Перейти к основному содержимому

«Люди удивляются, когда узнают, что существует мусульманская христология»

Один из ведущих российских специалистов по исламу профессор СФИ Алексей Журавский рассказал, с каким запросом люди приходят получать религиоведческое образование, что открывают для себя на лекциях христиане и мусульмане, с чем связаны основные трудности в отношениях между людьми разных вер и сказывается ли социальная межрелигиозная напряжённость на том, как проходят занятия.

— Алексей Васильевич, сейчас, на фоне израильско-палестинского конфликта и после теракта в «Крокус-Сити», говорят о растущем межрелигиозном, межкультурном напряжении. Можете ли вы с этим согласиться?

— Если говорить о том, что является моей специальностью — об отношениях между христианами и мусульманами, то на протяжении всех четырнадцати веков сосуществования этих двух религий между ними всегда было какое-то напряжение, несмотря на то, что верующие той и другой религии находились в тесных контактах друг с другом. Исторически было четыре главных христиано-мусульманских региона — это Ближний Восток, Византия (пока она была), то, что мы сегодня называем Западной Европой (а в Средние века это латинское христианство), и Россия. А сегодня уже почти все регионы мира представляют собой зоны совместного проживания христиан и мусульман. И в то же время, несмотря на некоторую напряжённость, между ними всегда складывались какие-то отношения, всегда были заимствования друг у друга культурных, философских, богословских знаний. Да, сегодня в целом в мире напряжённость высокая, поэтому вполне естественно можно ожидать каких-то срывов и в христиано-мусульманских отношениях.

— А в учебных аудиториях это как-то ощущается?

— Я преподаю не только в Свято-Филаретовском институте, но и на магистерской программе «Мусульманские миры в России (История и культура)» в Высшей школе экономики. В «Вышке» среди магистрантов примерно равное количество немусульман и мусульман, причём довольно много мусульман практикующих, которые соблюдают намаз. Если говорить о факультете религиоведения в Свято-Филаретовском институте, он тоже отличается, скажем, от богословского факультета тем, что сюда мы принимаем не обязательно православных. Это могут быть и атеисты, и агностики, и представители других христианских конфессий, и верующие других религий. Здесь у нас тоже бывают и слушатели мусульмане.

Я не чувствую какой-либо напряженности ни на магистратуре в Высшей школе экономики, ни на программах дополнительного образования в Свято-Филаретовском институте. Я всегда начинаю с того, что говорю слушателям, что мы будем заниматься не богословием, а религиоведением, и я их буду знакомить с разными взглядами на ислам — не только с тем, как мусульмане понимают свою веру, но и с тем, какие существуют востоковедные школы и как они интерпретируют ислам. Я рассказываю, как в течение истории христиане представляли себе мусульман, Мухаммада, Коран и так далее. Они это вполне усваивают. Мы читаем и обсуждаем, казалось бы, совершенно немыслимые с точки зрения мусульманина-фундаменталиста исследования — например, «Арамейское прочтение Корана» Люксемберга. Это так называемая историко-критическая школа в современном исламоведении. Тем не менее, слушатели с интересом это читают, обсуждают, с чем-то спорят. Иногда им что-то становится непонятно или кажется, что это неприемлемо с позиций их веры. Года три назад мой спецкурс по христиано-мусульманским отношениям в Свято-Филаретовском институте прослушал иранец из Фонда исследований исламской культуры имени Ибн Сины. Он говорил, что вначале ему было несколько странно слышать какие-то вещи. Но когда он понял, что речь идёт о различных точках зрения, то учился с большим интересом, впоследствии очень успешно сдал все испытания и был доволен тем, что прослушал этот курс.

— Одна из задач, которую факультет религиоведения СФИ заявляет в качестве своей общественной миссии — содействие снижению социальной напряженности, связанной с низкой культурой межрелигиозной коммуникации и плохим знанием других вер. Как удаётся справляться с этой задачей в масштабах небольшого факультета? За счёт каких образовательных подходов получается знакомить людей с другой верой?

— Наш факультет действительно небольшой. На курсе у нас, как правило, учится от 10 до 18 человек. На двухгодичной программе дополнительного профессионального образования «Религия, культура и общество» я целый семестр читаю большой курс «Ислам и христиано-мусульманские отношения». И есть у меня отдельный специализированный курс — программа повышения квалификации «Христиано-мусульманские отношения», рассчитанная на четыре месяца. Первая часть моего курса — «Коран в контексте монотеистических религий», вторая, основная — «Проблематика христиано-мусульманских отношений». Помимо моих дисциплин Маргарита Васильевна Шилкина читает на этой программе краткое введение в христианство, поскольку учиться приходят не только православные, но и мусульмане, и просто люди неверующие или не имеющие специального религиозного образования. Также на «Христиано-мусульманских отношениях» предусмотрен небольшой курс по современным мусульманским практикам в России. Эта программа из года в год пользуется неизменным спросом.

