголюбское и Спасское), которые можно назвать баговестническими или миссионерскими. При приходах в Тверском благочинии нет специальных миссионерских учреждений: курсов, школ, советов которые нужны для собирания, подготовки миссионерских кадров и осуществления самой миссионерской деятельности, о повсеместном учреждении которых принял решения Собор 1917-1918 гг. Формы и средства миссионерской деятельности в Тверском благочинии можно разделить на два направления: внутреннее (на территории прихода) и внешнее (за его пределами). Преобладающим является внутреннее (воскресные школы, кружки, устроение праздников, принятие святынь и др.). Выход во вне даётся с трудом и связан в основном с благотворительностью и просвещением. Формы и средства того и другого направления страдают смешением миссии (свидетельства), катехизации (научения) и духовного образования, что снижает их способность достигать своих целей.

В Тверском благочинии до сих пор нет ни одного прихода из 29-ти, который  можно было бы назвать миссионерским, исходя из критериев Собора 1917-1918 гг. Вся миссионерская работа организована на уровне специального Миссионерского отдела Тверской епархии.  Распространённым считается, что храм, священник сами по себе и любая церковная деятельность являются достаточной миссией. В богословии миссии есть понятие «панмиссионерства», о призраке которого в современности говорит, например, Дэвид Бош, приводя известное изречение: «Если всё на свете — миссионерство, то миссионерство — ничто»23. Итак, миссионерская инфраструктура и целенаправленная деятельность в Тверском благочинии  за последние двадцать лет не сложились. Миссия до последнего времени не имела своего места и первенствующего значения (наряду с катехизацией), о которых говорил Собор 1917 - 1918 гг., а была попутным эффектом общецерковной жизни в благочинии.

Таким образом, основные решения Собора по миссии остаются нереализованными. Лишь одно решение Собора в области миссии оказалось выполненным и «перевыполненным». Это учреждение антисектантской деятельности24. В Твери это направление приняло уродливые формы, что привело к потере ориентации в богословии и практики подлинной миссии. Эта закваска не только сформировала общую атмосферу подозрительности и недоверия среди церковного народа  в городе на многие годы, но и повлияла на образовательные и просветительские епархиальные программы для взрослых и даже детей. Эта антисектантская «прививка» мешала  все эти годы духовенству благочиния увидеть в явлении Братства в целом и в наличии в городе двух малых (Боголюбского и Спасского) православных братств, предложение Бога, которое Он делает всей церкви и Тверской епархии в частности. Предложение для возрождения всей церковной жизни. Это откровение о братской жизни, о братствах как системообразующем явлении в церкви, как духовном движении в народе Божьем, раскрывающем потенциал церкви,  выявляющем её соборное начало, уловил Собор 1917-1918 гг. Этот плод вхождения в Божественное Откровение об устроении жизни церкви и всех служений в ней  делает Собор 1917-1918 гг.  вершиной,  достичь которую ещё предстоит церковному народу наших дней25.

_______________________

Миссионерская концепция Русской Православной Церкви.

Собрание определений и постановлений Священного Собора православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное издание 1918 года. М.: 1994. Вып.2. С. 9-10.

Там же.

Там же. С.10.

Собрание определений и постановлений Священного Собора православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное издание 1918 года. М.: 1995. Вып.3. С.22, 31.

Там же. С.31

Там же. С.12.

Собрание Определений и постановлений. Вып.3. С. 26, 31; Вып.1. С.22.

Там же. Вып.3. С.45.

10 В Тверском благочинии насчитывается 29 приходов, которые посещают в праздничные дни около 1650 человек, что составляет менее 1 % всех жителей города Твери. Каждый приход имеет своё лицо. В приходах традиционно занимаются вопросами благоустройства, благотворительности и духовного просвещения детей. За последние годы создана сеть учреждений в этих направлениях:
детские сады и воскресные школы; кружки, мастерские и студии; благотворительные пункты питания и социальной помощи. В одних приходах сделан упор на работу с детьми, в других  развито социальное служение. Все эти аспекты подробно излагаются в годовых епархиальных отчётах.

11 Собрание определений и постановлений. Вып.1. С.12.

12 Материалы объявлений и расписаний, вывешенных в притворе храма, при котором открыты: Школа хорового пения; авторская студия вышивки «Светлица»; театральная студия «Раёк»; воскресная школа; молодёжный клуб «Ирини»; НОРД «Русь»; газета «Лествица»; библиотека с читальным залом; паломнический центр «Назарет». В храме указаны телефоны, есть приём дежурного священника с 12.00 до 16.00.

13 Материалы объявлений и расписаний, вывешенных в притворе храма, при котором открыты: воскресная школа для детей и взрослых; курсы изучения греческого и, до недавнего времени, китайского языков; богословские курсы «Христианская антропология»; проводятся литургии с сурдопереводом для глухонемых. В приходе реализовывались проекты миссионерского отдела.

