Перейти к основному содержимому

«Допускаю существование Бога или сверхъестественных сил, но не убежден в этом»

Комментировать
10 февраля в в Свято-Филаретовском институте состоялся круглый стол «Поиски исследовательской стратегии при изучении религиозной самоидентификации. Проблемные аспекты использования различных методологий» в рамках продолжающейся научной конференции «Религия в публичном пространстве».

Екатерина Беликова, кандидат социологических наук, доцент Волгоградского государственного университета, рассказала об исследованиях религиозности, проведенных за последние несколько лет в Волгоградской области – большом мультиконфессиональном и многонациональном регионе. Речь шла как о содержании и результатах исследований, так и о проблемах, связанных с методологией, методами сбора и анализом информации.

Екатерина Беликова

Екатерина Беликова

В 2005, 2009 и 2013 году при содействии областной администрации было проведено массовое количественное исследование степени религиозности жителей Волгоградской области. В качестве одного из критериев была выбрана их религиозная и конфессиональная самоидентификация.

Среди трудностей, с которыми сталкиваются практически все исследователи – отсутствие консенсуса по поводу содержания понятий «верующий», «религиозный», «неверующий», «атеист», «сомневающийся», как и по поводу содержания конкретной конфессиональной идентификации (означает ли она знание догматики, участие в религиозных практиках и т.д.), а также проблема неоднозначной трактовки этой самоидентификации самими респондентами. Так, люди, называющие себя верующими, в рамках того же опроса нередко признаются, что верят в оккультные практики или, например, отождествляют конфессиональную и национальную принадлежность. Однако с учетом всех трудностей, в описываемом исследовании респондентам была предложена шкала веры-атеизма, и на основании этой первичной самоидентификации все они были распределены на две группы: верующих и неверующих.

Вопрос о дальнейшей конфессиональной самоидентификации был открытым, поэтому кроме православных, католиков, иудаистов, буддистов, язычников, среди «верующих» Волгоградской области оказались и те, кто исповедуют веру «в коммунизм», «в абсолютного единого Бога», «в учение Толкиена», «в христианство, но попам не верят». На уточняющий вопрос о вере «в Бога и сверхъестественные силы» респонденты часто выбирали формулировку «Допускаю существование Бога или сверхъестественных сил, но не убежден в этом».

Вместе с тем, подавляющее большинство респондентов отнесли себя к православию. Что они вкладывают в такую самоидентификацию: участие в религиозных обрядах, знание догматики, личную веру, чтение соответствующей религиозной литературы? Однако даже ответы на эти дополнительные вопросы не позволяют сделать однозначный вывод о том, как эта идентификация проявляется в повседневности.

Сергей Трофимов, Андрей Игнатьев

Сергей Трофимов, Андрей Игнатьев

Анна Алиева

Анна Алиева

Именно этим вопросом задалась Екатерина Беликова, анализируя результаты этого массового исследования. В 2013 году она начала качественное исследование, посвященное проблемам религиозного и национального взаимодействия в смешанных семьях, проживающих на территории региона. В качестве респондентов выбирались члены семей, в которых супруги относятся к различным религиозным и национальным группам, идентифицируют себя с этими группами и проживают в браке не менее пяти лет.

Данные собираются при помощи лейтмотивного биографического интервью. Екатерина Беликова рассказала о преимуществах и недостатках данного метода, о поиске респондентов, выборе места проведения опроса, а также поделилась экспериментальным опытом проведения парных интервью и рассказала о промежуточных результатах исследования, имеющихся на сегодняшний день.

Важным дополнением опроса после его апробации в поле стало внесение блока о воспитании детей – по мнению Екатерины Беликовой, одном из наиболее показательных критериев, демонстрирующих ценности и религиозность респондентов.

Одна из трудностей была связана с тем, чтобы найти пары, отвечающие требованиям исследования не только по национальному, но и по религиозному признаку. «Часто разная национальность супругов не означала принадлежность к разным конфессиям, еще чаще оба супруга больше склонялись к атеизму или неверию», – рассказала Екатерина Беликова.

Светлана Карасева

Светлана Карасева

Денис Брилев, Сергей Трофимов

Денис Брилев, Сергей Трофимов

Одна из гипотез исследования состояла в том, что со временем один из супругов меняет религиозную идентификацию под влиянием другого. Между тем, как заметила доцент кафедры философии и религиозных аспектов культуры ПСТГУ кандидат философских наук Татьяна Фолиева, существует множество привходящих факторов, влияющих на этот процесс. «Есть огромное количество семей, где у супругов существенная разница в степени религиозной вовлеченности (один – очень религиозный, другой – практически атеист), – сказала она. – И дети воспитываются в такой непонятной, смешанной среде. У нас нет инструментов, чтобы это измерить. Такие исследования сейчас есть только в Европе».

Татьяна Фолиева, Ксения Трофимова

Татьяна Фолиева, Ксения Трофимова

Как показало обсуждение, в мультикультурных и мультиконфессиональных регионах можно встретить самые невероятные сочетания религиозных обрядов и народных верований разных традиций. Ксения Трофимова, кандидат философских наук, научный сотрудник сектора философии культуры Института философии РАН, рассказала о своем опыте исследования религиозности цыганских мусульманских сообществ на Балканах и вспомнила случай с имамом, который посылал своего подопечного к православному священнику, поскольку в сидящий в нем джинн – «православного исповедания».

Даже у людей, идентифицирующих себя с одной и той же конфессией или религией, представления о норме традиции и допустимых отклонениях от нее могут значительно различаться в зависимости от конкретной религиозной общности, региона, культурного контекста. Например, есть мусульмане, которые празднуют православную Пасху, ходят на литургию и даже обижаются, когда их не причащают. «Что считать традиционным? Какую границу человек не может перейти? Нужно учитывать разные пределы нормативности традиции», – подчеркнула Ксения Трофимова.

Елена Островская

Елена Островская

Елена Островская, доктор социологических наук, профессор кафедры теории и истории социологии СПбГУ, отметила, что в современных исследованиях в принципе следует учитывать феномен так называемой бриколлажной религиозности и, подводя итог обсуждения, вновь указала на проблему поиска общей методологии исследований, позволяющей учесть этноконфессиональные особенности поля и сформировать единый исследовательский язык, чтобы сопоставляя данные различных исследований не приходилось, как выразилась Екатерина Беликова, «складывать варежки и шапочки».

В конференции также приняли участие кандидат психологических наук Денис Брилев (Казанский (Приволжский) федеральный университет), кандидат философских наук Андрей Игнатьев (РГГУ), кандидат философских наук Светлана Карасева (Белорусский государственный университет), кандидат социологических наук Сергей Трофимов (МГУ), Сергей Шатравский (Белорусский государственный университет, Институт теологии им. св. Кирилла и Мефодия), кандидат социологических наук Анна Алиева (СФИ), кандидат философских наук Маргарита Шилкина (СФИ).

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку

In English
Социальные сети
Контакты
Жизнь СФИ в фотографиях