С одной стороны, мы даём представление о том, как понимают свою религию сами верующие: буддисты, иудеи, мусульмане и так далее. С другой стороны, показываем, как та или иная религия описывается современной светской наукой, религиоведением. Мы хотим показать, что просто люди так верят. Поэтому надо искать пути понимания, возможности общения с ними. Так воспитывается то, что одни называют веротерпимостью, другие толерантностью, то есть положительное принятие инаковерующего человека. И для сегодняшней ситуации в мире в целом, и для нашей поликонфессиональной страны это очень важно.

Небольшой, но посильный вклад в создание атмосферы взаимоприятия, терпимости — одна из наших важнейших задач. Как этого можно добиться? По моему глубокому убеждению, прежде всего через расширение знаний и о своей, и о других религиях. Причина подавляющего количества всех недоразумений, недопониманий по отношению к тем, кто верует иначе, чем веруем мы, в катастрофическом незнании, в очень слабой религиозной просвещённости. Когда люди узнают, что, оказывается, в Коране очень много сказано о тех же библейских пророках: об Адаме, о Ное, об Аврааме, об Иосифе, о Моисее, и что можно говорить даже о мусульманской христологии, мусульманской мариологии — это для них открытие. Кстати, и мусульмане, которые к нам приходят, открывают для себя довольно много нового. Когда знания расширяются, люди убеждаются, что в религиях, особенно таких близких, как авраамические, гораздо больше общего, чем того, что нам представляется ошибочным или неприемлемым.

Для меня очень важно показать, как формировались исторические представления христиан о мусульманах и мусульман о христианах, чем они были обусловлены, откуда возникало столько ложных стереотипов друг о друге, разбирать эти стереотипы, помогать преодолевать их. В конце учебного года меня больше всего радует, когда слушатели говорят: наши взгляды об исламе сильно изменились; мы поняли, что это близкая нам религия, что у нас действительно много общего.

— С какой мотивацией приходят люди? Это профессиональный поиск или скорее какой-то запрос, связанный с повседневностью?

— Тут всего понемножку. Даже один человек может быть мотивирован разными вещами. Мы живём в обществе, где много мусульман, в повседневной жизни мы так или иначе с ними контактируем, думаем, а как лучше с ними говорить. Христиане часто встречают непонимание со стороны мусульман и сами их не понимают, хотят узнать побольше о другой вере и культуре. Некоторым это нужно и в профессиональной деятельности.

— Как устроены вступительные испытания?

— У нас предусмотрено вступительное собеседование, на котором мы прежде всего выясняем мотивацию — зачем человек приходит, а также даём минимум литературы, которую он должен прочитать, чтобы быть более-менее подготовленным к первым лекциям, и говорим о целях наших курсов. Подчеркиваю, что мы не занимаемся миссионерством, не стремимся обращать кого-либо в ту или иную веру. Но у нас есть непременное условие: если вы приходите учиться, вы должны с уважением относиться к другой вере.

7 и 19 июня пройдут дни открытых дверей, где запланированы мастер-классы. Я, как правило, рассказываю об одной из сур Корана, чтобы показать, как это преподаётся. Маргарита Васильевна Шилкина обычно разбирает небольшой фрагмент из Евангелия.

Конечно, наш факультет небольшой, и в мировом масштабе это капля в море. Но капля точит камень. Даже если несколько человек из разных религий узнают что-то новое и сделают шаг навстречу друг другу — это уже много.

Беседовала Софья Андросенко

Контакты

Лицензия на осуществление образовательной деятельности от 29 декабря 2022 года
Свидетельство о государственной аккредитации от 26 января 2023 года
Свидетельство о церковной аккредитации № 26 от 1 декабря 2022 года

Все документы
Реквизиты СФИ

ИНН: 9701225665, КПП: 770101001
Р/с: 40703810838120100621 ПАО Сбербанк
К/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
ОКТМО: 45375000
ОГРН: 1227700696850
ОКПО: 74556262
ОКВЭД: 85.22

Ситуационный центр Минобрнауки по COVID-2019 («Горячая линия» с 8:00 до 20:00 по московскому времени): +7 (495) 198-00-00