14 Материалы объявлений и расписаний, вывешенных в притворе храма, (См.: Кружки клуба «Сеятель» // Тверской Мирянин. 2010. №10(200). 25 ноября. С.10.) при котором существуют: воскресная школа для детей и взрослых; работа с молодыми семьями; молодёжный клуб «Сеятель»; семейный центр духовно-нравственного развития, в который входят: психолог-логопед, ритмика, хор-вокал, няня на час, подготовка к школе, английский - французский языки; народные промыслы: роспись по дереву, глиняная игрушка, кружевоплетение на коклюшках, резьба  по дереву, вязание, бисероплетение; пономарская школа; библиотека; газета «Тверской мирянин». В храме указаны телефоны всех этих служб.

15 Материалы объявлений и расписаний, вывешенных в притворе храма, при котором открыты: сестричество числом в 6 человек (действует с 2009 г.); школа для взрослых (действует с 2007 г.); воскресная школа для детей; пункт продуктовой помощи; школа рукопашного боя «Пересвет», расположенная в спортзале на территории храма; библиотека..

16 Православная Миссия // Тверской Мирянин. 2010. №10(200). 25 ноября; Куликова И. IV Всецерковный съезд епархиальных миссионеров РПЦ // Православная Тверь. 2010. №7(156). Декабрь. С.4.

17 Миссиология. Учебник. М.: Миссионерский отдел Русской Православной Церкви. 2010. С.320.

18 Подробнее об этом в параграфе, посвящённом антисектантской деятельности настоящей главы.

19 Куликова И. Вот вышел сеятель сеять // Православная Тверь. 2011. №2(158). Март. С.4; Гуркало В., прот. Миссия – проповедь для пробуждения веры // Верхневолжье Православное. 2011. №2-3 (110-111). Февраль-март. С.11;

20 Блог свящ. Георгия Белодурова.

21 Фёдоров В., прот.  Образование как миссия Церкви // «Велика жатва, а работников мало». Миссия в Восточной Европе в православном контексте: Материалы Международной богословско-практической конференции (Москва, 31 мая – 1 июня 2007 г.). М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт. 2010. С.90.

22 Дмитриева Н. По стопам святого Патрика // Православная Тверь. №3(159). Апрель. С.5; Данилова С. «Риверданс» в честь святого Патрика // Православная Тверь. 2008. №2(139). Апрель. С.4.

23 Бош. Д. Преобразования миссионерства. Сдвиги и парадигмы в богословии миссионерской деятельности. СПб.: Христианское общество «Библия для всех». 1997.  С.570.

24 Антисектантская деятельность действительно была задана Собором с учётом сложной религиозной ситуации в России в начале XX века. Однако, многие участники Собора высказывали большое сомнение в реальности серьёзной сектантской угрозы и указывали на большую опасность для церкви и народа в целом: непросвещённость и утрата 
общинно–братского измерения жизни. Важно отметить, что антисектантская деятельность не являлась основным содержанием миссии, которое стало таковым и даже часто единственным в Тверском благочинии в постсоветский период

25 В епархиальном отчёте за 1992 г. есть знаменательная фраза правящего архиерея, повторяемая в последующих отчётах, в которой владыка от лица Тверской епархии благодарит Бога «за честь, что с неё начал своё самостоятельное Святительское служение известный всему христианскому миру митрополит Московский Филарет (Дроздов), учитель и руководитель многих святителей». Вспомним, что митрополит Филарет - человек, заложивший основы переводов Священного Писания и общероссийского миссионерского общества, в середине XIX в. сокрушался, что идея миссионерства на Руси не нашла поддержки. По горькой иронии судьбы, именно в Тверской епархии в марте 1918 г. на епархиальном съезде была закрыта епархиальная миссия. Формулировка гласила: « При настоящих условиях в особой миссии, когда в каждом приходе каждый священник является миссионером, нужды нет…. Поэтому съезд постановляет миссию в настоящем виде упразднить и ассигнование прекратить». Собор выразил крайнее сожаление по поводу проявленного Тверской епархией во главе с епископом незнания современных задач и неотложной необходимости усиления в данное время специальной епархиальной миссии, «особенно в такой епархии, как Тверская, где… сектанство, неверие и безбожие растёт всюду и обуревает приходы. Отдел просит Священный Синод сделать зависящие от него распоряжения о немедленном восстановлении и усилении епархиальной миссии в Тверской епархии». Вероятно, исполнение этого распоряжения Священного Синода является самым долгосрочным в истории Русской церкви, поскольку восстановления миссии в её апостольском значении и первенствующем месте в  Тверской епархии ещё не произошло.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Контакты
Социальные сети
Лицензии

Свидетельство о государственной аккредитации № 2015 от 16 июня 2016 года
Лицензия № 2051 Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 01.04.2016
Представление Отдела религиозного образования и катехизации Московской Патриархии № 09-5635-5 от 21.01.2009

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 7701165500, КПП: 770101001
Код ОКТМО 45375000
ПАО Сбербанк
P/сч: 40703810838120100621
К/сч: 30101810400000000225
БИК: 044525225